ЗАУПОКОЙНЫЙ КУЛЬТ

Три мира — небесный, земной и подземный — связаны друг с другом. На небе и под землей обитают боги, а на земле живут люди, поклоняющиеся этим богам. Судьбы людей зависят в основном от небесных богов, но со временем каждый человек умирает и переходит во власть богов подземных, и этруски чтили подземных богов не менее свято, чем небесных. Заупокойный культ занимал важное место в религиозной жизни Этрурии. Его целями были и умилостивление подземных богов, и исполнение своего долга перед умершими, перед которыми испытывали страх. Этруски, как и другие народы древности, были уверены, что душа человека переживает его бренное тело и нуждается в особой заботе со стороны оставшихся на земле. Одной из первых забот было сооружение могилы.

Первоначально этруски, как уже говорилось, полагали, что душа умершего продолжает обитать в месте захоронения тела, и поскольку душа вечна, то и ее жилище тоже должно быть вечным. Нои когда возникло представление об особом царстве смерти, внимание к могиле не исчезло, и ее по-прежнему сооружали как можно более прочной. В связи с этим в Этрурии, как ни парадоксально, гробницы, т.е. жилища человеческих душ, оказывались гораздо более крепкими, чем храмы, в которых обитали боги. При наличии возможности гробницы высекались в скале, а если такой возможности не было, то их сооружали из каменных блоков. В любом случае они перекрывались землей, иногда довольно высоким холмом, чтобы создать иллюзию подземного жилища. Некрополи располагались отдельно от поселений живых, хотя и сравнительно недалеко от них. Опять же при наличии возможности некрополи занимали высоты или склоны соседних гор, а при отсутствии таких возможностей вытягивались вдоль дорог. Более богатых и знатных хоронили в пышных гробницах, стены которых расписывались различными сценами. Эти росписи дают представление как о некоторых сторонах заупокойного культа, так и об этрусском изобразительном искусстве вообще. Но таких гробниц было сравнительно немного. В некрополях г. Тарквинии гробницы с изображением погребальных пиров составляют всего 2% всех имеющихся там могил. Может быть, приблизительно таким и было соотношение «господ» и «рабов» в этрусском обществе. В могиле покойник должен чувствовать себя уютно, как в собственном доме, и часто она действительно напоминала дом. Естественно, что такие вечные «дома» знати были пышными и даже роскошными сооружениями, а могилы простого населения довольно скромными. Сами могилы чаще всего принадлежали всей семье или целому роду, так что в них постоянно происходили добавочные захоронения.

Этруски применяли оба способа захоронения — и ингумацию, когда тело помещали в специальный гроб или (в зависимости от материальных и иных возможностей) в пышный саркофаг, и кремацию. В последнем случае пепел сожженного тела собирали в специальную урну, которая вначале имела вид обычного дома, подчеркивая неразрывную связь двух жилищ — временного земного и вечного посмертного. Позже крышку урны стали изготовлять в виде головы умершего, стремясь (хотя и далеко не всегда удачно), придать ей черты похороненного здесь человека. Иногда урну помещали в особый ящик, напоминающий саркофаг, хотя и в весьма уменьшенном размере. В первое время больше была распространена ингумация, позже — кремация, хотя оба способа сохранялись до конца существования этрусской цивилизации.

При похоронах покойника одевали в самые лучшие наряды и снабжали всем необходимым для вечной жизни. Саркофаг или ящичек для урны украшали различными изображениями — это могли быть и сюжеты из мифологии, и изображения самого покойника часто вместе с женой, что подчеркивало неразрывную связь супружеской пары, неразделимой даже смертью. Признаком достатка считалась телесная полнота, и иногда покойника изображали преувеличенно толстым. В погребальном инвентаре большое место занимали бронзовые зеркала, оборотная сторона которых была заполнена различными мифологическими сценами. Зеркало вообще играло очень большую роль в различных магических и заупокойных обрядах. Многие народы, и этруски в их числе, испытывали некоторый страх перед зеркалом: за плоской поверхностью ничего нет, но в ней видно все, что находится в поле ее зрения; эти предметы есть, их можно хорошо видеть, но их нельзя взять в руки. В зеркале видимая реальность и нематериальная сущность сливаются воедино, и это особенно хорошо подходит именно к загробному миру и бесплотным душам, в этом мире обитающим. Как все, что с этим страшным, но неизбежным миром связано, зеркало вызывало противоречивые чувства, привлекая и одновременно устрашая людей.

Похороны сопровождались исполнением различных ритуалов. Особые погребальные процессии сопровождались музыкой и актерами, носившими маски умершего, что подчеркивало его присутствие в памяти оставшихся на земле. Большое значение этруски придавали погребальному пиру, ибо чем пышнее был этот пир, тем более значимым был покойник, тем прочнее оставался в памяти людей. Сценами таких пиров расписывались гробницы этрусской знати. При похоронах приносились жертвы подземным богам. В более древние времена это были человеческие жертвы, позже они были заменены жертвами животных и, как уже говорилось, гладиаторскими играми. Среди этих жертв были уже упомянутые особые жертвы, предназначенные для спасения души от пребывания в ужасающем царстве Танр и Калу. Это не значит, что души туда вовсе не попадали — они в любом случае оказывались в этом царстве, но затем с помощью этих жертв поднимались из мрачного загробного мира и становились духами, а некоторые из них даже превращались в богов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >