Поведенческие проявления воли к власти

Можно выделить два принципиально разных стиля поведенческой реализации воли к власти: открытое и скрытое управления. При открытом управлении человек, пытающийся осуществить управление другим (другими) или реально реализующий его, не скрывает своей позиции, доминантной по отношению к тем, кем он управляет или пытается управлять. При скрытом управлении субъект управления действует неявно. При достижении им своих целей люди, чьи усилия были затрачены на ее достижение, полагают, что они сами этого хотели, стремились к этой цели. Безусловно, в реальности чаще встречаются смешанные типы, но баланс в каждом отдельном индивидуальном стиле все же смещен в сторону либо открытого, либо скрытого управления.

Вместе с тем открытое управление, хотя и дает психологическое удовлетворение от признания другими факта доминирования субъекта управления, осуществлять технологически непросто. Во-первых, нужно учитывать силу сопротивления. Во-вторых, открытое управление вызывает у объекта управления вопрос: есть ли у субъекта легитимное право управлять? Если есть, ситуация упрощается даже при сильном сопротивлении. Если нет, то встает проблема убедительности аргументов. Нередко менеджеры и руководители отказываются от открытости в управлении именно потому, что чувствуют недостаточность убедительности аргументации.

Выделение таких разных стилей управления важно, так как если открытое управление заметно для тех, кем пытаются управлять, и объект управления сам может принять решение, каковы могут или должны быть его реакции на попытку управления, то в случае скрытого управления человек, в отношении которого такое управление совершается, становится объектом манипуляции.

Психологически быть манипулятором сложнее: подкрепление мани- пулятивного поведения идет в основном от результата. Только дети-манипуляторы могут радостно воскликнуть: «А я тебя обманул!», т.е. я более умный. Взрослому чаще приходится делать вид, что он тут практически не при чем, все сами решили, что и как надо делать. А если нет подкрепления от факта осознания человеком - объектом управления своей субдоминантой позиции, то нет и подкрепления собственной доминантной позиции в глазах других людей. В том, что дети часто радостно признают удавшийся обман, еще раз можно увидеть, как важно для человека подтверждение его психологической власти.

Тем не менее нельзя сказать, что каждый человек, столкнувшийся с проблемой управления другими людьми, стоит перед дилеммой, каким стилем воспользоваться, и свободно выбирает тот или иной, в зависимости от ситуативной целесообразности. Дело в том, что к концу подросткового периода у человека формируется система привычного поведения, которую обычно называют характером. Это очень устойчивая система, поскольку в основе ее становления лежит комплекс детерминант:

  • • врожденные свойства нервной системы, проявляющиеся как темперамент или динамические характеристики личности;
  • • задатки, превращающиеся в способности в ходе практической деятельности и обучения;
  • • поведенческие образцы, выделенные самостоятельно в достаточно стабильной предметной и социальной среде взрослеющего ребенка;
  • • поведенческие образцы, выделенные в процессах косвенного научения при наблюдении за поведением людей, явившихся моделями, референтной группой;
  • • сложившаяся иерархическая система мотивов и пр.

Существуют различные типологии характеров как систем привычного поведения. Рассмотрим одну из них [64]. Основанием для создания этой типологии послужила специфика чувствительности человека к восприятию угроз. В табл. 2.3 приведены данные о тенденциях, проявляющихся в стиле психологического воздействия и типичных для людей с разными типами характера.

Таблица 2.3

Характерологические особенности и основные тенденции в управленческом взаимодействии

Тип

характера

Основные характеристики типа

Угрозы

Основной стиль поведения

1. Гипертимный

Динамичность, оптимизм, стабильность. Склонен к доминантной позиции. Экстраверт

Непризнание в группе

2. Эпилепто- идный

Инертность, накопление негативного аффекта, эмоциональная взрывчатость. Стремление к обладанию собственностью (ценности, деньги, люди). Интроверт

Потеря собственности, сужение зоны контроля. Динамичность условий

// Д В

г у

3-5. Психастенический, лабильный, циклоидный

Тревожность, потребность в эмоциональной поддержке. Предсказуемость ситуаций.

Интроверты

Потеря хорошего отношения со стороны других людей, особенно близких. Неопределенность развития ситуации

Склонны к подчинению

6-7. Истероидный, астено- невротический

Стремление к повышенной самооценке, признанию. Демонстративное поведение. Экстраверт

Угроза

самооценке

ЧЧц в

8. Сенситивный

Высокие моральные принципы. Ориентация на просоциальное поведение

Невозможность выполнения принятых обязательств

/ д в

Окончание табл. 2.3

Тип

характера

Основные характеристики типа

Угрозы

Основной стиль поведения

9. Конформный

Человек группы, разделяет ее ценности, склонен к подчинению

Отторжение

группой

м / у Д

Выражена склонность к подчинению

10. Неустойчивый

Отсутствие моральных принципов. Склонность к асоциальному поведению

Препятствия к удовлетворению потребностей физиологического порядка

д в X

/

Склонен быть на втором плане

11. Шизоидный

Сверхценные идеи, трудности в общении. Не развита эмоциональная сфера. Интроверт

Обесценивание идей. Невозможность одиночества

У

м ч ж / Д в N.

Д - давление; М - манипуляция; В - влияние; У - собственно управление.

Из данных таблицы следует, что человек с ведущей ценностной ориентацией к власти (политический тип, по Э. Шпрангеру, или предпринимательский, по Дж. Холланду) является обычно носителем гипертимного или эпилептоидного типа характера, реже сенситивного, истероидного или шизоидного и практически никогда конформного, психастенического, лабильного, циклоидного или неустойчивого.

Человек с гипертимным типом характера обычно свою волю к власти проявляет ситуативно и не способен к длительным, последовательным усилиям. Он может решить свою проблему, создав группу поддержки, административный аппарат, которые поддерживают необходимый уровень влияния в периоды между появлениями на «управленческой сцене» гипертимной личности. Кроме того, эмоциональность гипертимного воздействия имеет довольно длительный эффект последействия, что тоже способствует укреплению власти гипертимной личности. Известные исторические примеры гипертимных людей у власти - А. Гитлер, Л. Троцкий, оба с истероидными чертами.

Истероидные черты как раз являются усилителями эмоционального воздействия. Баланс в методах воздействия у гипертимных личностей смещен в сторону открытости не столько потому, что они чужды манипуля- тивных приемов, сколько потому, что они легко раскрывают свои намерения в поведении и речи. Они вообще не склонны к закулисной работе, им нужно признание, изменение поведения объектов управления, но не мотивов.

Для людей с гипертимным типом характера могут быть характерны и управляющий, и социально полезный стили жизни.

По-другому склонны строить управленческое воздействие люди с эпи- лептоидным типом характера. Чаще это люди с управляющим стилем жизни. Они ориентированы на долговременность деятельности, могут ждать, выжидать, выстраивать необходимые условия. Большая часть эпи- лептоидов - интроверты, т.е. внутренняя жизнь скрыта от наблюдения. Окружающие, даже близкие, долго могут не знать о намерениях эпилеп- тоидного человека. Поскольку их коммуникативные качества развиты не так, как у экстравертов, они склонны не к устному убеждению и эмоциональному влиянию, а к приказам, письменным директивам, опосредованным методам. К последним относится работа через административный аппарат, а также проведение многих решений через якобы коллегиальные органы.

Уровень притязаний эпилептоидных личностей выше, чем у гипертимных. Это накладывает свой отпечаток на их деятельность: в скрытой форме она носит более личностный характер, реже - направлена на социально значимые цели. Скорее это такие цели, которые служат средством достижения власти, являющейся абсолютной ценностью. Наиболее известная персона - И. Сталин. Эпилептоидные люди обычно злопамятны, мстительны, поэтому нередко их решения имеют глубоко личностные основания. Они объединяют вокруг себя людей по принципу личной преданности, ревностно следят за конкурентами. Если гипертимные личности склонны использовать свой личностный ресурс влияния, то эпилептоидные предпочитают ресурс административный.

Сенситивные личности привносят в управление нравственные ценности, но им трудно удержаться в управленческой позиции, так как они оказываются перед слишком трудным выбором. Примером сенситивной личности является Г. Явлинский, сенситивной с эпилептоидными чертами - М. Горбачев.

Истероидные личности реализуют себя в управлении обычно в тех видах деятельности, которые связаны с шоу-бизнесом, искусством (например, Б. Алибасов).

Шизоидные личности, как правило, не занимают никаких управленческих позиций, но их влияние может быть весьма сильным в определенные времена и в определенных кругах из-за влияния идей (например, Ф. Ницше).

Следует отметить, что властный человек - это человек особого типа со специфической ценностной доминантой - стремлением к власти, - проявляющейся как детерминирование мотивов и поведения других людей. Люди властного типа имеют особую волю - волю к власти. Воля к власти проявляется как такая форма регуляции поведения, которая основана, с одной стороны, на высоком уровне саморегуляции, а с другой - на реализации волевого механизма в отношении других людей, чье сопротивление принятию цели субъекта управления рассматривается им как преодоление внешних препятствий. Воля к власти характеризуется следующими качествами: силой преодоленного сопротивления; диапазоном преодоленного сопротивления (количество людей или групп, чье сопротивление преодолевается); продолжительностью поддержания необходимых усилий для достижения цели; наличием средств преодоления сопротивления. Люди властного типа чаще всего имеют гипертимный или эпилепто- идный тип характера. Они могут иметь сенситивные или истероидные черты, придающие особый облик поведенческим проявлениям воли к власти. Разные характеры обусловливают принципиальные различия в преобладающих стилях психологического воздействия.

В заключение этого раздела представляется целесообразным дать иллюстрацию к научным положениям о властной личности. Прекрасные примеры дает история. Плутарх в избранных жизнеописаниях приводит, в частности, данные о личности Цезаря, известной властной личности. Вот два эпизода, являющиеся иллюстрацией двух характеристик личностного потенциала управления: стремления к доминантной позиции и широте зоны управления. Плутарх пишет: «Рассказывают, что, когда Цезарь перевалил через Альпы и проезжал мимо бедного города с крайне немногочисленным варварским населением, его приятели спросили со смехом: “Неужели и здесь есть соревнование из-за должностей, споры о первенстве, раздоры среди знати?” Что касается меня, ответил Цезарь с полной серьезностью, то я предпочел бы быть первым здесь, чем вторым в Риме». Как видим, речь идет о позиции среди других людей как значимом для человека факторе эмоционального благополучия. И далее: «...В Испании, читая на досуге что-то из написанного о деяниях Александра, Цезарь погрузился на долгое время в задумчивость, а потом даже прослезился. Когда удивленные друзья спросили его о причине, он ответил: “Неужели вам кажется недостаточной причиной для печали то, что в моем возрасте Александр уже правил столькими народами, а я до сих пор еще не совершил ничего замечательного?”» [80, с. 445].

Здесь мы видим и поведенческую модель Александра, и критерии, которые Цезарь считал значимыми для достижения власти.

Еще один пример демонстрирует поведенческие особенности властной личности.

«Цезарь отплыл в Вифинию, к царю Никомеду. Проведя здесь немного времени, он на обратном пути у острова Фармакуссы был захвачен в плен пиратами, которые уже тогда имели большой флот и с помощью своих бесчисленных кораблей властвовали над морем. Когда пираты потребовали у него выкупа в двадцать талантов, Цезарь рассмеялся, заявив, что они не знают, кого захватили в плен, и сам предложил дать им пятьдесят талантов. Затем, разослав своих людей в различные города за деньгами, он остался среди этих свирепых киликийцев с одним только другом и двумя слугами; несмотря на это, он вел себя так высокомерно, что всякий раз, собираясь отдохнуть, посылал приказать пиратам, чтобы те не шумели. Тридцать восемь дней пробыл он у пиратов, ведя себя так, как если бы они были его телохранителями, а не он их пленником, и без малейшего страха забавлялся и шутил с ними. Он писал поэмы и речи, декламировал их пиратам и тех, кто не выражал своего восхищения, называл в лицо неучами и варварами, часто со смехом угрожая повесить их. Те же охотно выслушивали эти вольные речи, видя в них проявление благодушия и шутливости. Однако, как только прибыли выкупные деньги из Милета и Цезарь, выплатив их, был освобожден, он тотчас снарядил корабли и вышел из милетской гавани против пиратов. Он застал их еще стоящими на якоре у острова и захватил в плен большую часть из них. Захваченные богатства он взял себе в качестве добычи, а людей заключил в тюрьму в Пергаме. Сам он отправился к Юнку, наместнику Азии, находя, что тому, как претору, надлежит наказать взятых в плен пиратов. Однако Юнк, смотревший с завистью на захваченные деньги (ибо их было немало), заявил, что займется рассмотрением дела пленников, когда у него будет время; тогда Цезарь, распрощавшись с ним, направился в Пергам, приказал вывести пиратов и всех до единого распять, как он часто предсказывал им на острове, когда они считали его слова шуткой» [80, с. 437].

Здесь мы видим приверженность Цезаря определенному типу властного поведения, который он умело модифицирует в сложных обстоятельствах, но которому не изменяет. Также видна абсолютная последовательность в реализации власти, как только возникли для этого благоприятные условия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >