Современные и перспективные направления исследования организационного лидерства

В контексте рассмотрения проблемы развития лидерского потенциала руководителя особый интерес вызывают особенности и закономерности становления индивида в качестве лидера и формирования восприятия его лидерского образа последователями. Лидерство как когнитивный феномен является предметом исследования в рамках социально-когнитивного подхода.

Социально-когнитивный подход к исследованию лидерства.

С точки зрения когнитивного подхода человек рассматривается в качестве наблюдателя, который активно оценивает и интерпретирует информацию, поступающую из внешнего мира, а не пассивно воспринимает ее. Приложение идей когнитивного подхода к лидерству, осуществленное в последнее время, было направлено на решение двух основных вопросов. Во-первых, пристальное внимание исследователей привлекли те причины, которые выдвигают лидеры для объяснения плохого выполнения группового задания последователями, а также то, каким образом причинная интерпретация влияет на оценку, даваемую лидером своим последователям, и на его поведение по отношению к ним. Во-вторых, ученых интересовало, каким образом определенный индивид в группе людей начинает восприниматься как лидер, каковы механизмы и условия возникновения имиджа лидера у членов группы и каково влияние поведения лидера, соответствующего или, наоборот, противоречащего этому имиджу, на лидерство этого индивида в группе. Здесь исследовались имплицитные теории о том, что такое эффективное лидерство.[1]

Сторонниками социально-когнитивного подхода, с одной стороны, признается, что лидерство является социальным явлением, в котором обязательно присутствуют как лидер, так и его последователи. Нет последователей - нет и лидерства как социально-психологического явления. С другой стороны, лидерство представляется в качестве когнитивного конструкта, который сам по себе не является наблюдаемым качеством, а когнитивно выводится из наблюдаемого поведения человека, которое у последователей ассоциируется с лидерским.[2] [3] Иными словами, у каждого человека имеется (формируется в течение жизни) субъективное представление о том, что лидер - это индивид, который обладает определенными качествами и ведет себя определенным образом, и при встрече с индивидом, соответствующим представлению этого человека о лидере, он на него навешивает «ярлык лидерства», при этом ожидая, что наличие подтвержденных лидерских качеств будет в дальнейшем проявляться и в соответствующем лидерском поведении. И наоборот: обнаруженное лидерское поведение преобразуется в ожидание того, что образец такого поведения обладает соответствующими лидерскими качествами. Из этого следует вывод, что для успешности становления человека в качестве лидера в конкретной социальной группе ему необходимо изучать качества, которые члены этой группы воспринимают как лидерские, и факторы, которые они рассматривают, когда приписывают определенные результаты лидерству.

Схожее понимание лидерства выдвинуто Б. Калдером, согласно которому лидерство - это ярлык, который наклеивается на поведение других людей (и на собственное поведение). Оно выводится из наблюдаемого поведения по мере того, как определенные последствия ассоциируются с этим поведением. В данном случае важна общераспространенная вера, что качество, позиционируемое как лидерство, производит определенное поведение. Эта вера преобразуется в ожидание того,

что образец такого поведения будет обладать соответствующим качест-

з

вом.

По мнению Дж. Пфеффера, лидерство является обыденным конструктом, который широко распространен и часто употребляется. Для исследования представляет интерес, когда и при каких обстоятельствах люди приписывают его поведению других.[4] Значимый вклад в развитие концепции лидерства как когнитивного феномена был внесен в последней четверти XX в.[5] [6];

Для нас особо интересны результаты исследования, проведенного Дж. Филипсом и Р. Лордом, которыми было подтверждено, что восприятие индивида в качестве лидера происходит в том случае, если его поведение соответствует прототипу лидера у наблюдателя. В дополнение можно привести «традиционные» маркеры лидерского поведения (сигналы «победителя»):

  • — голос твердый, достаточно громкий, речь плавная, без запинок и заиканий, темп средний;
  • — когда он говорит, его слушают;
  • — имеет ясное, свободное выражение мыслей.;
  • 4
  • — его вопросы логически обоснованы, не вырваны из контекста, целенаправленны и помогают в достижении цели. Поддерживает контакт глаз во время беседы;
  • — жесты открытые и спокойные. Руки и ноги остаются не- скрещенными на протяжении беседы;
  • — при необходимости организует работу членов группы;
  • — сосредотачивает усилия группы на решение задач в отведенное для этого время;
  • — выступает в качестве посредника при возникновении разногласий;
  • — в общении следит за тем, чтобы менее активные члены группы высказывались и были услышаны;
  • — регулярно собирает мнения других, обобщает их, подводит

итоги;

  • — поддерживает позитивный настрой группы;
  • — другие члены группы интересуются его мнением и обращаются к нему за одобрением.[7]

Таким образом, в рамках социально-когнитивного подхода феномен лидерства представляется продуктом когнитивных процессов последователей и самого лидера. Предметом рассмотрения выступают особенности и закономерности формирования восприятия индивида в качестве лидера его последователями (процессы атриибуции) и социально-когнитивные установки и мировоззрение самого лидера. Этот подход во многом опирается на результаты феноменологического направления исследования личности, активно развиваемого во второй половине XX в. Да и сами феномены «лидерство» и «личность» схожи своей неопределенностью и в обобщенном виде представляют абстрактные понятия. Феноменологическое направление подчеркивает идею о том, что поведение лидера и последователей, как и поведение любого человека, лучше понимать в терминах его субъективного восприятия и познания действительности. Реальным для каждого индивида является то, что существует в пределах его внутренней системы координат, его субъективного мира. Иными словами, восприятие и чувства человека есть не прямое отражение мира объективной реальности, а результат его субъективной интерпретации этой реальности. И относится человек к окружающей действительности исключительно в соответствии с его интерпретацией этой действительности. Если довести эту мысль до логического конца, то феноменологическое направление отрицает идею о том, что окружающий мир есть нечто существующее как неизменная и одинаковая действительность для всех. Так, П. Вацлавик отмечает, что материальная, или объективная, действительность для конкретного человека есть реальность, сознательно воспринимаемая и интерпретируемая именно им в данный момент времени.[8] [9] Этот тезис является краеугольным камнем феноменологического подхода к познанию человека и во многом основывается на взглядах экзистенциалистов, утверждающих, что единственная «реальность», известная кому-либо, это его субъективная личная реальность, но не объективная. Как отмечают Л. Хъелл и Д. Зиглер, «...говоря феноменологически, каждый из нас реагирует на события в соответствии с тем, как мы субъективно воспринимаем эти события. Например, человек, изнывающий от жажды в пустыне, бросится к луже воды, являющейся миражом, так, как если бы это была настоящая вода. А два человека, оказавшиеся в одних и тех же обстоятельствах, могут впоследствии описывать две совершенно разные ситуации, что часто бывает с рассказами очевидцев дорожно-транс- портных происшествий и других неожиданных событий» . В связи с этим в рамках рассматриваемой проблемы формирования организационного лидерства в деятельности руководителя особый интерес вызывает изучение субъективного восприятия лидера его последователями, а также особенности лидерской Я-концепции самого лидера.

Среди персонологов, обративших особое внимание на субъективность психологической реальности человека, можно отметить А. Адлера, Дж. Келли, К. Роджерса, Дж. Роттера, У. Мишела и др.

Так, А. Адлер твердо придерживался мнения, что поведение всегда зависит от мнения людей о себе и об окружении, в которое они должны вписываться. Он отмечал, что люди живут в ими же созданном мире в соответствии с их собственной «схемой апперцепции». Они мотивированы фиктивными целями - личными мнениями о настоящих и будущих событиях, регулирующими их поведение. Например, человек может в жизни руководствоваться кредо «честность - лучшая политика», или «каждый за себя», или что в загробной жизни добродетель будет вознаграждена, а порок наказан. Люди ведут себя в соответствии с этими личными убеждениями независимо от того, являются они объективно реальными или нет. «И если некто верит, что моток веревок в темном углу - змея, то его страх может быть таким же сильным, как если бы змея там и в самом деле была»[10] [11] [12].

Дж. Роттер также выделял «психологическую ситуацию» человека как одну из основных переменных в своей теории социального научения. В частности, он отмечал, что социальные ситуации таковы, какими их представляет наблюдатель. И если данные обстоятельства окружения воспринимаются конкретным человеком определенным образом, то для него эта ситуация будет именно такой, какой он ее воспринимает, независимо от того, насколько странным покажется его трактовка другим людям.[13]

Одним из активных разработчиков феноменологического направления был К. Роджерс. Он утверждал, что каждый человек интерпретирует реальность в соответствии со своим субъективным восприятием. И никто с полным основанием не может утверждать, что его чувство реальности непременно лучше или правильнее, чем у кого-то еще; никто не имеет права противопоставлять свою реальность реальности других. Поэтому понимание поведения любого человека (в том числе лидера. -

О.Е.) во многом зависит от изучения его субъективного восприятия и

3

интерпретации реальности.

Существенным тезисом в феноменологической теории К. Роджерса является связь поведения человека с его субъективным опытом. Он настаивал на том, что поведение человека нельзя понять, не обращаясь к его субъективной интерпретации событий. А говоря о прогнозировании поведения, К. Роджерс утверждал, что человек действует исключительно в соответствии со своим восприятием событий. При этом он отмечал, что следует говорить о субъективной интерпретации этих событий человеком и ее персональном значении для него. Именно эти интерпретации во многом регулируют поведение.

Напрашивается вывод: если мы хотим объяснить, почему лидер поступает определенным образом, то нам необходимо постичь его представления о ситуации и собственном поведении. Знание элементов субъективного опыта конкретного человека является лучшим ключом к пониманию его поведения. Исходя из этого одним из важных аспектов психологического исследования лидерства представляется изучение субъективных переживаний и интерпретаций событийности лидером и его последователями.

Также К. Роджерс подчеркивал, что на настоящее поведение человека существенно влияет то, как люди прогнозируют результаты этого поведения, и то как они могут отразиться на его будущем.[14] Соответственно можно предположить, что если человек «считает», что он не может быть эффективным лидером, то, возможно, находится в затруднении не только и не столько из-за прошлых неудач, а во многом из-за того, что боится неудач будущих. Нередко им управляет самоиспол- няющееся предвидение. Поэтому одной из задач развития лидерского потенциала организационного лидера является формирование лидерского мировоззрения, адекватно-позитивного самовосприятия и уверенности в себе.

Также в контексте рассматриваемой проблемы интересна когнитивная теория Дж. Келли, в основе которой лежит идея конструктивного альтернативизма. По его мнению, объективная реальность существует, но разные люди сознают ее по-разному. А поскольку факты и события для каждого человека психологически существуют только в его сознании, есть различные способы их истолкования.[15]

Иными словами, в представлениях различных людей объективная реальность представлена в виде различных альтернативных реальностей, которые люди сами конструируют в процессе познания. И человек является для себя тем, каким он воспринимает себя сам, а внешние события и люди для него имеют психологическое значение ровно в той мере, в какой они существуют именно в его представлениях. Этот подход часто сопоставляется с одним из философских принципов Аристотеля. Аристотель выдвигает на первое место принцип тождества: «А» есть «А». Вещь в себе и вне себя переживается и интерпретируется одинаково каждым человеком. Например, привязанный на той стороне дороги осел не перестает быть ослом вне зависимости от того, кто смотрит на него. Из этого следует, что факты социальной реальности одинаковы для всех. Согласно же концепции Дж. Келли «А» - это то, что индивид объясняет как «А». И «реальный осел, привязанный на той стороне дороги, будет существовать в сознании человека именно как осел и вызывать соответствующее отношение к нему только в том случае, если человек будет воспринимать его как осла, а не как лошадь, мула или чтолибо другое»[16]. То есть реальность - это то, что мы истолковываем как реальность. Соответственно, лидером для человека является тот индивид, которого этот человек субъективно воспринимает именно как лидера.

Следуя этой теории, мы можем сделать предположение, что эффективное лидерство возможно только при понимании лидером мировоззрения последователей, а во многом и при его эффективном управлении этим мировоззрением, в том числе - через управляемое формирование в «картинах мира» последователей образов соответствующего ему лидерского поведения, а также необходимых норм, ценностей и образцов желаемого для них поведения. При этом важно понимать, что субъективная реальность лидера в той или иной степени, но всегда будет отличаться от субъективной реальности любого другого индивида. Поэтому для понимания лидером поведения конкретного человека важно изучение субъективного восприятия реальности именно этим человеком. А для объяснения того, почему человек (например, сотрудник организации) стабильно ведет себя данным образом, организационному лидеру необходимо приложить усилия, чтобы постичь, насколько это возможно, внутренний мир этого человека, понять, как он думает и что он чувствует.

Дж. Келли внес значительный вклад в понимание особенностей эффективного взаимодействия между людьми. Он отмечал, что каждый человек уникален, и мы по-разному воспринимаем окружающий мир, оцениваем свое поведение и поведение окружающих людей. В контексте лидерства различие этого восприятия и представлений, различие в ценностях, социальных и профессиональных установках людей порой становится фактором, значительно затрудняющим процессы взаимопонимания между лидером и последователями. Понимание картины мира другого человека помогает лидеру выстраивать более эффективное взаимодействие с ним. В то же время лидером для человека является тот индивид, которого этот человек субъективно воспринимает именно как лидера.

С начала 80-х гг. XX в. постоянно увеличивается количество исследований, проводимых в рамках социально-когнитивного подхода, который можно признать одним из перспективных и динамично развивающихся. Попытки детального развития социально-когнитивного подхода были предприняты в работах Р. Лорда, Дж. Фотиса и Г. Аллигера[17];

Р. Лорда и К. Дэ Вадера[18]; Дж. Филлипса и Р. Лор да[19], которые доказывают, что имплицитные теории лидерства являются не чем иным, как системой категорий определенного типа. Как отмечает Дж. Филлипс, эти категории используются для разграничения лидеров и нелидеров и определяются через обращение к прототипам - обобщенной совокупности свойств, наиболее общих для членов категории.[20]

Экспериментальные исследования указанных исследователей были нацелены на решение следующих вопросов: 1) каким образом соотносятся процессы восприятия лидерства (категоризации) и причинного приписывания (атрибуции); 2) как можно определить внутреннюю структуру системы категорий; 3) какие особенности поведения индивида и ситуации, в которой оно протекает, важны для его восприятия в качестве лидера?[21]

Так, было установлено, что восприятие индивида в качестве лидера происходит в том случае, если его поведение соответствует прототипу лидера у наблюдателя. Иными словами, запечатление у наблюдателя (в нашем случае сотрудника) образа индивида (руководителя) в качестве лидера формируется посредством сопоставления проявленного им (руководителем) поведения с имеющимся у наблюдателя когнитивным прототипом лидера. При этом восприятие лидера формируется целостно и индивиду, проявившему поведение, свойственное прототипу лидера, часто приписываются и другие элементы поведения, также свойственные прототипу, но реально не проявленные в эксперименте. Так, в экспериментах Дж. Филлипса и Р. Лорда при описании поведения лидера испытуемые не смогли четко отграничить поведение лидера, которое они наблюдали реально, от поведения, характерного для прототипа, но в эксперименте не демонстрировавшегося, то есть при описании поведения лидера активно осуществляется интерпретационный перенос на руководителя элементов поведения, свойственных имеющемуся у последователей прототипу лидера, которому соответствует данный руководитель.[22] Эти данные были подтверждены и в исследовании, проведенном Дж. Биннингом с соавторами, в ходе которого было установлено, что в процессе интерпретационного описания поведения лидера после получения обратной связи о результатах выполнения группового задания наблюдатели во многом опираются на свои прототипы «хорошего» и «плохого» лидерства.[23]

На наш взгляд, в качестве некоторых интересных направлений развития теорий лидерства в рамках социально-когнитивного подхода и в контексте проблемы формирования лидерского потенциала руководителя можно выделить следующие:

  • - изучение различных «когнитивных прототипов лидера», то есть обобщенной совокупности представлений различных категорий людей о личностных качествах и поведенческих характеристиках лидеров;
  • - анализ гендерной специфики восприятия последователями индивида в качестве лидера;
  • - сравнительный анализ лидерских качеств руководителей разных управленческих уровней, а именно их значимость в восприятии последователей (подчиненных);
  • - анализ когнитивных конструктов, формирующих имидж и харизму лидера в восприятии последователей.

  • [1] Алифанов С.А. Основные направления анализа лидерства // Вопросыпсихологии. 1991. №3. С.90-96.
  • [2] Blank W. The Nine Natural Laws of Leadership. N.Y.: AMACOM, 1995. P.10.
  • [3] Calder B. An attribution theory of leadership // Staw В. M., Salancik Q. R. (eds.)New directions in organizational behaviour. Chicago, 1977. C. 198.
  • [4] Pfeffer J. The ambiguity of leadership // Academy of Management J. 1977. № 2.
  • [5] Weiss H., Adler S. Cognitive complexity and the structure of implicit theories // J. of Appl. Psychol. 1981. №66; Pfeffer J. The ambiguity of leadership // Academy ofManagement J. 1977. №2; Mitchell T., Green S., Wood R. An attribution mode ofleadership and the poor performing subordinate development and validation / Cum-ming L., Staw B. (eds.) Research in organizational behaviour. Greenwich, 1981; Mar-tinko M., Gardner W. The leader / member attribution process // Academy of Management Rev. 1987. № 12(2); Lord R., Alliger G. A comparison of four informationprocessing models of leadership and social perception // Hum. Relat. 1985. № 38(1);Lord R., Fotiz J., de Vader C.A test of leadership categorization theory. Internal structure, informational processing and leadership perception // Organizat. Behav.andHum. Perform. 1984. № 34; Green S., Mitchell T. Attributional processes of leadersin leader - member interactions // Organizat. Behav.and Hum. Perform. 1979. № 23;Fry L., Kerr S., Lee C. Effects of different levels of task interdependence // Hum. Relat. 1986. № 39(12); Dobbins G., Russell J.The biasing effects of subordinate likeableness on leaders' responses to por performance. A laboratory and a field study//Personnel Psychol. 1986. № 39(4); Bryman A. The generalizability of implicit leadership theory // J. of Soc. Psychol. 1987. № 127(2); Binning J., Zaba A., Whattam J.Explaining the biasing effects of performance cues in terms of cognitive categorization // Academy of Management J. 1986. № 29(3); Ben-Joav O., HollanderE., Carne-vale P. Leader legitimacy, leader - follower interaction and follower ratings of leader// J. of Soc. Psychol. 1983. № 121(1); Ashour A. A frame of a cognitive-behavioraltheory// Organizat. Behav.and Hum. Periorm. 1982. № 30.
  • [6] Phillips J., Lord R. Schematic information of leadership in problem-solvinggroup // J. of Appl. Psychol. 1982. № 67(4). P. 486-492.
  • [7] Имидж лидера [Электронный ресурс]. URL: http://www.sallin.ru/imidzh_lidera.php.
  • [8] Watzlawick Р. The invented reality. New York: Norton. 1984.
  • [9] Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер, 2008. С. 537-538.
  • [10] Adler A. The individual psychology of Alfred Adler: A systematic presentationin selections from his writings (H. L. Ansbacher & R. R. Ansbacher, Eds.). NewYork: Harper & Row., 1956. P. 182.
  • [11] Rotter J. A new scale for the measurement of interpersonal trust // Journal ofPersonality, 35. 1967. PP. 651-665.
  • [12] Roger C.R. A theory of therapy, personality and interpersonal relationship, asdeveloped in the client-centered framework. In S. Koch (Ed). Psychology: A study ofscience (vol. 3, pp. 184-256). New York: McGraw-Hill. 1959. P. 185-187.
  • [13] 5 Там же. P. 190-194.
  • [14] Хъелл Л., Зиглер Д. Указ. раб. С.539.
  • [15] Kelly G. The psychology of personal constructs (Vols. land 2). N.Y.: Norton,1955. P.14-19.
  • [16] Kelly G. The psychology of personal constructs (Vols. land 2). P. 21.
  • [17] Lord R., Fotiz J., de Vader C.A test of leadership categorization theory. Internalstructure, informational processing and leadership perception // Organizat. Behav.andHum. Perform. 1984. 34.
  • [18] Lord R., Alliger G. A comparison of four information processing models ofleadership and social perception // Hum. Relat. 1985. 38(1).
  • [19] Phillips J., Lord R. Causal attribution and perception of leadership// Organizat. Behav. and Hum. Perform. 1981. 28(2).
  • [20] Phillips J. The accuracy of leadership rating: A cognitive categorization perspective // Organizat. Behav. and Hum. Perform. 1984. 33.
  • [21] Алифанов C.A. Основные направления анализа лидерства // Вопросыпсихологии. 1991. №3. С.90-96.
  • [22] Phillips J., Lord R. Schematic information of leadership in problem-solvinggroup // J. of Appl. Psychol. 1982.
  • [23] Binning J., Zaba A., Whattam J. Explaining the biasing effects of performancecues in terms of cognitive categorization // Academy of Management J. 1986.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >