ЭТРУСКИ И ГРЕКИ

Консерватизм этрусков во внутренних делах сочетался с их открытостью иностранным влияниям. Сначала на этрусков большое влияние оказали финикийцы, что довольно сильно ощущается в этрусском искусстве VIII—VII вв. до н.э. Эта стадия развития этрусской культуры носит название ориентализирующей. На религию этрусков финикийцы, вероятно, оказали меньшее влияние, но оно все же существовало и продолжалось дольше. Еще около 500 г. до н.э. Тефарие Велианас, посвящая Уни храм в Пиргах, отождествил эту этрусскую богиню с Ас- тартой. Возможно, некоторые черты финикийского Мелькарта появились у этрусского Херкле. У этрусков обнаруживаются и определенные следы восточных ритуалов. Необыкновенное сходство принципов гадания по печени у этрусков и жителей Восточного Средиземноморья можно объяснить по-разному, но не исключено и заимствование через финикийское посредство. Все же в целом на религию и мифологию финикийцы оказали не очень значительное влияние. Гораздо большее влияние в этой области, как и в других сферах этрусской культуры, оказали на этрусков греки.

На каком-то этапе развития этрускологии многие ученые стали рассматривать почти все этрусские божества почти как чистые слепки эллинских. В реальности положение было более сложным. Греческая религия действительно повлияла на этрусскую, но только в тех случаях, когда греческие и этрусские представления более или менее совпадали. Но и в этом случае всегда можно узнать местную основу этрусских божественных образов.

Интересной и довольно своеобразной стороной греческого влияния стало восприятие этрусками имен греческих божеств. Это восприятие проходило разными путями. По-видимому, в одних случаях имела место близость греческих и этрусских имен, что приводило этрусков к мысли о идентичности и самих персонажей. Так, вероятно, обстояло, например, дело с Херкле, Аритими и, может быть, с Аллу, но в целом эти боги остались полностью этрусскими. Еще характернее в этом отношении образ Хару. Он имеет с Хароном — греческим перевозчиком через подземную реку — схожее имя и связь с загробным миром. Но в остальном эти фигуры совершенно различны: греческий Харон был благообразным старым перевозчиком, получавшим за свои услуги медный обол, а этрусский Хару — страшным зловещим демоном, тащившим совершенно не желающую этого душу в мир смерти.

Другим путем было заимствование этрусками имен греческих богов и приспособление их к своим собственным, получая в этом случае двойное имя. Так, Калу и Танр стали Айта и Ферсифней, т.е. Аидом и Персефоной. Но уже отмечалось, что царица играет в загробном мире большую роль, чем ее супруг, и уже одно это свидетельствует о сохранении данной божественной парой своего местного характера. Сложнее вопрос о боге Херме. Стало ли это имя вторым у Турмса или речь идет о новом божестве, включенном этрусками в свой пантеон, сказать трудно. Исключить последнюю возможность нельзя. Все народы могли заимствовать божества у тех, с кем они контактировали, и этруски не были в этом исключением.

Греки оказали определенное влияние и на этрусскую мифологию. В памятниках этрусского искусства часто встречаются сцены из греческих мифов. Однако этруски не просто копировали греческие сюжеты, а преобразовывали их в соответствии со своим мировосприятием. Так, особенно любимыми у них оказывались сцены борьбы и смерти, например взаимное убийство фиванских героев Полиника и Этеокла: согласно греческому мифу эти братья убили друг друга в поединке. Другая излюбленная тема — суд Париса. В этой сцене, однако, нет движения, нет собственно суда, а есть изображения обнаженных женских (Уни—Гера, Менерва—Афина и Туран—Афродита) и мужских (Парис и Турмс-Гермес) фигур, превращенных в символы божеств плодородия.

Подводя итог, надо сказать, что греческое влияние на этрусскую религию и мифологию было довольно значительным, но не привело к эллинизации религии этрусков, которая осталась полностью самобытной.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >