МОДА В СОЦИАЛЬНЫХ НАУКАХ

«Тот, кто считает моду частью себя самого, никогда не будет оценен выше, чем мода».

{перефраза одного из высказывании Уильяма Хэзлитта[1])

«Мода — это всего лишь низшая форма идеологии», так утверждал Джон Сол, автор книги «Бессовестная цивилизация»[2]. И с этим вполне можно согласиться, хотя более точно моду следует размещать по разряду социальной психологии, которую, впрочем, также можно считать низшей формой социальной идеологии.

Можно дать следующее определение моды: «Мода — специфическая форма стандартизированного массового поведения людей, возникающая стихийно под влиянием доминирующих в обществе настроений и вкусов»[3].

Основные функции моды хорошо известны и описаны.

Во-первых, это коммуникативная функция (мода позволяет и помогает людям общаться друг с другом).

Во-вторых, ориентирующая функция (мода играет роль «путеводной звезды» в мире потребительских предпочтений и вкусов).

В-третьих, компенсационная (компенсирующая) функция (мода компенсирует негативные, дефектные свойства личности).

И наконец, в-четвертых, индивидуализирующая функция (посредством модного поведения человек не только подражает, но и «выделяется» из массы)[4] [5].

У А. Б. Гофмана можно встретить несколько иную классификацию социальных функций моды[3], он указывает на семь таких функций.

Первая — это функция создания и поддержания единообразия и разнообразия в культурных образцах.

Вторая — инновационная функция[7].

Третья — коммуникативная функция.

Четвертая — функция социальной дифференциации и нивелирования.

Пятая — функция социализации.

Шестая — функция престижа.

И последняя, седьмая, — функция психофизиологической разрядки.

Оценки значения института моды в современном обществе различны, но большинство авторов сходятся в том, что подобное оценивание должно быть увязано с постструктуралистско-постмодернист- ским пониманием моды как «визуализированного симулякра», посредством которого индивиды выделяют себя из однотипной массы и утверждают свой престиж в обществе: «Современная мода — это перманентная и безостановочная комбинаторика и симуляция, игра фрагментами имевших место в прошлом и ныне мертвых форм»[8].

«Мода — прежде всего наглядный, визуализированный язык, язык образов, имиджей и символов»[9].

« В современной культуре быть модным — значит быть престижным, утверждать свою социальную значимость»[10] [11].

Современная мода — это не просто индивидуальное производство модных артефактов, это — целая индустрия моды, производящая не только артефакты, но также богатство и престиж: «Индустрия моды, «производя» модность модели, придает ей социальный статус, т.е. положение, связанное с определенными общественно признаваемыми притязаниями на социальные блага. Модность предшествует престижу, престиж — богатству и авторитету»[12].

Стиль в моде связывает между собой моду и систему ценностей индивида, вовлеченного в потребление модных артефактов, в значительной степени формируя индивидуальное сознание: «Стиль в моде — это специфическая комбинация выразительных средств, используемых для обозначения принадлежности к общности носителя ценностей».

Теперь, после небольшого введения, наконец, следует обратиться к проблеме «мода и социальные науки».

Существует ли мода в социальных науках и каким образом следование (подражание) моде определяет поведение социального ученого? Ответ здесь должен быть, несомненно, положительным: да, такая мода существует, и в некоторых случаях она оказывает весьма существенное влияние на поведение исследователя в социальных науках. Каков же бывает предмет моды в мире социальных дисциплин? Во-первых, это мода на научное направление, т.е. на выбор в пользу того или иного конкретного научного направления или течения. Такое направление в данный исторический отрезок должно быть, что называется, «на слуху»: о нем много спорят, его обсуждают, его часто хвалят и часто ругают. Следование такому направлению может быть в некоторых случаях даже эпатажным, вызывающим; социальный ученый тем самым как вы выделяет себя «из толпы» (индивидуализирующая функция моды!) и бросает вызов, как ему кажется, консервативным вкусам и настроениям в среде ученых[13].

Во-вторых, это мода на научную теорию. Научные теории следует разделить на «модные» и «немодные».

«Модные»[14] социальные теории — это научные теории в социальных науках, которые пользуются наибольшим успехом, вниманием как самих социальных ученых, таки широкой публики, общественности. «Немодные» социальные теории — это те, которые обойдены широким вниманием как непосредственно социальных ученых, так и широкой публики, общественности.

Если термин «социальная теория» использовать строго в смысле «междисциплинарная, синтетическая теория, обобщающая основные теоретические результаты, достигнутые социальными науками» (см. далее — гл. 4), то к числу «модных социальных теорий» следует отнести социальные теории Гидденса, Лумана, Бурдье, Хабермаса, конструктивистскую социальную теорию, постструктуралистско-пост- модернистстскую социальную теорию, а к числу «немодных» — к примеру, социальную теорию К. Маркса и Дж. Коулмена.

В-третьих, мода на научную методологию. С модой на научную теорию тесно связана мода на научную методологию. Среди «модных» социальных методологий сегодня — постмодернистская методология, постструктуралистская, конструктивистская, феноменологическая ит.п.

В-четвертых, мода на тех или иных научных авторитетов в сфере социальной мысли. Заметим, что качество текстов таких авторитетов зачастую уступает качеству текстов «классиков» социальной мысли, но зато в их текстах есть заостренность на современные проблемы,

«гламур», «эпатажность» и т.п. Кого, на наш взгляд, следует причислять к числу «модных» научных авторитетов в современной социальной мысли? Этот список обширен. Назовем лишь некоторых: Ж. Бодрийяр, М. Фуко, Ж. Делез, Н.Луман, Н. Элиас, Ю. Хабермас, П.Бурдье, Э. Гидденс, У. Бек, М. Маклюэн, Ж. Батай, Р. Барт, М.М. Бахтин, Н.А. Бердяев, Д. Маюслоски[15] и многие другие —всех не перечислишь...

И наконец, в-пятых, мода на научные проблемы. Такие научные проблемы также находятся, что называются, «на слуху»: о них много спорят, их обсуждают на конференциях, симпозиумах, семинарах, им посвящают специальные выпуски научных журналов и т.п.

В социальной философии, экономике, политологии, социологии, культурологии к числу модных научных проблем следует причислять проблемы глобализации, идентичности, мультикультурализма, информационного общества, социальной критики, гендера, терроризма и т.п.

Наиболее ярким примером здесь будет, безусловно, проблема глобализации — проблема, о которой лет 25 назад никто не слышал и даже сам концепт «глобализация» встречался крайне редко. Сейчас же глобализация — самая модная тема в социально-гуманитарных науках, ею переполнены и перенасыщены учебники, монографии, научные журналы и диссертации (не говоря уже о публикациях в Интернете), только в содержательном плане проблема ненамного продвинулась со дня выхода классической работы У. Бека[16], а, к примеру, качество российских работ по теме глобализации явно ниже среднего качества научных публикаций по социальным наукам в целом. Здесь мы имеем типичный пример того, как следование модной теме снижает качество работ социального ученого. И такая тенденция встречается гораздо чаще, чем контртенденция, т.е. повышение качества научной публикации при разработке какой-либо модной проблемы.

И далее следует, исходя из указанных выше нами и А. Б. Гофманом функций моды, проанализировать в целом возможное поведение социального ученого в случае следования им моде в социальных науках.

Начнем с «индивидуализирующей» функции. Индивидуализирующая функция научной моды позволяет социальному ученому выделять себя из научной среды, делать свое поведение «вызывающим» и «эпатажным» в отношении норм и теорий, распространенных в данном научном сообществе. Однако, если только модное направление, теория или методология, которым следует данный ученый, становятся доминиру

3

ющими в научном сообществе, индивидуализирующая функция теряет всякий смысл.

Зато в таком случае в действие вступает «престижная функция» научной моды, т.е. следование модному направлению, теории и методологии становится элементом престижа и действует правило: «модный — ergo, престижный».

« Престиж» как статусная характеристика способствует разделению социальных ученых на так называемые страты — особые статусные группы1. «Модные» социальные ученые, естественно, пытаются выдвинуться в верхнюю страту, демонстрируя, что их «эпатажное», «индивидуализирующее» поведение в социальной науке тесно связано с «инновационностью» и «креативностью». Таким образом, как им представляется, они демонстрируют инновационную функцию научной моды, которая у нее также, безусловно, присутствует, хотя вряд ли является определяющей.

Далее на первый план выдвигаются следующие три важные функции научной моды: функция социальной дифференциации и нивелирования, функция социализации и коммуникативная функция.

Функция социальной дифференциации и нивелирования дифференцирует социальных ученых на «модных» и «немодных» и нивелирует поведение среднего социального ученого под модные теории, концепции и методологии. Его как бы спрашивают: «Если все социальные ученые восхищаются концептуальными построениями Бодрийяра и, в частности, его теорией симулякров, то почему ты этого не делаешь?» Или: «Если все пишут о глобализации, фундаментализме, мультикуль- турализме, идентичности, гендере (ит.п.), то почему ты пишешь о другом?»

С точки зрения негативного влияния на социальные науки это, пожалуй, самая серьезная опасность, в которую вовлекает социального ученого научная мода, ибо в таком случае она требует быть таким, как все, в то время как он как раз должен стремиться к тому, чтобы не быть таким, как все. Он должен быть другим (а иногда даже и чужим) для современной ему социальной науки. Это один из глубочайших парадоксов поведения социального ученого — находясь в научном сообществе и разделяя его парадигмальные установки, одновременно быть в «оппозиции» как всему научному сообществу, так его парадиг- мальным векторам. Здесь постоянно необходимо делать выбор и даже иногда предвыбор, направляя компас своего научного исследования в единственно правильную сторону...

Функцию социализации касательно научной моды следует рассматривать в целом как функцию нейтральную. Несмотря на то что научная мода требует от социального ученого следования лишь модным теориям, проблемам и методологиям, она неминуемо вовлекает ученого (и особенно молодого ученого) целиком во весь процесс научной социализации, приобщая его к ценностям и нормам научного познания и поведения. Потому негативное влияние научной моды здесь уравновешивается позитивным влиянием научных норм и ценностей.

Коммуникативная функция проявляет себя как результат научной коммуникации между «модными» учеными и «модными» направлениями. В целом также ничего плохого про эту функцию сказать нельзя, особенно если итогом такой коммуникации будет критика (лучше сказать — самокритика) оснований такого «модного» выбора. Коммуникативная функция научной моды способствует расширению контактов между учеными и различными школами, повышает градус критического дискурса в отношении «модных» школ и направлений, тем самыми толкая и продвигая вперед социальную науку в целом.

Наконец, не следует забывать о компенсационной (компенсирующей) функции научной моды, а также о функции психофизиологической разрядки. Эти функции позволяют социальному ученому как бы «разряжаться» от тяжелой мыслительной работы, интерпретировать научное исследование как форму рекреативной деятельности, а также следованием «научной моде» компенсировать собственные недостатки и упущения в научной работе.

Сформулируем как результат несколько социально-нравственных императивов относительно «модности» и «немодности» в социальных науках.

  • Быть модным — значит тормозить развитие своего творческого потенциала, быть подражателем или, как метко сказано у Л. Б. Гофмана, лишь распространителем «культурных образцов», а отнюдь не их создателем, творцом. Быть немодным — значит быть действительно творческим социальным ученым.
  • Быть модным—значит быть таким, как все (или как большинство), в социальной науке. Быть немодным — значит не быть таким, как все, и тем самым примыкать к творческому, созидательному меньшинству в социальной науке.
  • Быть моднымзначит быть престижным в социальной науке. Быть немодным — значит не быть престижным в социальной науке. Но ведь погоня за престижным статусом — не цель социального исследователя. Его цель — поиск научной социальной истины — и тогда зачем ему этот престиж?
  • Быть моднымзначит выделять себя в науке «внешним образом». Быть немодным — значит быть сосредоточенным исключительно на задачах поиска социальной истины, быть «внутреннеуглубленным» в эти задачи. А какое дело социальной истине до «внешнего шарма» социального ученого?
  • Быть модным — значит быть пугливым социальным ученым. Быть немодным — значит быть смелым социальнымученымУ

Итак, подведем итог нашему обсуждению темы «Мода и социальные науки». Научная мода для социального знания и социальных наук в целом — тема весьма значимая, ее следует и в дальнейшем тщательно углублять и фундаментально разрабатывать. Ее ни в коем случае нельзя игнорировать и оставлять за рамками как эмпирических, так и теоретических исследований. Но, занимаясь этим перспективным и интересным делом, самому социальному исследователю лучше все же быть немодным, чем модным, ибо, как точно сказано по этому поводу уже признанным нами «модным» Ж. Бодрийяром: «Удовольствие от моды — это наслаждение призрачно-циклическим миром форм, отошедших в прошлое, но вновь и вновь воскресающих в виде эффективных знаков»[17] [18].

Да, Бодрийяр здесь абсолютно прав: следование «научной моде», а также удовольствие, от нее получаемое, — это наслаждение лишь призрачно-циклическим миром прошлых (а не будущих!) форм-симу- лякров, а не реальная работа ученого по конструированию новых научных идей — работа тяжелая, неблагодарная, с тысячами ответлений- тупиков на его пути и лишь с одним-единственным светильником в руке — светильником Разума, ведущим его по бесконечному туннелю Хаоса, Мрака и Небытия.

  • [1] Хэзлитт У. (1778— 1830) — английский критик и публицист.
  • [2] SaulJ.R. The Unconscious Civilization, New York; London, 1995.
  • [3] Орехов A. M. Социальная философия: предмет, структурные профили и вызовы на рубеже XXI века. М., 2011. С. 93.
  • [4] Там же.
  • [5] См.: Гофман А. Б. Мода и люди: Новая теория моды и модного поведения.М., 2010. С. 182-197.
  • [6] Орехов A. M. Социальная философия: предмет, структурные профили и вызовы на рубеже XXI века. М., 2011. С. 93.
  • [7] «Мода — источник, результат и показатель высокой степени инновационности» // Гофман А. Б. Мода и люди: Новая теория моды и модного поведения. М., 2010. С. 185.
  • [8] Баранов Г.С., Родионова Д.Д. Мода и гендер в эпоху постмодерна. Кемерово.2006. С. 43.
  • [9] Там же. С. 61.
  • [10] Там же. С. 140-141.
  • [11] ЯтинаЛ.И. Мода глазами социолога. СПб., 2006. С. 52.
  • [12] 7 Там же. С. 114.
  • [13] Например, в социальной философии таковым модным направлением, очевидно, является постмодернизм; в экономической науке — «риторика»,проповедуемая Д. Макклоски. О постмодернизме как философской модесм.: Дубровский Д.И. Постмодернистская мода // Вопросы философии. 2001.№8.
  • [14] Другой эпитет, который так и просится сюда, — «гламурные» социальныетеории.
  • [15] Здесь мы не разводим строго в разные стороны мыслителей «социального»и «гуманитарного» профиля, хотя бы потому, что зачастую это просто невозможно сделать.
  • [16] Бек У. Что такое глобализация? М., 2001.
  • [17] Смелость в науке и следование моде в социальных науках всегда исключают друг друга. Быть смелым — это всегда быть немодным.
  • [18] Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М., 2009. С. 171.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >