МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ОТДЕЛЬНЫХ РЕГИОНОВ И СТРАН

Общие тенденции развития международной торговли в Африке

Интенсивные процессы либерализации экономических связей и все большая открытость экономики большинства стран в последние десятилетия XX в. стимулировали формирование единого рынка товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. В широком комплексе внешнеэкономических отношений развивающихся стран торговый обмен имеет особенно важное значение для обеспечения стабильного процесса их воспроизводства, способствуя решению проблем экономического роста. Опережающий рост мировой торговли под влиянием отмеченной ситуации по сравнению с ростом производства представляет одну из важнейших черт глобальной экономики.

Со второй половины XX в. либерализация международной торговли проходила в разных формах преимущественно в трех направлениях.

Во-первых, осуществлялась автономная или односторонняя либерализация правительствами отдельных стран. В этом отношении Африка несколько отстает по темпам от других регионов. Вместе с тем в соответствии с мировыми тенденциями либерализации внешнеэкономических связей за последние два десятилетия в африканских странах наблюдались существенные изменения в этой сфере. Главными целями данного процесса было сокращение государственного вмешательства, иногда до полного устранения, постепенное снижение уровня таможенно-тарифного обложения, ликвидация различных нетарифных барьеров, количественных ограничений в международном обмене товарами и услугами. При значительных различиях между странами региона системы таможенных платежей большинства из них отличаются громоздкостью, неоправданной сложностью, а иногда и запутанностью. Эти обстоятельства в определенной степени объясняются ярко выраженной фискальной ориентацией таможенного обложения во многих африканских странах.

Во-вторых, региональная торговая либерализация проводится путем заключения региональных торговых соглашений (РТС).

В современных условиях известны четыре основные формы РТС:

  • 1) создание зоны свободной торговли, когда участники соглашения ослабляют или отменяют ограничения на торговлю внутри зоны при сохранении протекционизма в отношении неучаст-ников. Эта форма является преобладающей формой РТС в регионе, зоны свободной торговли созданы во всех пяти субрегиональных экономических объединениях континента;
  • 2) формирование таможенного союза, когда нет единых тарифов на продукцию, импортируемую из государств, не входящих в союз; к этому типу относится объединение восьми стран Западной Африки — Западноафриканский экономический и валютный союз;
  • 3) организация общего рынка — соглашение, предполагающее свободное движение товаров, капитала, рабочей силы, услуг и дополнительно имеющее характеристики таможенного союза;В так, в настоящее время сформирован общий рынок государств Восточной и Южной Африки;
  • 4) создание экономического союза, главная отличительная черта которого — скоординированная экономическая политика стран — участниц этой формы РТС; к этой категории относится Союз арабского Магриба, близки к этому уровню Таможенный и экономический союз Центральной Африки и Экономическое сообщество государств Западной Африки.

В-третьих, многосторонняя торговая либерализация развивается в рамках осуществления договоренностей по линии Генерального соглашения о торговле и тарифах, а с 1 января 1995 г. — Всемирной торговой организации. Действовавшее с 1947 г. ГАТТ к началу 1980-х гг. в условиях новых мирохозяйственных тенденций, подготовленных развитием экономики постиндустриального типа, уже не отвечало возложенным на него требованиям регулятора международной торговой системы. Вне сферы его контроля оказался ряд новых направлений регулирования мировой торговли, таких, как сфера услуг, роль которой особенно возросла начиная с 1980-х гг., объекты интеллектуальной собственности, а также аграрный сектор международной торговли.

В течение многих десятилетий острой проблемой остается торговля сельскохозяйственными товарами на мировом рынке. Либерализация международной торговли, начавшаяся после вступления в действие ГАТТ в 1948 г., долгие годы не затрагивала аграрный сектор вследствие политики развитых стран. В результате компромисса между двумя группами на Уругвайском раунде многосторонних торговых переговоров по сельскому хозяйству было достигнуто соглашение, базирующееся на нормах и правилах, регулирующих торгово-экономическую политику стран-участниц в трех основных областях — при доступе на рынки сельскохозяйственных товаров, во внутренней бюджетной поддержке производителей, при субсидировании экспорта сельскохозяйственной продукции.

В целом, по мнению многих экспертов, несмотря на определенный прогресс в осуществлении либерализации международной торговли сельскохозяйственной продукцией, ее проведение связано со значительными трудностями, а также страновыми противоречиями, ее задачи еще далеки от завершения. Либерализация внешнеэкономических отношений африканских стран при сохранении отсталой экономики, низкой производительности труда сопряжена для них с возникновением дополнительных проблем, поскольку свобода торговли сама по себе не может обеспечить ускорение экономического роста. Ухудшение экономического положения региона в современных условиях привело к снижению его роли в мировых интеграционных процессах.

В начале XXI в. Африка оказалась в очень благоприятных экономических условиях, что многие связывают с выгодной конъюнктурой мировых товарных рынков. Действительно, цены на многие товары африканского сырьевого экспорта в эти годы поднимались. Но сводить общее ускорение экономического роста только к этому фактору было бы ошибкой.

Можно сказать, что впервые за десятилетия экономика Африки сделала реальные ощутимые шаги в сторону диверсификации и большего баланса по ряду направлений, отраслевому, географическому (с точки зрения распределения внешнеэкономических связей) соотношению факторов производства и форм собственности в формировании ВВП, ориентации производства на внутренний и внешний рынок и т.д. Особенно важными представляются две новые тенденции — возрастание роли реального сектора экономики (РСЭ) в формировании ВВП и ускорение развития отраслей, ориентированных не на внешний рынок, а на удовлетворение внутренних потребностей африканских стран. Существенная часть роста ВВП приходилась (по степени значимости) на оптовую торговлю, сельское хозяйство, транспорт, обрабатывающую промышленность, финансовые услуги и другие отрасли.

Хотя темпы роста отдельных отраслей экономики (туризм, финансы и прочие сегменты экономики Африки, не относящиеся к РСЭ) были выше, чем у многих традиционных отраслей РСЭ, суммарный ВВП в основном прирастал за его счет. Даже без учета части торговли прирост ВВП почти на 62 % происходил за счет РСЭ. Это важнейший качественный поворот в экономическом развитии континента.

В промежутке между 2000 и 2010 гг. сырьевой сектор обеспечил примерно 24 % общего роста ВВП континента. Это в основном экспортируемое минеральное сырье и топливо, резко подорожавшие накануне кризиса 2008 г. Действительно, в составе роста мировых цен не меньше трети — результат биржевых спекуляций с финансовыми инструментами, привязанными к сырью. Но дело в том, что даже «очищенный» от влияния «спекулятивной составляющей» вклад РСЭ в рост экономики Африки превысил 50 % и, следовательно, был решающим. Впечатляет, что рост базовых отраслей, основы устойчивости благосостояния и дальнейшего развития экономики, промышленности, сельхозпроизводства для внутренних нужд, строительства на протяжении всего периода почти в 2 раза опережал темпы прироста населения. Укреплению РСЭ в странах Африки способствовала не только благоприятная внешняя конъюнктура, но и ряд факторов внутреннего порядка.

В регионе произошло некоторое снижение остроты внутренних политических противостояний (хотя в отдельных странах продолжались кровопролитные столкновения). Постепенно затихли межафриканские вооруженные конфликты. Качественное обновление национальных элит к концу XX в., появление в большинстве стран Африки второго поколения высокообразованных специалистов привели к тому, что во властных структурах многих государств появились профессионалы технократы и управленцы, которые стали проводить довольно сбалансированную и прагматичную политику, направленную на стимулирование экономического роста.

На общеафриканском уровне были предприняты усилия для создания более благоприятной среды для экономического роста в целом, в частности ведения бизнеса. Этим же целям в немалой мере служило согласование ряда общерегиональных инициатив, таких, как Новое партнерство для развития Африки ^ЕРАО), Новая африканская инициатива (ИА!), План «Омега» для Африки, программа «Партнерство тысячелетия для африканского развития» (МАР). Большую роль сыграли выработка и внедрение в практику принципов и механизмов мониторинга прогресса на этом пути, в частности Африканского механизма экспертной оценки (АРЯМ). Основу последнего составил добровольный мониторинг стран в 4 направлениям: демократия и надлежащее политическое управление, руководство экономической политикой и управление, корпоративное управление; социально-экономическое развитие.

По заключению многих международных организаций, проведенные реформы действительно упростили ведение дел на Африканском континенте как для иностранных инвесторов, так и для местных частных предпринимателей. Однако условия ведения бизнеса по-прежнему сильно разнятся от страны к стране. Скажем, в Гвинее для того, чтобы начать свой бизнес, на выполнение различных формальностей уходит 213 дней на каждую процедуру, а в Руанде 3 дня на все. При осуществлении прямого экспорта (не предполагающего дополнительных процедур или сложных схем) на таможенную очистку товара, вывозимого из Кот д’Ивуара, понадобится в среднем 16,6 дня по сравнению с 3,8 дня в Габоне. При импорте таможенные процедуры в Конго (Браззавиль) займут в среднем 31,4 дня, а в Ле сото — всего 4,43 дня. Однако главное, что уникальный прирост ВВП все равно недостаточен для радикального решения острейших африканских проблем — бедности, болезней, неграмотности и т.д. Даже в «счастливую семилетку» разрыв между большинством стран мира и странами Африки не сократился, лишь замедлились темпы отставания, а значит, нужны новые дополнительные усилия.

На дальнейшее развитие Африки негативное воздействие оказала недавняя глобальная финансово-экономическая лихорадка, перешедшая, судя по всему, в фазу затяжного вялотекущего экономического недомогания развитых экономик. Они предъявляют ограниченный спрос на продукцию традиционного экспорта из стран Азии, Африки и Латинской Америки. Предприниматели опасаются вкладывать средства в дорогостоящие инвестиционные проекты на мировой периферии, а из-за растущих дефицитов бюджетов западные государства сворачивают объемы помощи, предоставляемой бедным странам. Но поначалу основные показатели как финансового, так и реального сектора в целом оставались весьма неплохими. Казалось, что экономика Африки не реагирует на свертывание рынков сбыта африканского сырья на Западе. В 2002—2007 гг. темпы роста ВВП Африки к югу от Сахары были даже выше, чем общеафриканские показатели, и в среднем составляли 6,5 % в год. Однако в 2011 г. произошло снижение этого показателя до более чем удовлетворительных 5 %. Почти все африканские страны-нефтеимпортеры довольно успешно противостояли ударам кризиса, чему в немалой степени способствовало резкое падение цен на нефть со 150 долл, за баррель до 40 долл. Выиграли также африканские страны — импортеры продовольствия, цены на которое резко сократились во второй половине 2011г. Несмотря на кризис, в 2011 г. приток капитала извне в Африку был рекордным. Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) составили 87,6 млрд долл., официальная помощь развитию 44 млрд долл., а денежные переводы мигрантов 44,2 млрд долл. Аналитики так объяснили этот феномен: воздействие мирового кризиса на Африку оказалось «отложенным» в силу недостаточной интегрированности африканской экономики в глобальную финансовую и хозяйственную структуру. Значительная часть населения континента все еще суще ствует за счет полунатурального хозяйства, и его судьба больше зависит от природных условий, чем от состояния мировых финансовых рынков.

Со второй половины 2011 г. основные индикаторы, особенно относящиеся к сфере финансов, стали резко ухудшаться. В низшей точке кризиса (примерно с октября 2011 г. до марта 2012 г.) темпы роста ВВП континента в целом снизились до 1,3 % в годовом исчислении.

Сильно пострадал экспортный сектор экономики Африки. Так, стоимость экспорта из стран южнее Сахары сократилась на 45 %, причем сокращение произошло в основном вследствие падения мировых цен на большинство товаров африканского экспорта. Это означало, что при прежних трудовых и капитальных вложениях в реальное производство африканские страны за единицу экспортного товара получали меньший валютный доход. В РСЭ кризис в наибольшей степени затронул отрасли, ориентированные на рынки развитых стран. Из-за резкого падения цен на сырую нефть и другие ресурсы (металлы, алмазы, древесину, каучук, товары тропического земледелия и др.) резко ухудшилась возможность наполнения бюджета в странах — экспортерах топлива и сырья. Валютные поступления большинства стран-экспортеров в Африке уменьшились на 30—50 %, денежные переводы африканских мигрантов также сократились на 7 %.

Заявленная развитыми странами цель по увеличению официальной помощи развитию (ОПР) Африки до 50 млрд долл, не была реализована. В 2011 г. поступления не превысили 43 млрд долл. Валютные резервы, накопленные в предыдущие годы африканскими странами — экспортерами топлива и сырья, в 2008—2009 гг. уменьшились примерно на треть, что существенно ударило по возможности финансирования уже запущенных в ряде африканских государств программ социального и экономического развития. В первом квартале 2012 г. произошло резкое падение притока ПИИ в Африку — на 67 %. К концу года ситуация несколько выровнилась, но «недобор» годовых инвестиций будет колебаться в пределах 38—50 % и составит, по предварительным оценкам, 56 млрд долл.

Прямые инвестиции в реальный сектор африканской экономики всегда отличались высокой степенью концентрации, как географической, так и отраслевой. Основные вложения осуществлялись в разработку минерального сырья и других природных ресурсов. Из-за падения мировых цен на них новые инвестиции стали невыгодны. Еще более усилилась географическая концентрация ПИИ. Если в период 2004—2008 гг. 63,2 и 87,9 % новых инвестиций приходились соответственно на 5 и 15 лидирующих стран-реципиентов, то в 2012 г., по оценкам, выполненным на основе базы данных ОЭСР, эти показатели соответственно равны 76 и 95 %. Лидерами остаются такие страны, как Ангола, Алжир, Египет, Экваториальная Гвинея, Марокко, Нигерия, ЮАР и Тунис. От них сильно отстают по объемам, но догоняют, а в некоторых случаях обгоняют по темпам прироста ПИИ Сьерра-Леоне и Сан-Томе и Принсипи. Несмотря на падение мировых цен на продовольствие, анализ внутренних цен на продукты питания в 38 африканских странах показывает, что в 80 % случаев они выросли на 30—40 % по сравнению с ценами 2011 г. Рост цен на продовольствие — локомотив потребительской инфляции в Африке. Проблема инфляции может оказаться серьезным тормозом на пути восстановления экономик и успешного развития реального сектора. В отличие от многих последствий кризиса, которые можно преодолеть в сравнительно сжатые сроки, инфляция может надолго поселиться на континенте. В 2008—2009 гг. обострились социальные проблемы Африки: увеличился рост безработицы, усилился поток нелегальных мигрантов и беженцев за пределы континента в Европу и США, а вместе с ними экспорт туда из Африки множества гуманитарных проблем и социальной напряженности. В итоге в 2011 г. впервые за десятилетие темпы прироста ВВП в Африке южнее Сахары были более чем в 1,5 раза ниже темпов прироста населения (соответственно 1,6 и 2,5 %), т.е. по итогам года обозначилось чистое сокращение подушевых показателей ВВП в большинстве африканских стран.

Однако в 2012 г. Всемирный банк в официальном пресс-релизе констатировал, что экономика Африки «уверенно выходит из тройного (продовольственного, топливного и финансового) кризиса».

При сокращении производства на Западе и некотором снижении перегрева китайской экономики цены на основные экспортные товары Африки в течение 2012 г. продолжили рост.

Сохраняется заинтересованность в континенте как в альтернативном источнике стратегических видов сырья, производимого в других регионах и странах, в настоящее время менее стабильных с точки зрения Запада.

Так, Африка обладает 10 % мировых запасов нефти и производит ее примерно столько же, сколько Иран, Венесуэла и Мексика, вместе взятые. К 2020 г. на Африку будет приходиться примерно 15 % мирового производства нефти. Поэтому континент весьма привлекателен для ТНК с точки зрения перспективных инвестиций. Их вложения в Африку с мая 2011 г. по май 2012 г. увеличились примерно на 4 %, в то время как в остальных частях мира сократились на 16 %. Для ряда нефтяных ТНК тропическая Африка привлекательна еще и тем, что географически отдалена от побережья развитых стран, поэтому расходы на экологическую безопасность шельфовых месторождений нефти поглощают меньше финансовых ресурсов, чем в Мексиканском заливе, близ Калифорнии, Аляски или в Северном море. Предполагается, что к 2030 г. на акватории стран Тропической Африки будет приходиться более 30 % всех мировых инвестиций в разработку сырьевых ресурсов континентального шельфа.

Мировая экономика по мере выздоровления будет увеличивать спрос на традиционные товары африканского экспорта, прежде всего на топливо и минеральное сырье. Сельскохозяйственная продукция будет пользоваться спросом прежде всего в тех сегментах рынка, где у африканцев имеются неоспоримые конкурентные преимущества в области торговли продукцией тропического земледелия, особенно по товарам, качество которых в Африке выше, чем в других регионах со сходными климатическими условиями (какао, гвоздика, технические культуры, используемые для производства эфирных масел, ит.п.).

В более отдаленной перспективе ожидается улучшение возможностей для экспортных производств в обрабатывающей промышленности. Не исключено, что со временем отдельные африканские производители смогут потеснить даже китайских и индийских конкурентов. Реальный сектор экономики Субсахарской Африки обладает потенциалом бурного роста трудоинтенсивных производств, если, конечно, будет продолжена начатая в 2003—2008 гг. политика вложения в человеческий капитал, умения и навыки производителей. В Восточной Азии, занимающей сейчас эту рыночную нишу, расходы на заработную плату работников повсеместно растут высокими темпами.

Долгосрочное ускорение экономического развития континента произошло не только благодаря ресурсному буму, но, возможно, в большей степени и вследствие ослабления конфликтогенного потенциала континента, улучшившимся макроэкономическим условиям и деловому климату. Долгосрочному росту могут содействовать и внутренние социально-демографические факторы — численный рост трудовых ресурсов, урбанизация, связанный с ней рост числа потребителей, принадлежащих к среднему классу. Ожидается, что в 2020 г. суммарный ВВП стран Африки превысит 2,6 трлн долл., а потребительские расходы суммарно составят 1,4 трлн долл. При этом число домохозяйств, располагающих дискреционными доходами, достигнет 128 млн. Если эти прогнозы в основном сбудутся, то Африку ожидает бурный экономический рост, прежде всего отраслей, ориентированных на широкого потребителя (реального сектора, но также розничной торговли, банковской сферы и телекоммуникативных услуг), а также отраслей, связанных с развитием инфраструктуры, сельского хозяйства и разработки природных ресурсов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >