ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ТОПОНИМИИ

Нельзя не согласиться с тем, что «ономастическая система и соответствующее ей ономастическое пространство языка — неотъемлемая часть лингвокультурного опыта, и знание существующей сетки оними- ческого обозначения в каждый исторический период направляет номинативную деятельность, регламентируя выбор зон денотации» |Голоми- дова 1998: 21]. В связи с этим В.П. Нерознак отмечает, что «ономастика является разделом лингвокультурологии, исследующим этнокультурную специфику имени собственного» | Нерознак 1995: 4|.

В настоящее время тезис о культурно-исторической ценности собственных имен не нуждается в доказательствах и представляется аксиоматичным для многих исследователей, занимающихся ономастикой. Так, многие ученые пришли к необходимости «теоретического обоснования ономастики как науки, теснейшим образом связанной с человеком: в ономастической картине мира воплощается характер культуры каждого этноса и каждого человека-имядателя» | Материалы к серии 1993: 311. Прежде всего, это относится к топонимии, т.к. формировавшаяся веками топонимия представляет собой мощный пласт культуры, отражающий менталитет того или иного народа.

Топонимия реагирует практически на все события, происходящие в обществе, отражая политическую, экономическую жизнь страны, религию, обычаи, культуру, развитие национального языка и тенденции моды на географические названия. Следовательно, топонимия обладает значительными возможностями при решении проблем происхождения, истории того или иного этноса, т.к. топонимы — это продукт народного сознания, аккумулирующий все стороны духовной и материальной жизни человека.

Топонимика, вышедшая из краеведения, на первоначальном этапе занималась в основном этимологизацией. Впоследствии предметом этой науки стало выявление семантических, грамматических, функциональных и территориальных особенностей топонимов. В последнее время стал использоваться лингвокультурологический подход к изучению топонимии.

Занимая промежуточное положение между миром материальных объектов и духовным миром, топонимы ценны для лингвокультурологии. При этом основной задачей лингвокультурологии применительно к топонимическому материалу является исследование и описание механизмов, на основе которых осуществляется взаимодействие онимов как единиц естественного языка с культурной семантикой культурного кода |Березович 2007: 59]. Результатом действия этого механизма является презентация онимами культурной семантики и тем самым — выполнение ими функции вербализованных знаков культуры. Например, топонимы, образованные от апеллятивов темный, бездонный, потенциально несут в себе идею нечистого места, ср.: оз. Темник — «Темное озеро, нечистая сила ведет туда людей и топит»... оз. Бездённое — «Там дна нет, говорят, выходили из него какие-то черти»... и т.п. [там же: 55].

Лингвокультурологически значимой в данном случае оказывается преимущественно энциклопедическая (экстралингвистическая) информация, стоящая за именем, т.е. его культурная семантика, которая имеет диссипативный латентный характер проявления. Исходя из этого, можно утверждать, что культурная семантика топонимов, в частности эргоурбонимов, «представляет собой некую предельную ситуацию, в которой язык проявляется в свойствах, ускользающих обычно от исследователя» [Топоров 1964: 3]. Е.Л. Березович справедливо отмечает неразработанность процедуры извлечения этнокультурной информации из ономастикона и необходимость выработки методологии описания и интерпретации этой информации [Березович 2007: 611.

Социо- и этнокультурный потенциал топонимической семантики видят многие исследователи (А. В. Суперанская, В. П. Нерознак, М. В. Горбаневский, Е. Л. Березович, Г. Д. Томахин, С. М. Толстая, Н. В. Подольская, М. Э. Рут, Л. В. Шулунова, С. П. Васильева, Л. А. Климкова, С. А. Гурулев и мн. др.). Так, М. В. Горбаневский определяет топоним как «компонент реальной системы географических названий (принадлежащих данному этносу и его истории, культуре, территории проживания и пр.), обладающих общей языковой историей и, в то же время, отдельной историко-культурной биографией» [Горбаневский 1994: 22].

При лингвокультурологической интерпретации топонимов следует учитывать «свойства топонима субъективизировать качественно-количественную характеристику объекта, актуализировать субъективную эмоционально-оценочную семантику при сохранении объективно-денотативного значения | Гаева 1999: 9|. В связи с этим наиболее явным и доступным для лингвокультурологического изучения эргоурбонимов представляется анализ их мотивационной базы с целью дальнейшей интерпретации рассматриваемых единиц в качестве лингвокультурных знаков.

 
Посмотреть оригинал