Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История римской культуры

«ПОСЛЕДНИЕ РИМЛЯНЕ»

Уже во втором десятилетии V в. на территории Западной Римской империи начинают образовываться варварские (в основном германские) королевства. Даже если некоторые короли еще и считали своими суверенами императоров, то реально они были совершенно самостоятельны. В этих королевствах складывалась собственная культура, в которой римский элемент в его поздней форме активно присутствовал, но не являлся единственным. Однако в первое время и в этих государствах сохранялась собственно римская культура и ее носители. Две группы населения варварских королевств разделял среди прочего и религиозный барьер. За исключением франков, которые сразу же крестились по никейскому обряду, все остальные варвары были арианами, в то время как местное римское население и его интеллектуальная элита — сторонниками никейского католическо-православного вероисповедания. Это накладывало значительный отпечаток на взаимоотношения внутри этих государств. Другой очень важный аспект римской культуры под властью варваров — отношение к языческому наследию. В отличие от Восточной Римской империи (Византии), стремившейся ликвидировать все остатки язычества и упорно боровшейся с ересями, в варварских королевствах культурный водораздел в большой мере проходил не между язычеством и христианством, а между романством и варварством, которое, к тому же, было еретическим. В частности, греко-римская мифология здесь рассматривается не как зловредное язычество, а как имперское наследие и воспоминание о прежних, как казалось, счастливых временах. Впрочем, королевства были разными, и отношения между римлянами и германцами тоже различны.

В 418 г. в Юго-Западной Галлии образовалось Вестготское королевство. Вестготские короли то формально признавали высший суверенитет императора, то отказывались от этого признания, и отношения с местным римским населением у них было в разное время разное. Интересы и взгляды римского населения и его знати в этом королевстве в Ув. выражал Сидоний Аполлинарий (ок. 430 — до 490). Принадлежавший по рождению к элите галльской знати, Сидоний активно участвовал в политической жизни Западной Римской империи, занимал очень высокие посты, включая пост консула, стал затем епископом одного из галльских городов и в этом качестве возглавил сопротивление вестготскому королю Эйриху. В результате он был арестован, а его богатейшее имущество было конфисковано. Лишь благодаря хлопотам королевского секретаря Льва Сидоний был освобожден и вскоре после этого умер. Одновременно с административными и церковными занятиями Сидоний занимался и литературой, являясь автором разнообразных произведений, включая стихотворные панегирики, свадебные песни, эпиграммы. Все они были собраны в сборник, подготовленный, вероятнее всего, самим поэтом. В панегириках он строго следовал всем правилам риторики, в остальных стихах допуская всяческие вольности. Не менее важно его собрание писем разнообразного содержания, написанных хорошим стилем, которые затем, подражая Плинию Младшему и Симмаху, Сидоний опубликовал в девяти книгах. Он знал греческий язык и перевел на латынь «Жизнь Аполлония Тианского» Филострата. Это языческое произведение, прославлявшее неопифагорейского мудреца, и оно, казалось бы, не подходило для христианина, каким был Сидоний. Но он, будучи убежденным христианином, одновременно ощущал тесную связь со всей предшествующей историей римской и греческой мысли, и для него в этом сочинении Филострата важна была фигура древнего философа, воплощавшего античную мудрость. Сидоний прекрасно знал античную мифологию, заимствованную из произведений всей предшествующей литературы, и активно ее использовал в своем творчестве. Впрочем, став епископом, он предпочел больше к мифологии не обращаться, хотя после освобождения, уступая просьбам друзей, написал несколько стихотворений в прежнем духе. Сидоний был убежденным сторонником и пропагандистом романства в противовес торжествующим варварам. И для утверждения превосходства римлян было пригодно все, включая достижения язычества. Римская культура являлась для Сидония главным критерием его отношения к германцам. Сидоний весьма благожелательно относился к тем представителям варварской знати, включая короля, которые, по его мнению, были привержены римским культурным традициям, и решительно выступал против варварского бескультурья.

Совершенно другую позицию занимал Сальвиан, пресвитер из города Массилии (ок. 400-470). Катастрофические события, связанные с варварскими завоеваниями и крушением привычного мира, произвели на него оглушающее впечатление, сходное с концом света. Причиной этого он счел то, что современные ему римляне только внешне были христианами, оставаясь в душе (и, главное, по своим нравам) язычниками, в то время как варвары, не будучи ортодоксальными христианами, были гораздо чище душой, что и привлекало к ним угнетенное властями населения. Дело доходило до того, что рабы у варваров чувствовали себя лучше, чем свободные люди под римской властью, что тоже являлось для Сальвиана явным признаком конца существующего мира.

Северная Африка западнее Египта оказалась под властью вандалов. Вандалы никогда даже чисто формально не признавали императорский суверенитет, и это накладывало отпечаток на отношение к римскому населению. По отношению к своим римским католическо- православным подданным вандалы были более суровыми господами, чем вестготы, и дело доходило до жестоких религиозных преследований, по крайней мере по отношению к иерархии местной церкви, которую вандальские короли считали «пятой колонной» империи. Но как ни парадоксально, в Вандальском королевстве развивалась римская поэзия, наиболее крупным представителем которой был Драконций.

Блоссий Эмилий Драконций принадлежал к видным фамилиям Карфагена, получил риторическое и юридическое образование и выступал в качестве адвоката. В это время он и начал писать свои стихи. В одном из них он восхвалил не вандальского короля Гунтамунда, а чужого властителя, как полагают, императора Зенона. Это вызвало гнев короля, результатом которого стало долгое заключение Дракон- ция. В стихах, предшествующих аресту, поэт охотно обращался к различным мифологическим сюжетам — таким, как похищение Елены, судьба Медеи, злоключения Ореста. Для него наследие греко-римской культуры оказалось важнее, чем противопоставление христианства и язычества. В заключении Драконций писал поэтические обращения к королю с просьбой о милосердии и к друзьям с мольбой о заступничестве, в которых он явно ориентировался на аналогичные послания

Овидия. Кроме того, в тюрьме он написал ряд произведений, характер которых был совершенно иной. Среди них поэма «О хвалах Богу» в трех книгах. Это чисто христианское произведение. Поэт заявляет, что все зависит от Бога: что Бог в зародыше карает зло, но и предупреждает об этом через пророков и через посылаемые знаки. Важнейший знак милости Бога — творение мира. И далее Драконций в значительной степени пересказывает многие библейские сюжеты. Обращается он и к языческим примерам и говорит, что, хотя некоторые язычники, например великие римские полководцы, дали пример героизма, язычество в целом, в отличие от христианства, ведет только к гибели. Но после освобождения из долгого заключения он в свадебных гимнах снова обращается к образам мифологии.

Особое положение сложилось в Италии, центре Западной Римской империи. После свержения последнего западного императора Рому- ла Августула власть там оказалась в руках командира германского отряда Одоакра, но уже скоро страна была завоевана остготами под предводительством короля Теодориха. Теодорих стремился сохранить хорошие отношения с итало-римским населением, особенно с его знатью. Многих ее представителей он приблизил к себе, доверив им различные важные посты. Стремился он привлечь на свою сторону и католическую церковь. Теодорих не делал никаких попыток навязать арианство местному населению, но и не допускал обратного — обращения в никейское вероисповедание готов. Арианство оставалось «готской верой», а католичество-православие — «римской». Теодорих в юности несколько лет провел в Константинополе и проникся уважением к греко-римской культуре, хотя до конца дней оставался неграмотным. Он открыто покровительствовал римской культуре. Среди тех, кого король не просто приблизил к себе, но и доверил высшие посты в государстве, был Боэций.

Аниций Манлий Северин Боэций (480—524) был одним из самых образованных людей своего времени. В то время как на Западе знание греческого языка почти исчезло, он прекрасно его знал и поставил целью перевести на латынь и истолковать произведения Аристотеля и неоплатоника Порфирия. Полностью выполнить задуманное ему не удалось, но все-таки то, что он успел сделать, стало важным шагом в усвоении латинским Западом достижений эллинской философии. Особое внимание он уделил логике. Соединить некоторые стороны неоплатонизма с христианством Боэций попытался в нескольких теологических сочинениях. В частности, он решал вопрос о сущности личности (персоны), где он объединил христианское понимание человека как творения Божьего и неоплатоновского учения о разумности, считая личность индивидуальной субстанцией разумной природы. Боэций прекрасно понимал важность для сохранения культуры школьного образования. Уже до этого существовало понятие «семи свободных искусств», т.е. наук, которыми должен овладеть образованный свободный человек. Боэций систематизировал их. В соответствии с духом времени, стремившегося в основном к схематизации и дог- матизации, он считал, что главное — не столько содержание знания и обучения, сколько путь познания. Боэций определил два последовательных пути овладения знаниями. Первый путь — тривиум (трех- путье): овладение грамматикой, риторикой, диалектикой, т.е. гуманитарными знаниями. По идее всем этим должен овладеть каждый человек; отсюда и пошло понятие «тривиальность», обозначающее нечто плоское, давно известное. Второй путь — квадривиум (четы- рехпутие): арифметика, музыка, геометрия (фактически география) и астрономия (включая астрологию). Сам Боэций написал учебники для квадривиума.

При дворе Теодориха шла подспудная, но ожесточенная борьба между готской и римской группировками, и король принял сторону своих соплеменников. Около 524 г. Боэций, смело вставший на защиту несправедливо обвиненного знатного римлянина Альбина, был сам обвинен в государственной измене и приговорен к смерти, а затем и казнен. Казнен и защищавший Боэция его тесть Симмах, внук знаменитого оратора. В тюрьме перед лицом неизбежной казни Боэций написал сочинение «Утешение философией», где обращается не к христианским ценностям и религиозному утешению, а к философским аргументам. Высшая истина, по Боэцию, содержится в божестве, являющемся абсолютным благом, а понять его можно только разумом. Разум показывает, что все временные явления связываются судьбой, перед которой человек бессилен, но высшей связью является любовь, которая определяет целостность и гармоничность мира. Дух, покорный судьбе и понимающий неизбежность превратностей земного существования, обладающий высокой философской мудростью, охваченный чистой и гармоничной любовью, способен противостоять ударам фортуны и позволяет единичному человеку понять тщету земного мира перед лицом божественного и всеобщего.

Если Боэций решал задачу сохранения и обобщения античного наследия и применения его к новым обстоятельствам теоретически, то его друг и современник Кассиодор Сенатор — практически. Кас- сиодор тоже был знатным римлянином на службе у остготов, в частности ведя в течение многих лет всю канцелярию остготских королей, но не испытал опалы. Однако политические бури все же заставили его на старости лет удалиться в свое имение и заняться чисто интеллектуальным трудом. Сам Кассиодор, бывший великолепным знатоком латинского языка и прекрасным стилистом, написал более 200 сочинений. Его канцелярские тексты, собранные в весьма обширный сборник, на многие годы, если не на века, стали образцом канцелярского стиля. Главной задачей Кассиодора было добиться совместного действия готов и римлян на благо Италии. Но его важнейшая историческая роль состоит в организации им в своем имении монашеского общежития, главной задачей которого являлось переписывание произведений античных авторов. Этим было положено начало огромному труду по переписыванию книг, который дал возможность познакомиться с античной литературой.

Боэция часто называют последним римлянином. Но так можно назвать всех римских интеллектуалов, работавших под властью варварских королей и пытавшихся в этих условиях сохранить традиции римской культуры. Их деятельность фактически завершает историю этой культуры на Западе.

Несколько позже в Восточной Римской империи произошли два важных события, которые тоже можно рассматривать как завершение античной культуры. Оба они связаны с именем императора Юстиниана (527-565). Первую кодификацию римского права провел еще император Феодосий II в 428—430 гг., но его кодекс был относительно ограничен и не подводил итог всему развитию римской юриспруденции. Такую задачу поставил Юстиниан. Понимая всю важность приспособления многообразия существующих законов к новой реальности, этот император принял решение систематизировать римское право, по мере возможности устранить имеющиеся противоречия и несоответствия новому времени, дать судьям относительно удобный свод законов и более или менее компактное собрание комментариев известных юристов прошлого. С этой целью была создана комиссия, которую вскоре возглавил виднейший юрист того времени Требониан, которая и занялась изучением и систематизацией наследия юристов прежних времен. С этого началась полная систематизация римского права вообще, результатом чего стал появившийся в 534 г. всеохватывающий Корпус гражданского права. В него вошли так называемый Кодекс Юстиниана, включающий все те изданные к тому времени законы, которые сохраняли свою силу и не противоречили друг другу; Дигесты (или Пандекты) Юстиниана, в которых собраны извлечения из сочинений более ранних юристов (и это стало обобщением достижений всей римской правовой науки); Институции Юстиниана, служившие учебником для будущих юристов. Несколько позже к нему были прибавлены Новеллы Юстиниана, содержавшие законы, изданные после публикации Корпуса. Более поздние дополнения относятся уже к дальнейшей истории права. Корпус же Юстиниана в целом явился завершением правовой истории античного мира и в особенности именно римского права. Юстиниан считал себя наследником всей длинной череды римских императоров, и ему было неважно, что большинство их было язычниками. Он сознательно поставил своей целью реставрацию былого величия Римской империи, и кодификация явилась одним из аспектов этой реставрации.

В религиозно-идеологическом отношении Юстиниан действовал совершенно иначе. Здесь он выступал как убежденный и даже фанатичный христианин никейского толка. Он вел упорную борьбу с ересями и язычеством. С этим связано второе событие. Вскоре после своего прихода к власти Юстиниан издал ряд законов, усиливавших репрессии против язычников и вообще «эллинского нечестия». Еще оставшиеся храмы превращались в церкви. Одновременно он принял меры против языческого образования. К этому времени только в Афинах еще продолжала существовать философская школа, переживавшая далеко не лучшие времена, и в 529 г. император запретил преподавание философии в Афинах. Имущество афинской школы было конфисковано, некоторые из ее преподавателей, в том числе последний глава школы Дамасций, эмигрировали в Персию. И это стало подлинным концом античной греко-римской культуры.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

  • 1. Каков идеологический аспект домината?
  • 2. Каково идеологическое обоснование домината?
  • 3. Почему христианство победило и как это отразилось на культуре?
  • 4. Каковы основные черты позднеримского искусства?
  • 5. В чем заключалось наступление христианской культуры?
  • 6. Как оборонялась языческая культура?
  • 7. Как можно охарактеризовать конец римской культуры?
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы