Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История римской культуры

ИСТОРИОГРАФИЯ

Хотя, как говорилось ранее, проза ушла на второй план, она, разумеется, не исчезла. В то время как ораторская проза все более превращается в пустое краснобайство или «искусство для искусства», историография сохраняет свое значение. В первое время историки августовского времени продолжают традиции позднереспубликанской историографии. Таким историком был Азиний Поллион.

Гай Азиний Поллион (76 г. до н.э. — 4 г. н.э.) был одним из ближайших соратников Цезаря, а после его гибели стал сторонником Антония. Но когда отношения между Антонием и Октавианом резко обострились, он предпочел уйти из политики и целиком сосредоточиться на культурной жизни. В историю он и вошел как преимущественно «деятель культуры». Еще по поручению Цезаря Поллион начал работу над созданием первой публичной библиотеки в Риме. Уже после гибели диктатора такая библиотека была создана Поллионом в храме Свободы. В своем доме он собрал великолепную коллекцию произведений искусства. Там же собирались поэты и другие интеллектуалы тогдашнего Рима. Говорить о «кружке Поллиона», подобно кружкам Мецената и Мессалы, нельзя, поскольку здесь не существовало никакого направления творчества, и это было скорее нечто, подобное будущим салонам, но все же дом Поллиона играл определенную роль в культурной жизни Рима. Сам хозяин писал эротические стихи, речи и даже написал грамматическое сочинение. А после победы Октави- ана над Антонием обратился к истории. Им написаны «Истории» в 17 книгах. Подобно Саллюстию и его предшественникам Поллион обратился к современной истории, свидетелем которой в большой степени был сам. Свое произведение он начал с 60 г. до н.э., когда возник так называемый первый триумвират — союз Цезаря, Помпея и Красса. Поэтому содержанием его сочинения были гражданские войны, покончившие с республиканским строем. Хотя сам Поллион был горячим сторонником Цезаря и цезарианцев, он воздал должное и Цицерону, и последним республиканцам. Гораций говорил, что Поллион взялся за «опасное дело». Видимо, в своем историческом сочинении тот попытался дать более или менее объективную картину событий, не особенно учитывая политические веяния.

Август прекрасно понимал значение истории: историк, описывая под определенным углом зрения прошлое, в некоторой степени моделирует будущее и определяет этим поведение человека в настоящем. Поэтому принцепс привлек к себе Тита Ливия (59 г. до н.э. — 17г. н.э.). Ливий отказался от написания отдельных монографий, посвященных тем или иным конкретным событиям, и от создания современных историй. Он обратился к традициям более древних историков и написал грандиозный исторический труд «От основания города», в котором описывал историю Рима — от появления в Италии троянцев во главе с Энеем до сравнительно близкой современности. Но труд этот имел уже новый уровнь: он представлял собой не просто изложение следующих друг за другом событий, а был пронизан единой концепцией. Его главная цель — показать, как в результате деятельности римлян, ставивших выполнение долга перед родиной выше личного блага, возвысился Рим. Прославление римской доблести казалось Августу столь важным, что он прощал историку его республиканские симпатии, шутя называя его «мой помпеянец». Ливий не участвовал ни в войнах, ни в политических событиях, не сделал он и административной карьеры. Не только главным, но и единственным содержанием его творческой жизни была история, написанию которой он посвятил более 40 лет своей жизни. Тит Ливий — первый профессиональный римский историк.

При всех своих республиканских симпатиях Ливий полностью принимал режим, установленный Августом. Другой же историк — Тит Лабиен — осмелился открыто прославить противников Цезаря и це- зарианцев, что явилось несомненным вызовом новому строю и его главе. В ответ на это сенат, явно по требованию Августа, постановил публично сжечь произведение Лабиена, после чего историк покончил с собой.

Своеобразное место в историографии этого времени занимает Публий Помпей Трог. Он написал по существу всемирную историю, в центре которой находились Македония и эллинистические державы (недаром его произведение называется «Филипповы истории» — по имени македонского царя), а история Рима, да и то лишь самых ранних времен, занимала очень скромное место. Историк происходил из Галлии, и только его дед стал римским гражданином, так что его произведение можно рассматривать как духовное сопротивление римскому владычеству в тот момент, когда романизация еще не стала всеобъемлющей. Во всяком случае, труд Трога противоположен общей тенденции римской историографии.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы