НАЧАЛО ХРИСТИАНСТВА

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

Христианство возникло в Палестине в первой трети I в. В 60-е гг. I в. до н.э. существовавшее там Иудейское царство стало зависимым от Рима, а Август и вовсе присоединил страну к империи. Образовалась провинция Иудея, управляемая прокуратором всаднического ранга, и римская власть наложилась на сложную картину социально-экономических и политических отношений, свойственную таким провинциям. В этом плане Иудея практически не отличалась от других восточных провинций Римской империи. Оригинальность Иудеи заключалась в ее религии.

Иудейская религия отличалась от всех тогда существовавших рядом особенностей. В первую очередь это последовательное единобожие, монотеизм. Для иудеев Йахве — не верховный, а единственный Бог, создатель и правитель мира, все остальные божества — лжебоги, и любая уступка их культу — величайший грех. Но если Йахве — единственный истинный Бог и других не существует, то почему его почитают только иудеи? Ответом на этот вопрос явилась идея богоизбранности иудейского народа. Бог избрал иудеев и заключил с их предками Авраамом, Исааком и Иаковом (Израилем) договор, завет, согласно которому потомки патриархов всегда будут чтить истинного Бога, а тот покровительствовать им. Богоизбранность — вторая черта иудейской религии. Это входило в противоречие с реальными судьбами народа, поэтому возникла вера в явление божественного спасителя, помазанника Божия, Мессию, который в конце времен явится в мир для спасения своего народа, наказания его врагов и установления царства Божия. Его приходу будет предшествовать вторичное появление на земле пророка Илии, в свое время взятого живым на небо. Монотеизм, богоизбранность и мессианство — три основных столпа иудейской религии. Йх принятие накладывало отпечаток на все споры, на решение всех вопросов, на весь образ жизни и всего народа, и отдельного человека.

Принятие этих основных положений накладывало отпечаток и на отношения иудеев и к римским властям, и к другим народам. Эти отношения автоматически переводились в религиозную плоскость. Всякое политическое и социальное движение, в том числе выступление против римского господства, превращалось в религиозное, и, наоборот, любое религиозное движение становилось политическим.

Это придавало особую остроту и внутрииудейским спорам, в которых участвовали представители религиозно-политических течений — многочисленных в иудейском обществе I в. Споры были очень ожесточенными, ибо каждая группировка рассматривала свои взгляды как абсолютную истину, а другие — как величайший грех, компромисс с которым невозможен. Дело доходило до того, что в некоторых случаях считалось осквернением малейшее общение с человеком, придерживавшимся других богословских взглядов.

Интересы верхушки иудейского жречества выражали саддукеи, из числа которых выходили первосвященники, возглавлявшие иудейскую религиозную общину. Они признавали только писаные священные книги и закон, ими установленный, отрицали его устное толкование, посмертное воздаяние и бессмертие души, выступали за свободу воли, а в политическом плане — за сотрудничество с римской властью. Фарисеи («перушим» — отдельные, обособленные) были более широким социальным течением. Они стремились приспособить писаные законы к новым условиям и поэтому огромное значение придавали устному учению, верили в воскресение души и посмертное воздаяние. Фарисеи были уверены в наступлении последних времен, когда явится Мессия и спасет народ, после чего в мире воцарится вечный рай. Для ускорения его прихода весь народ должен освободиться от своих грехов и твердо соблюдать все заповеди, данные Богом, в частности ритуальную чистоту, блюдя субботу и не общаясь с неиудеями, в том числе с римской властью. С реальной римской властью они были готовы примириться, пока римляне не вмешивались в религиозную жизнь Иудеи, не заставляли иудеев нарушать заповеди, не принуждали их признавать своих богов и культ императора.

Однако часть фарисеев заняла более радикальные позиции. Они вошли в историю под греческим названием «зелоты» — «ревнители». Зелоты выступали не только за сохранение религиозной автономии и культовой чистоты, но и за политическое освобождение Израиля от власти цезаря, «жрущего свиное мясо». Они считали, что свобода важнее жизни, что господином нельзя называть никого, кроме Бога, что всякое подчинение римской власти в любых проявлениях, в том числе участие в уплате налогов, уже само по себе является непростительным грехом. Зелоты утверждали, что последние времена уже пришли, что вот-вот должен явиться Мессия (а кое-кто и сам себя считал таковым) , что народ должен подняться на священную войну с ненавистным Римом. Рим, его воинов и чиновников, его правителей и сборщиков налогов действительно ненавидело подавляющее большинство населения, поэтому оно живо воспринимало агитацию зелотов.

Эта ненависть к Риму стала питательной средой и для так называемых кинжальщиков, или сикариев. Это были в основном молодые люди, не удовлетворявшиеся мечтами о скором приходе Мессии и грядущем торжестве Израиля, а переходившие к прямому действию — к индивидуальному террору, направленному против римлян и их местных ставленников. Политический террор довольно легко переходил в чисто уголовный разбой, что усиливало общую нестабильность этого времени. Благодаря жестким мерам римских прокураторов движение сикариев было более или менее подавлено, но воспоминания об их действиях остались надолго. О сикариях известно очень мало, но из того, что известно, следует, что религиозные вопросы занимали их умы в наименьшей степени.

Ессеи, или эссены, были представителями чисто религиозного движения. Они полагали, что официальное жречество изменило божественным установлениям, и полностью порвали с иудейской общиной. Ессеи организовывали свои общины, главным образом в пустыне или в других местах вне городов. Они создали свое учение, свое священство, даже свой календарь, позволяющий отмечать религиозные праздники в другие дни, чем остальные иудеи. Ессеи выступали против рабства и имущественных различий (в некоторых общинах все имущество вступивших в эти общины обобществлялось), а некоторые и против семьи. Многие ессеи считали, что они заключили с Богом новый договор, новый завет, отличный от старого, ветхого, которому изменило официальное иудейство. Основателем движения или по крайней мере одной из общин считался Учитель праведности, убитый нечестивым жрецом.

Возможно, что близкой к ессеям была группировка, возглавляемая Иоанном. Иоанн утверждал, что день Божьего гнева близок и что спастись от этого гнева можно только отказом от малейших грехов. Богатые должны разделить свое имущество с обездоленными, а солдаты отказаться от убийств. И все должны раскаяться. Знаком раскаяния и условием грядущего спасения является омовение в священных водах Иордана. Это омовение являлось также знаком очищения от всей прежней жизни и вступления в новую жизнь, исполненную добродетели. В этой новой жизни ученики Иоанна должны не только не совершать грехов, но и полностью отделиться от этого греховного мира с его богатствами и соблазнами. Абсолютно уверенный в своей правоте и чистоте своей веры, Иоанн резко обличал неправедность иудейской знати, в том числе и высшего жречества, ее измену заповедям Моисея, нарушение ею элементарных этических норм. В своей проповеди он не щадил и потомков царя Ирода, в частности Ирода Антиппу, который женился на своей племяннице Иродиаде, что правоверными иудеями считалось страшным грехом. Этот грех был еще более страшен тем, что его совершил правитель, а это могло очень серьезно отразиться на судьбе его подданных. Ирод Антиппа, может быть, под влиянием жены, принял жесткие меры: Иоанн был казнен. Однако критика со стороны Иоанна, видимо, была не единственной причиной казни последнего: Ирод Антиппа испугался растущей популярности проповедника, обличительные речи которого находили все больший отзвук в народной среде и могли привести к народным волнениям. Своей непримиримостью Иоанн напоминал уже давно ставшего мифическим Илию, и многие люди были уверенны в том, что Иоанн и является Илией, вернувшимся на землю и предвещавшим скорое явление Мессии.

В это время мессианство широко распространилось. Монотеизм, определявший всю жизнь иудеев, не давал им возможности слиться с римским миром, противопоставлял их этому миру с его многобожием, с его ритуалами, с его культом императора. Если сами римляне относились к иудеям с презрительной снисходительностью, пока те не бунтовали против их власти, то для большинства иудеев все грехи и все зло мира слились в «вавилонской блуднице», под которой теперь они подразумевали ненавистный Рим. То, что в ближайшее время должен явиться Мессия и прийти спасение, мало кто сомневался. Как в свое время пал Вавилон, наполненный различными грехами, так должен погибнуть и Рим, угнетающий Божий народ. Об этом сообщали многочисленные апокалипсисы, т.е. откровения, в то время широко распространившиеся. Споры шли лишь о форме и времени этого явления, и споры эти были чрезвычайно ожесточенными. Время от времени появлялись претенденты на роль Мессии и вспыхивали восстания, жестоко подавляемые римлянами. Правда, эти восстания были пока локальными и особых затруднений римлянам не доставляли, но убеждали их в мятежном характере иудеев вообще и в угрозе мессианства для самой римской власти. Против претендентов на роль Мессии выступали также саддукеи и фарисеи, видевшие в таком самопровозглашении величайший грех. Но это не мешало появлению все новых мессий и все большему распространению нетерпеливых ожиданий прихода настоящего Мессии.

В этой атмосфере ожесточенных религиозных споров, политических чаяний и напряженного ожидания прихода Мессии выступил Иисус из галилейского города Назарета. Галилея была северной областью Палестины, в которой наряду с иудеями жило много язычников, т.е. неиудеев, областью преимущественно крестьянской, далекой от бурных споров, кипевших в Иерусалиме. Там Иисус начал свою проповедь, собрав вокруг себя небольшое число своих учеников. Это были свободные люди, добывавшие себе пропитание собственным трудом. Первыми его учениками, по преданию, были рыбаки Тивериадского озера. В какой-то момент Иисус сблизился с Иоанном, омывшись, как и ученики Иоанна, в водах Иордана, но в целом его деятельность шла несколько в ином русле. В Галилее его проповедь не встретила особого отклика, и вскоре он вместе с учениками перебрался в Иерусалим, где принял активное участие в тамошних религиозных дебатах. Иерусалимские аристократы и книжники с презрением относились к выходцам из северной окраины страны, но активная проповедь Иисуса очень скоро заставила обратить на него внимание.

Иисус объявил себя (или согласился с объявлением себя) Мессией, Спасителем, Сыном Божиим. Впрочем, сам он предпочитал называть себя Сыном человеческим. Однако в весьма распространенных в то время апокалипсисах его рассматривали как сверхчеловеческую и даже сверхангельскую личность, причастную непосредственно Богу и его мудрости и существующую от века, т.е. по существу как Мессию. Так что принятие этого наименования и означало признание своей мессианской сущности. Однако выступил Иисус не за национальное освобождение, а за моральное преображение человека, его внутреннее освобождение, установление личной связи с всеблагим и любвеобильным Богом. По его словам, спасутся не все иудеи, а только поверившие в его миссию — это нищие духом и алчущие правды, кроткие и милостивые, чистосердечные и миротворцы. Эти люди должны быть праведны не внешней праведностью фарисеев, а по чистоте души своей. Праведные никого не должны обижать ни действием, ни даже помыслом, жить в мире со всеми людьми, отдать имущество беднякам, не прелюбодействовать ни на деле, ни мысленно, не противиться злу, любить врагов, быть в мире с собой, миром и Богом, а главное — быть чистыми душой. И это дает людям подлинную свободу. Таким образом, Иисус перенес центр тяжести с внешнего мира на внутренний мир человека, и объектом освобождения стали не этническая или политическая группа, народ, нация, а конкретная человеческая личность. При этом, как полагал Иисус, чем униженнее человек, чем беднее, чем более низкое положение он занимает в обществе, тем больше у него шансов на спасение. Этические моменты приобретают в его проповеди особенно большое значение. Любовь к Богу и ближнему становится важнейшей чертой истинно верующего человека. Иисус не отрицал ни Тору, ни пророков и даже подчеркивал свою верность этим основам иудейского вероисповедания, но, как и многие реформаторы, он противопоставлял букву и дух библейских заповедей, делая акцент на исполнении духа порой с явным ущербом для их буквальных требований. Отрицая строгое следование внешним ритуалам, Иисус основное внимание уделял моральному самосовершенствованию и, считая это самым главным, полагал возможным тесное общение с такими людьми, которых господствующая мораль считала нечистыми, включая проституток и представителей римской власти. Это противопоставило Иисуса и его учеников фарисеям и основной массе иудеев, поддерживающих фарисеев. Именно с фарисеями приходилось преимущественно спорить Иисусу, поскольку высокопоставленные саддукеи до споров с каким-то нищим пророком из далекой Галилеи не снисходили. Ряд положений его проповеди был направлен и против ессеев, несмотря на их значительную идеологическую близость.

Иисус не только провозглашал определенные моральные и религиозные нормы, соблюдение которых являлось, по его словам, условием спасения, но и утверждал близость самого спасения. Центром его проповеди было Царство Божие — именно для его достижения необходимо покаяться в совершенных грехах и следовать всем тем заповедям, которые провозглашал Иисус. Знаком прихода этого Царства станут различные грозные знамения, после чего ангелы совершат последний суд, в результате которого чистые души будут вечно пребывать в раю, а грешные тоже вечно гореть в аду (который он сравнивал с долиной Геенной, расположенной к западу от Иерусалима, где в свое время приносились жертвы путем сожжения). Царство Божие наступит еще при жизни существующего поколения, но при условии исполнения им заповедей любви к Богу и другим людям, живой, а не формальной веры, соблюдения моральной чистоты. Для этого человек может и должен отказаться от всего, что его привязывает к земной жизни — от семьи, имущества, старой работы, связей и контактов вне круга истинно верующих. В этом община Иисуса была похожа на ес- сейскую. Но если ессеи, в частности кумраниты, тщательно оберегали свои взгляды от посторонних и даже карали тех, кто разгласит их секреты, то Иисус и его сторонники, наоборот, подобно Иоанну, не только открыто провозглашали постулаты своей веры, но и стремились как можно больше людей увлечь на путь истинного, как им представлялось, спасения.

Вокруг Иисуса сложилась небольшая, но весьма активная община. Ее ядром стали непосредственные ученики Иисуса, которые признали его своим учителем еще в Галилее. По преданию, их было 12 человек, и они следовали за ним во время всех его странствий по тогдашней Палестине, практически полностью оторвавшись от своей среды, оставив не только кормившую их работу (как рыбаки Симон и Андрей), но и свои семьи. Ученики жили вместе с Иисусом, разделяли с ним все трудности и радости жизни, вместе кормились и помогали в проповеди, во всем ему повиновались. Кроме них за Иисусом следовало несколько женщин, которые все же в число учеников как таковых не входили. Остальной состав возникшей общины был переменный. Были люди, которые то восторженно внимали словам Иисуса, то по каким-либо причинам в них потом разуверялись; были те, кто сохранял веру в его проповедь, но оставались в собственной среде, занимаясь прежними делами. Во время странствий Иисуса и его учеников по Палестине в различных местах появлялись люди, поверившие в него, но они не уходили вслед за ним.

И фарисеи, и еще больше саддукеи, как уже говорилось, решительно выступали против людей, объявлявших себя мессиями, видя в этом величайший грех. Однако высший орган иудейской общины синедрион был лишен права выносить смертные приговоры, и он обратился к прокуратору. Римские власти, не разбиравшиеся в тонкостях восточных вероучений и различий внутри иудейской религиозной мысли, всех подобных деятелей считали мятежниками против императора, а само слово «царство» возбуждало их подозрение в стремлении добиться независимости Иудеи от Рима. В результате по наущению верхушки иерусалимского жречества и по приговору прокуратора Понтия Пилата Иисус был предан распятию — самому жестокому и позорному виду казни, предназначенному для беглых рабов и особенно мятежников. Точная дата этого события неизвестна. Скорее всего, это произошло около 30 г. н.э. или несколько позже.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >