ЗАРОЖДЕНИЕ БИХЕВИОРИЗМА

Бихевиоризм (от англ, behaviour— поведение) — направление в психологии, особенно распространенное в Америке. Основателем бихевиоризма считается Джон Уотсон (1878—1958), который основывал свое учение на данных биологии. Уотсон отрицал распространенное в то время интроспективное представление о психологии как науке об уникальном жизненном опыте. Он полагал, что психология должна изучать объективную, наблюдаемую реальность, а именно поведение, используя объективные методы исследования, как и естествознание. Уотсон взял за основу представления об условных рефлексах И.П. Павлова, соединил их с собственными идеями и разработал новую концепцию (бихевиоризм). Он же сформулировал известную формулу «стимул — реакция (S — R)», которая выражала суть его концепции и с помощью которой он объяснял все видимое поведение живых существ. Из этой формулы исключалась психика как таковая, поэтому бихевиоризм часто называли «психологией без психики». Основные работы Уотсона: «Поведение: введение в сравнительную психологию» (1914), «Бихевиоризм» (1925).

Д. Уотсон стремился поставить психологию на научную почву. До появления бихевиоризма основным методом изучения внутренних состояний человека считалась интроспекция (от лат. introspectare — смотреть внутрь) — особый способ познания человеком своего сознания, который направлен на непосредственное восприятие его человеческой психики. Французский философ Р. Декарт полагал, что каждый человек способен путем своеобразного умонапряжения погрузиться в субъективный опыт. Как уже отмечалось, Д. Локк сравнивал два способа постижения психологического опыта: в одном случае речь шла об интенсивном устремлении к сугубо интимным, зыбким психологическим состояниям, в другом — о познании внешнего окружения через ощущение.

В конце XIX в. психолог мог прийти в кабинет, сесть в кресло и увязнуть в тех психологических состояниях, которые, как ему казалось, он в настоящий момент переживает. Однако этот интроспективный опыт был предельно субъективным, зыбким. Экспериментатору казалось, что он погрузился в это состояние. Но точно ли это тоска? А может быть, грусть, печаль или что-то в этом роде. Затем исследователь, приняв на веру точность своей диагностики, пытался выявить объективные критерии своих чувств. Но здесь его подстерегали многие ошибки. Неточная фиксация конкретного состояния грозила еще более ошибочным описанием конкретных человеческих переживаний. Интроверсия стала разочаровывать психологов, они заговорили о более надежных критериях, которые нужны для оценки отдельных обнаружений внутреннего опыта.

Немецкий философ и психолог В. Вундт предлагал дополнить интроспективный метод более точным экспериментом, который был призван подтвердить или скорректировать полученные описания. Но и в этих случаях существовала угроза субъективных наблюдений и неточных обобщений. Именно в данной ситуации бихевиористы нашли, как им казалось, более точный и надежный критерий психологического знания. Таким несомненным показателем казался би- хевиористам поступок, реальное действие. Скажем, один человек неожиданно ударил другого. Теперь можно искать психологическое оправдание этому поступку. Несомненно, прежде чем применить силу, этот человек испытал чувство гнева, ярости. Начинать надо не с описания психологического состояния, а с анализа человеческого поведения, конкретного поступка, который позволит воссоздать экспертизу внутреннего мира того или иного человека.

Разумеется, такой прорыв в постановке проблемы научности психологического знания заслуживал внимания. Он обеспечил значительный прорыв в осмыслении психологических состояний, связывая их с действием. Прежде всего данное мировое направление оказалось не чуждым философской традиции. В Древней Греции, например, стоики обращали основное внимание на человеческие состояния: желания, страх, скорбь, удовольствие. Софисты, напротив, полагали, что следует в первую очередь принять во внимание поведение людей, поэтому он толковали о законах, привычках, правилах.

Кроме того, бихевиоризм, опираясь на биологию, произвел радикальную переоценку психологического знания. Отныне исследователи не коллекционировали зыбкие психологические состояния, а выверяли их согласно реакциям организма на те или иные сигналы. В известном эксперименте И.П. Павлова можно было обнаружить рефлексы у собак, вызванные загоревшейся лампой. Стоит экспериментатору воздействовать на психику животного, как у него возникают сложные реакции. Связь понятная, очевидная. Так в бихевиоризме укрепилось представление о том, что стимул всегда вызывает определенную реакцию: надо только научиться пользоваться этим приемом, и он даст достоверное знание о душе.

Бихевиористы дали негативную оценку интроспективному методу. Он был отвергнут как ненаучный, сугубо субъективный и произвольный. К ним присоединились и психоаналитики. Они считали, что бессознательный пласт психики вообще не улавливается в интроспекции. Многие физиологи, выступавшие теперь от имени психологии, пришли к убеждению, что надо решительно изменить само представление о предмете этой дисциплины. В соответствии с локковским противопоставлением внутреннего и внешнего психологи обратились уже не к скрытому опыту, а к тому, как он раскрывается применительно к внешней среде. В частности, И.М. Сеченов заявил о невозможности какого-либо «внутреннего зрения», которое бы отличалось от внешнего наблюдения. В этой постановке вопроса был свой резон. Таким образом открывался значительный простор для объективного толкования внутренних психических процессов.

Именно поэтому главные представители бихевиоризма Джон Уотсон и Эдуард Торндайк (1874— 1949) отказались от всяческих способов самонаблюдения внутренних состояний и оценивания их. Они принимали в расчет только те факты поведения животных и человека, которые можно точно установить и описать. Так, возможность понимания внутренних психических процессов оказалась отвергнутой. В частности, Э. Торндайк разработал методику исследования, связанную с поведением животных при помощи «проблемных клеток» (клеток с секретом, механизм которого должно открывать само животное). Бихевиоризм предлагал изучать механизм раздражения и ответных реакций. При этом представители данного направления считали, что психика животных и человека не имеет принципиальных различий. Изучая инстинкты животных, можно получить солидный материал для исследования человеческой психики.

Крайне интересно, что с этими посылками бихевиористы вторглись и в социальную психологию, и даже в этику. Они пришли к убеждению, что поведение человека мотивируется в основном не изнутри, а социальным контекстом. Поэтому если наблюдать за человеком в конкретной ситуации, можно затем вывести и определенные законы, управляющие его поведением. На этих основаниях нетрудно преобразить процесс воспитания и отладить совместную жизнь индивидов.

Бихевиористы объясняли поведение человека, ориентируясь на социальную среду. Ни разум, ни эмоции не участвовали в психологической экспертизе. Основное внимание уделялось лишь наблюдаемым событиям. На этой основе была разработана теория социального обучения. Ее сторонники полагали, что обучение достигает весомых результатов не путем подкрепления, а через наблюдение и повторение моделей поведения. Подкреплением же назывался процесс, с помощью которого закрепляется реакция организма. Например, если один и тот же отклик возникает у живого существа в конкретных ситуациях, значит, можно добиться постоянства такой реакции. Подкрепление может быть позитивным, т.е. речь идет о таких реакциях, которые желанны для организма, оказывают на него благотворное воздействие. Но подкрепление может быть и негативным. Стимулы, стало быть, порождают неприятные ощущения и отрицательное отношение. Однако и позитивное, и негативное подкрепление закрепляет реакцию и дает ей значительный шанс на возобновление именно такого результата.

В реальной социальной практике можно совмещать эти варианты подкрепления, например закреплять в психике человека положительные навыки и вызывать отторжение негативных привычек. Скажем, деньги во всех случаях могут закреплять положительный эффект. Если они получены путем разбоя, клеветы, предательства, то сама прибыль старается стереть эти отрицательные реакции. Деньги есть деньги и они не пахнут. Этот положительный стимул может контролировать самые неожиданные реакции.

Бихевиористы полагали, что у организмов, которые получают промежуточное подкрепление после того, как действие завершено и положительный эффект затухает, эти реакции происходят в более медленном режиме. Можно сослаться на игровые автоматы, которые называются «однорукие бандиты». Понятно, что выигрыш случается нечасто, тем не менее игроки не прекращают это занятие. Было бы хуже, если бы автомат выплачивал выигрыш одновременно, а потом вообще перестал бы платить.

Теория социального поведения старается усилить роль планов и ожиданий в человеческом поведении. Если люди вовлечены в процесс разработки этих иллюзий, они уже не считают, что стали жертвами розыгрыша, хорошо продуманного обмана или стечения обстоятельств. Такая оценка несовместима с тем, что люди считают себя мыслящими и ответственными индивидами. Поэтому для вовлечения людей в социальные акции, которые им невыгодны, возникают хорошие шансы.

В первоначальном варианте бихевиоризма отношения между организмом и его окружением изучались по модели, согласно которой организм непосредственно реагирует на окружающую среду. Но она вместе с тем отвечает организму иногда в виде награды, поощрения, иногда в виде наказания за неправильную реакцию.

Используя метод научения, бихевиористы стали объяснять едва ли не все аспекты человеческой жизни. Под научением подразумевалось приспособление животных и человека к среде обитания или социальной среде. В этом процессе животные накапливают индивидуальный опыт, и сам процесс протекает на основе инстинкта. Суть его заключается в достройке, совершенствовании или переделке врожденных элементов поведения, их адаптации к реальным условиям жизни. Именно так формируется единый поведенческий акт, в котором можно обнаружить врожденные, генетически фиксированные (присущие всему виду животных) инстинкты, но также и такие образцы реакции, которые носят индивидуально-изменчивый характер.

Эти свойства рождаются в результате научения и, следовательно, обладают благоприобретенным смыслом.

Научение реализует себя через навыки, которые закрепляются с помощью автоматизированных операций, позволяющих выполнить конкретные биологические задания. Все, что мешает этому результату, устраняется, а нужные навыки сохраняются и закрепляются. Вместе с тем речь идет не только об единичных актах поведения. Отдельные действия складываются в единый целостный комплекс, однако если не повторять предложенные упражнения, навык начинает утрачиваться. Бихевиористы буквально натаскивали организм на определенные реакции, заставляя его преодолевать разного рода преграды. Чем определяется суть навыков? Прежде всего восприятием условий, в которых этот навык формируется. Здесь возникает возможность вариативного поведения. Причем чем сложнее организм, тем больше выбор навыков. Сохраняется лишь общая схема действия, в остальном же не исключается произвольность реакций. Податливость психики связана с приближением к интеллектуальным действиям, которые и составляют их основу.

Навык обретает значимость и конкретность также благодаря механизму подражания. Научение реализуется и через классическое формирование условных рефлексов, и через выработку инструментальных (оперативных) условных рефлексов. В бихевиористской литературе приводятся примеры классического формирования условных рефлексов в реальной жизни:

  • • вкусовые предпочтения. Пользуясь производными от теории классического формирования условных рефлексов, можно объяснить, каким образом у людей развивается отвращение к той или иной пище;
  • • усвоенные эмоции, такие как любовь к родителям, объясняются в контексте ассоциации со стимулами, вырабатываемыми этими эмоциями;
  • • реклама. Мы без труда ассоциируем привлекательные образы с предлагаемым товаром;
  • • развитие фобий. Классическое формирование условных рефлексов рассматривается как механизм, с помощью которого мы приобретаем различные иррациональные страхи1.

Применение методов выработки инструментальных условных

рефлексов называется модификацией поведения. Оно преображается разными способами и в различной обстановке, например в:

• области школьного образования (учитель получает возможность корректировать поведение непослушных детей);

См.: Кордуэлл М. Психология A-Я. Словарь-справочник. М., 1999. С. 41.

• терапии, направленной на преображение поведения (в широком

контексте — от лечения фобий до обучения детей, страдающих

аутизмом).

Бихевиоризм получил множество разноречивых оценок.

Это учение недооценивает значение врожденных тенденций индивида. Результаты исследований биологической готовности свидетельствуют о том, что легкость усвоения материала частично обусловлена биологическим потенциалом организма, обеспечивающим его выживание.

Акцент бихевиоризма на изолированных факторах воздействия можно считать упрощением реальных обстоятельств, когда поведение определяется рядом различных факторов. Признав это, почти невозможно судить об единичном влиянии на поведение любого данного фактора.

Чрезмерно упрощенный взгляд на восприятие окружающего мира привел к возникновению «популярного бихевиоризма» с его представлениями о том, что можно изменить практически любое поведение. Разумеется, видный представитель обновленного бихевиоризма, который получил название необихевиоризма, Б. Скиннер не рассчитывал на такую трактовку. Он на самом деле подчеркивал лишь важность внутреннего подкрепления — например, гордости и инициативы человека в выборе рода занятий.

Основатели бихевиоризма были уверены в том, что указание на поступок дает верный ключ к последующему анализу мотивов этого действия. Однако на самом деле проследить истинную связь между поступком и его психологическими предпосылками не так просто. Допустим, человек бросился в бой и погиб. Мотив как будто ясен. Этот человек проявил геройство. Но может быть, он просто не имел представления о реальной опасности. Бросился с саблей на танк, считая, что тот уязвим и не устоит перед шашкой. Тогда это не геройство, а безрассудство. Но есть и другие варианты. Человек жаждет славы. Он храбро бросился в бой, чтобы прославить свое имя. Тогда его поступок вызван скорее тщеславием, нежели геройством. И еще одна версия. Человек бросился в бой и поразил всех своей храбростью. Но не исключено, что этот человек — фаталист. Он убежден в том, что если ему суждено утонуть, то пуля его не достанет. Тогда это не геройство, а непреклонная вера в судьбу.

Мотивов много, а поступок один. Если же принимать в расчет не один, а множество факторов, повлиявших на то или иное действие, то добраться до анализа мотивов будет сложно. Схема «мотив — поступок» требует иной детализации. Вот почему бихевиоризм считают психологией без психики.

Однако это направление мировой психологии не исчезло, оно основательно модифицировалось, хотя и сохранило свои базовые зоз

установки. Первоначальные формулировки подверглись исправлению, но новых оригинальных идей по существу не появилось.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >