Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История римской культуры

ОРАТОРСКОЕ ИСКУССТВО

В эпоху острейшей политической борьбы, когда многие вопросы решались на народных собраниях или в сенате в бурной полемике противоборствующих сторон, резко возросла роль политического красноречия. С другой стороны, в Риме суд был открытым, основанным на состязании сторон. К концу республики значение суда возросло, в связи с чем возросло и значение судебного красноречия. Впрочем, эти два вида красноречия разделить невозможно, ибо обычно одни и те же люди выступали и в суде, и перед народом, и в сенате, и, если было нужно, на солдатской сходке. Да и суд часто приобретал политическое значение, так как возбуждение дела против политического противника становилось излюбленным методом борьбы. В это время под несомненным греческим влиянием складывалась структура ораторской речи. Речь состояла из вступления, в котором оратор стремился обеспечить себе благосклонное внимание слушателей, основной части и заключения, в котором выступающий кратко напоминал обо всем сказанном и возбуждал необходимые ему чувства слушающих, дабы добиться нужного результата. Основная часть обыч - но распадалась, в свою очередь, на три части: повествование, т.е. изложение самих фактов; доказательство правоты своих взглядов; опровержение положений противника. Одни ораторы предпочитали воздействовать прежде всего на эмоции слушателей, используя патетику, звонкие фразы, порой ритмическую прозу с повторением одних и тех же или близких по звучанию слов. Такое красноречие называлось «азианическим», поскольку его видные деятели происходили из Малой Азии. Другие стремились к ясности и точности речи, привлекая слушателей логикой рассуждения. Это красноречие было «аттическим», ибо ориентировалось на образцы классических афинских ораторов. Среднее место между двумя видами красноречия занимало «родосское красноречие», которое было приукрашенным, но без излишка, свойственного «азианическим» ораторам. Но и те, и другие, и третьи не должны были искажать реальные или придумывать несуществующие факты, ибо первой заповедью оратора должна быть правдивость.

Своему искусству будущие ораторы учились на примере своих предшественников, слушая их речи на форуме, в сенате или в суде. Начинающие, а порой и уже зрелые ораторы часто отправлялись в Грецию или Малую Азию слушать знаменитых греческих риторов и учиться у них. Еще в предшествующее время греческие учителя красноречия стали появляться и в самом Риме, позже их число увеличилось. В 90-х гг. I в. до н.э. появилась первая собственно римская риторическая школа, созданная Люцием Плоцием Галлом, который впервые использовал в преподавании красноречия латинский язык. В значительной степени она была рассчитана на тех людей, которые не имели греческого образования, следовательно, на более широкие круги населения. Это испугало консервативную римскую олигархию, которая всегда подозрительно относилась к риторике и увидела в этой школе разрушение старинной нравственности. В связи с этим в 92 г. до н.э. специальным эдиктом цензоров школа была закрыта. Одним из этих цензоров был Люций Лициний Красе, сам являвшийся знаменитым и считавшийся вто время лучшим оратором Рима. Плоций был другом (а по некоторым сведениям, и клиентом) Гая Мария, так что в поступке Красса ясна была и политическая подоплека. На какоето время латинское риторическое образование прервалось. Но все же риторические школы в Риме постепенно укоренялись, следуя в основном греческим моделям обучения и красноречия. Начали появляться и первые латинские учебники по риторике, например написанная в 80-х гг. I в. до н.э. «Риторика к Гереннию», авторство которой долго приписывалось Цицерону, но которая ему явно не принадлежит. Впрочем, и Цицерон тоже писал пособия по риторике. Такая риторическая школа стала по существу первой формой высшего образования в Риме.

Рим последнего века республики выдвинул ряд превосходных ораторов, весьма ценимых современниками. Практически все видные политические деятели являлись и ораторами. Хорошим оратором был Сципион Эмилиан, в кружке которого значительное место уделялось риторике. В 20-е гг. II в. до н.э. лидер демократического движения Гай Семпроний Гракх стал первым оратором, который, выступая на форуме, говорил, обращаясь лицом к слушающему его народу, а не к находившемуся за его спиной сенату. Великолепным оратором был Гай Юлий Цезарь. Хорошим не только политическим, но и судебным оратором был известный политический деятель того времени Марк Лициний Красе, который брался выступать в суде даже по таким делам, от которых отказывался Цицерон. Соперником Цицерона выступал его старший современник Квинт Гортензий Гортал (114—50 гг. до н.э.). Он был и поэтом, и историком, но главным образом оратором. Гортензий примыкал к «азианической» школе, т.е. к той, которая увлекалась красочностью речи, различными стилистическими фигурами, пафосом. Его речи были рассчитаны на мгновенный эффект, на слушателей, а не на читателей, на эмоции публики, а не на вникание в его доводы. Как судебный оратор Гортензий выступал до самой своей смерти, но в 70 г. до н.э. в его карьере произошел перелом. В этом году он выступал защитником проворовавшегося наместника Сицилии Верреса и потерпел полное поражение в состязании с выступавшим с обвинениями Цицероном. После этого его красноречие пошло на убыль, и он все чаще уступал своему более младшему и более искусному современнику Цицерону.

Марк Туллий Цицерон (106—43 гг. до н.э.), самый известный оратор I в. до н.э., как и многие другие представители римской интеллигенции того времени, родился не в Риме, а в небольшом городке Арипине, но рано прибыл в Рим и получил римское воспитание в свите известного тогда правоведа Квинта Муция Сцеволы Авгура. На форуме Цицерон слушал лучших ораторов, получил он и философское образование. Цицерон был также политиком, теоретиком ораторского искусства и государственного устройства (политологом, говоря современным языком), философом, но в историю культуры вошел в первую очередь именно как оратор, чье красноречие стало образцом не только для современников и ближайших потомков, но и для ораторов многих последующих веков. Цицерон стремился соединить риторику с философией и идеалом считал «мудрого оратора», т.е. такого, у которого красота слова соединяется с красотой мысли. Речи в момент произнесения, разумеется, были рассчитаны на мгновенную реакцию слушателей. Но Цицерон заботился и об их издании для будущих читателей: перед публикацией он заново отделывал текст и даже мог вносить изменения, казавшиеся ему нужными для получения большего эффекта. Свою деятельность оратора Цицерон начал с судебных речей, но поскольку в них задевались приближенные всесильного тогда диктатора Суллы, они имели несомненную политическую подоплеку. По существу Цицерон открыто и резко выступал против политического бесправия, которое царило в Риме при диктатуре Суллы. И позже при всех колебаниях, вызванных и условиями времени, и не очень твердым характером, и естественным желанием не нанести слишком большого ущерба себе и своим близким, Цицерон всегда выступал в защиту республики и свободы и против тирании. Цицерон примыкал к «родосскому» направлению, которое стремилось патетически воздействовать на эмоции слушателей, но в то же время безупречно следовало логике и чаще всего фактическому обоснованию. Правда, порой высокое красноречие заменяло ему недостаточность доводов. Иногда Цицерон моги «передергивать» факты для большего унижения противника. Юмор и убийственная ирония, превосходное знание права и умение вовремя вставить трогательный или назидательный рассказ, яростные нападки и изощренная защита и многое другое свойственно речам Цицерона. Все это ярко проявилось в 63 г. до н.э. В этом году Цицерон был консулом и в качестве оратора, и в качестве консула яростно выступал против Люция Сергия Каталины, развратного аристократа, возглавившего заговор с целью захвата власти. Еще не имея достаточных доказательств, Цицерон обрушился на Каталину, уничтожая его яростью своих речей и добившись его отъезда из Рима, а затем, получив доказательства, уже как консул принял все меры по раскрытию заговора и наказанию заговорщиков. За раскрытие этого заговора Цицерон получил почетное прозвище «отец отечества». После убийства Цезаря Цицерон всю мощь своего красноречия направил против Марка Антония, которого считал главным врагом республиканского строя и римской свободы. Когда-то с таким же красноречием афинский оратор Демосфен выступал против македонского царя Филиппа, и эти его речи назывались «филиппиками». Также были названы и речи Цицерона против Антония. За свои «филиппики» Цицерон поплатился жизнью: когда Антоний со своими союзниками Октавианом и Лепидом стал хозяйничать в Риме, Цицерон был включен в число преследуемых и убит.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы