НАУЧНО-ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС В СИСТЕМЕ ОБУСТРОЙСТВА СОВРЕМЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ

ИСТОКИ ДЕФОРМАЦИИ ИНДИВИДА В СИСТЕМЕ «ЧЕЛОВЕК-ПРИРОДА-ОБЩЕСТВО»

Развитие каждого индивида как неповторимого социально-биологического вида обусловлено сложившейся системой «человек—природа- общество». Устойчивость данного явления сформировалось реализацией закона равновесомости (гармоничности), при котором действует два фактора силовых устремлений, создающих характер потребностей. В содержании жизнеспособности биологических видов, без сомнения, раскрываются условия окружающего мира, в котором пересекаются мощные потоки энергетики, идущие из космоса и объектов земной поверхности. Концентрация таких сил воплощается в многообразии жизнестойких видов как живой, так и неживой природы. Живые объекты, воспринимая энергетические потоки, превращаются в бесконечные формы бытия, отражая воспроизводство жизни. Рожденные виды под влиянием энергетики извне вновь воплощаются в других, себе подобных. Энергетический аспект в объединении с объектами земной поверхности образует территориальную среду как особое пространство для жизненного воспроизводства. Любая территория проявляется через разнообразные факторы, которые создают их неповторимость и уникальность. Научное исследование территории сформировало различные оценочные подходы к ее компонентам.

Территории воспринимаются людьми как пространство с многочисленными явлениями и предметами, с характером их размещения, связями, с влиянием одних факторов на другие. Солнечная энергия формирует богатство зелени, она создает растительный покров, который обретает разнообразие мира в единстве с растениями и ландшафтом. От активности энергетических потоков возникают территориально-пространственные виды, имеющие силу влияния на людей. Такие явления придают объектам территорий «оживленный» характер. В связи с этим природа очеловечивается. Атмосферное пространство в единстве с поверхностью земной коры обретает индивидуализированную оценку своего состояния. По своей содержательности типы пространств в сознании людей подразделяются на: физическое, биологическое, социальное, социально-психологическое, социально-экономическое, физико-географическое. Используемая дифференциация позволила возвысить познавательный процесс до практического назначения типов пространства, сближая его с деятельностью людей. Типы пространств определили специфику организационно-коммуникационных действий. Пространства с территориальной спецификой сформировали законы своего воспроизводства, выделяя приоритет роли Человека. Возникшее поле энергетического уровня определило степень активности живых существ укрепило характер связей людей с пространственными объектами.

Рассмотрим ряд типов пространств, особо влияющих на жизнь Человека.

Физическое пространство считается базовым, поскольку в нем проявляется энергетика гор, рек, сила солнечного воздействия на поверхность территории, массы Земли, характера климата, уровня кислорода, неповторимости ландшафта, вулканических явления. В физическом пространстве складываются условия взаимодействия человека с атмосферой, где обнаруживается роль кислорода с увеличением углекислого газа, наличие климата, направления воздушных потоков.

Биологическое пространство как отрасль научного исследования, создавшая этологию — науку о поведении животных в природных условиях. В данном пространстве, в котором мир животных «сжимается» из-за действий человека, возникает проблема жизнестойкости. Потеря отдельных особей животных создает угрозу для устойчивой жизнедеятельности людей на Планете. В связи с этим в современных условиях формируются научные центры для защиты заповедников. Организационно-коммуникативные действия в данном направлении определяют меры для сохранения системы «человек—природа—общество». Для сохранения памятников природы в современных условиях формируются научные центры с целью защиты равной весомости в данном типе пространства и определяются специальные виды деятельности: охранные, профилактические и реально-гуманистические: восстановительные, селекционные, реабилитационно-отборочные. Социальное пространство — область жизнедеятельности общества, сумма разнообразных способов обустройства территорий; научно-практические действия, направленные на охрану среды обитания, воспроизводство человеческого рода в единстве с природы. В данном пространстве происходит динамичное укрепление связей как между индивидами, так и между группами и государственной деятельностью1, связанными с созданием объектов человекосберегающего характера: жилье, дороги, рациональное природопользование, нормы поведения в системе «человек—общество» и «человек—человек».

Социально-психологическое пространство — вид пространства, обусловленный воспроизводством и обогащением потребностей человека. Потребность индивида — стремление к обогащению энергетическими

I

Мироненко Л.С. Страноведение: теория и методы: Учебное пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 2001.

ресурсами. В реализации потребностей раскрывается связь человека как с окружающей действительностью, так и с уровнем социально-культурных отношений. Потребности в процесс исторического развития обрели комплексный характер, включая как витальные, так и социально-культурные, экономические, политические, творческие.

В этом пространстве люди совершенствуют свои способности, достигая успехов, здесь же они сталкиваются с причинами деградации. Социально-психологическое пространство формирует такие науки, как история, психология, религиоведение, социология. В развитии данного пространства возникают сообщества, определяются ценности жизни, способы управления и распределения.

Социально-экономическое пространство — тип тесного взаимодействия природы, производительных сил, организации производства, профессионально-культурной подготовки людей. В этом пространстве складываются достижения материально-промышленного, экономического характера с растущим уровнем научно-познавательного процесса. Человеческая деятельность в этом пространстве разделяется, создается ее отраслевая структура, внедряются научно-технические достижения. Во всех сферах данного пространства возрастает роль человеческого фактора, повышается значение профессионализма и культуры труда.

Данное пространство находит отражение в ценности времени, создается система культуры для его сбережения. Здесь же осмысливается ценностный характер интеллекта (предусмотрительности) — как в развитии социума, так и у отдельного индивидуума.

Во всех типах пространств в ходе собственного воспроизводства определились как общие, так и специфические качества. К общему признаку следует отнести относительное уменьшение территорий, на площадях которых происходит видоизменение природных, социальных структур и компонентов, характер связей: «сжатие» пространств осуществляется, как отмечают ученые[1], за счет интенсивного совершенствования коммуникаций и роста численности населения. Другая особенность пространств дифференциация их объектов, появление обновленных тенденций.

Например, физическое пространство изменяется под влиянием экологических процессов, появления объектов по переработке гидроресурсов. Социальное пространство насыщается конфликтами, альтернативой которым становится сервисное пространство с внедрением обновленных принципов политической культуры и человекосберегающих технологий.

Важнейшей особенностью пространственных явлений оказывается интеграционные устремления, в которых формируется современное мировое хозяйство. Отличительными чертами этого хозяйства становится нарушение равной весомости одних компонентов и зарождение других. Такой процесс появился из-за малоэффективной хозяйственно-управленческой культуры, которая, возникнув в рамках одной страны, слабо интегрируется в сообществе других государств. Для нашего времени стало неизбежным объединение государств с одновременным укреплением позиций и сохранением его ведущей роли для ослабления стихийности. Закрытых государств в эпоху постиндустриального способа производства не должно быть. Создаваемая новая конфигурация социально- экономических процессов, в которых закон равной весомости перерастает в модель транснациональных корпораций (ТНК), несет в себе опасность глобализации. В связи с этим проблема жизнестойкости пространственных структур расширяет ожесточенное сопротивление нивелировке при боязни потерять национальную самобытность. Процесс «сужения» пространств за счет глобализации активизировал архаизм: «войну всех против всех». Такое состояние содержит определенное противоречие: воспроизводство разрушений дает уроки для поиска и воплощения обновленных целей, смену устаревающих парадигм.

Возникающее состояние насыщается вектором революционности, создается поиск альтернатив с обновленной равной весомостью (достижение баланса интересов) среди социальных групп. В этой связи борьба за жизнь в пределах пространственных отношений формирует разнообразные социокультурные объединения, сближения их своими концепциями о ценности жизни на планете. К такой концепции следует отнести зарождение сервисного пространства как альтернативу конфликтным ситуациям в рамках социального пространства с обновлением подходов к развитию социально- психологического и социально-экономического типов отношений[2].

Автор грубому меркантилизму противопоставляет «культуру сердца», где любовь во всех преобразованиях становится основой его научной философии. Такая аргументация получила развитие в его книге «Вечное в человеке» (1955 г.). Тема сердца — как наиболее эмоциональная сила — становится главным критерием развития общества.

Возникновение сервисного («сердечного») пространства в ответ на вызов исчерпывающихся возможностей предшествующих типов диктуется перегруппировкой многочисленных компонентов в системе «человек—природа—общество». Дефицит познания социально-экономического, физического, биологического видов пространств изменяет картину мира. В развитии мировых процессов проявляются тенденции роста роли человеческого фактора. Ранее усилия человечества сосредоточивались на покорении физического пространства, на усмирении его стихийного, разрушительного воздействия. Борьба человека со стихией создала мировоззрение и практику господства с наращиванием ответных силовых устройств. В этой схватке человек добился больших успехов, что принесло немалые потери в пространственных размещениях объектов. К таким последствиям можно отнести: тепловые и гидроэлектростанции, опустошение природных запасов, наземные и подземные магистрали, уменьшение лесных просторов, искусственные каналы, промышленные центры со средоточием населения, рост транспортных средств, основанных на сжигании нефтяных продуктов, повышение скученности и снижение роли закона, требующего разумной достаточности в обновлении конфигурации пространственной территории[3].

В данной пространственной перестановке с усилением роли человека в переустройстве мира создается homo faber. Возникший тип поведения homo faber был подчинен поиску способов устранения опасностей от Природы. Система «человек—природа—общество», определяющая гармонию жизни в социальном и физическом пространстве, подвергалась деформации, опустошению, обесцениванию жизни самого человека.

Превращая данную модель в пирамиду, где вышестоящим стал человек с беспредельной властью над земными пространствами, мир оказался агрессивно эгоистичным. Характер потребностей у homo faber превращался в затратный, прагматичный, холодный рационализм. В жизни данного типа укрепляются разрушительные тенденции, он остается без подпитки матери-природы. Отметим некоторые черты, складывающейся психологии человека-господина. Наибольшее число проступков обусловлено игнорированием закона равной весомости, угасанием.

Силовые методы типа «кто прям, да упрям» приводят к деформации разума, к угасанию прогнозирования последствий избранных действий, игнорированию своевременного удовлетворения растущих потребностей среди населения.

Фактор силы как сумма количественных показателей с устранением критики, анализа последствий увеличивает ролью некомпетентного большинства. Индивидуальный разум устраняется, а вместе с этим исчезает ответственность человека за свои поступки. Однако, как показывает развитие современного мира, отдельные личности все чаще оказываются более правыми в критике избранных решений, чем целые корпорации ученых, тысячи исследователей, придерживающихся господствующих взглядов. Истины, рожденные под давлением большинства, обретают наиболее облегченный путь в преобразовании мира, поскольку они заслоняют взгляд на возможные последствия[3]. Человек- господин жил веками, традиционно прибегая к силовым действиям, рассчитывая на успех победы без понимания того, что реванш неизбежен. Развитие событий по кругу с неизбежными потерями, гибелью людей и ненавистью к противнику мешает извлекать уроки из прошлого. Силовые действия как причины деформации мира много лет назад также продолжают сдерживать прогресс и по сегодняшний день, не учитывая уроков прошлого.

Человек-господин (homo faber) от покорения стихии переходит к покорению людей, игнорируя свет разума, укрепляя свои заблуждения через поддержку преданного (подкупленного) окружения. Отступления от поиска истины и гармонии в системе «Человек—Природа—Общество» создают многочисленные виды авантюризма, укрепляют властное положение. Господин положения расширяет поле битвы против научных достижений, против талантливых личностей. «Сила есть — ума не надо» — философия пещерного деспотизма продолжает жить среди людей, боящихся индивидуальной активности, ощущения свободы, в которой личностная ответственность остается главенствующей.

Человек силовых действий становится врагом реального гуманизма (человеколюбия). Созданное им консервативно-прагматическое миропонимание углубляет политику отчуждения от окружающей действительности, оно поддерживает регресс, активизирует практику «мертвых», а не живых. В существовании прагматично-эгоистичного субъекта исчезает любовь к жизни, она объявлена во всех аспектах греховной, а потому потребности людей рассматриваются лишь на витально-вещественном уровне. Возникают общества тоталитарно-агрессивного характера, в которых складывается однообразное мышление, сужаются плюрализм и методологию исследований. Горький опыт, идущий от вождизма, марксистско-ленинской методологии привел к отсталой обустроенности российского общества в XX столетии. Война оставалась неизбежным явлением в жизни социально-психологического пространства, обесценивала человеческую жизнь. Бытовавший тезис о том, что «незаменимых людей нет», создал политику экономического детерминизма, при котором социальные проблемы стали восприниматься как вторичные, отвлекающие от строительства социалистического общества. Все это сформировало монолитное общество без разнообразной социальной стратификации, без учета специфических интересов социальных групп. Итогом такого положения стал социум с пассивным, безответственным поведением людей.

Таким образом, потребности людей в защите от стихийных явлений сформировали утопическое воззрение на приоритет человека в разрушении системы «человек—природа—общество». Техноцизм (технические изыскания) превратился в разрушение физического пространства, увлекая за собой деформацию социального, социально-психологического пространств, создавая среду обитания для homo faber с силовыми средствами обустройства своей жизнедеятельности. Результатом такого пути стали явления деформационного характера: отчуждение, монолитность, обесценивание жизни индивида, агрессивно-прагматические устремления с неизбежной повторяемостью, что сдерживало творческое развитие homo sapiens.

  • [1] Сорокин М. Сжатие пространства. М., 2000; Резник Ю.М. Человек перед выбором пути: различия как основание жизненной политики // Управление мегаполисом, 2011. № 3; Фромм Э. Иметь или быть? М.: Юрист, 1990.
  • [2] Вышеславцев Б.П. Кризис индустриальной культуры. М., 1953.
  • [3] Мироненко Н.С. Страноведение: теория и методы: Учебное пособие для вузов.М.: Аспект Пресс, 2001. С. 124.
  • [4] Мироненко Н.С. Страноведение: теория и методы: Учебное пособие для вузов.М.: Аспект Пресс, 2001. С. 124.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >