ФАНТАЗИЯ КАК ВИД ПЕРЕЖИВАНИЯ

Шотландский психиатр Рональд Лэйнг (1927—1998) считает, что онтологически самые ранние схемы переживания недолговечны и давно преодолены; но никогда — до конца. В большей или меньшей степени первые способы, которыми осмысляется мир, продолжают подпирать все наши последующие переживания и действия. Нашим первым способом переживания мира в основном является то, что психоаналитики назвали фантазией. Эта модальность обладает своей собственной обоснованностью и рациональностью.

Детская фантазия может стать анклавом, отделившимся неразвитым «бессознательным», но ей нужно быть чем-то иным. Этот случай — еще одна форма отчуждения. Фантазия в том виде, в каком она встречается сегодня у многих людей, — это отщепление от того, что личность считает своим зрелым, здоровым, рациональным, взрослым переживанием. Тогда мы не рассматриваем фантазию в ее подлинной функции, а переживаем ее просто как навязчивую, назойливую помеху, оставшуюся от детства. Большую часть нашей социальной жизни мы в основном замалчиваем этот подспудный уровень фантазии в наших взаимоотношениях.

Действительно, фантазия — особый способ отношения к миру, это часть, и порой существенная часть, значения или смысла, имплицитного действию. Если рассматривать ее в качестве взаимоотношения, мы можем быть от нее отделены; если в качестве значения, мы не можем ее ухватить; если в качестве переживания, она может различными путями ускользнуть от нашего внимания. То есть можно говорить о том, что фантазия является бессознательной, если дать этому основному утверждению дополнительные пояснения.

Однако, хотя фантазия может быть бессознательной — мы можем, например, не знать об этом виде переживания или отказаться допустить, что наше поведение предполагает отношения переживаний или переживание отношений, придающих ему значение, часто очевидное для других, если не для самих себя, — фантазии не нужно быть вот так отщепленной от нас, будь то с точки зрения ее содержания или модальности. Короче, фантазия в том смысле, в каком Р. Лэйнг употребляет этот термин, всегда находится в переживании и всегда значима; и если личность не отделена от нее, относительно обоснована.

Предположим, сидят в креслах два человека. Один (Петр) доказывает другому (Павлу) свою точку зрения различными способами в течение некоторого времени, но Павел не понимает.

Давайте вообразим, что происходит с учетом того, что Лэйнг называл фантазией. Петр пытается достучаться до Павла, но чувствует, что тот закрыт для него. Для Петра становится все более важным ослабить его сопротивление, прорваться к нему. Но Павел кажется твердым, непроницаемым и холодным. Петр чувствует, что стучится головой о кирпичную стену. Он чувствует себя уставшим, потерявшим всякую надежду, опустошенным по мере осознания своего провала. В конце концов он сдается.

С другой стороны, Павел чувствует, что Петр давит чересчур сильно. Он понимает, что должен отбить его нападение. Он не понимает, что говорит Петр, но чувствует, что должен защищаться.

Отделение каждого от его фантазии, а фантазии — от другого означает недостаток взаимоотношения каждого с самим собой и каждого с другим. В фантазии они оба связаны друг с другом более или менее, чем каждый притворяется себе и другому.

Здесь две дополняющие друг друга фантазии противоречат спокойной манере, в которой разговаривают два человека, удобно расположившись в креслах. Ошибочно рассматривать приведенное выше описание как чисто метафорическое1.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >