Нравственно-психологические особенности деятельности адвоката и его личности

Требования к компетенциям

Знать:

  • • основные характеристики профессиональной деятельности адвоката
  • • требования, предъявляемые к его морально-психологическим качествам
  • • причины и формы профессиональной деформации среди представителей адвокатского сообщества

Уметь:

  • • оперировать основными понятиями, категориями при про- фессиографическом описании основных направлений адвокатской деятельности
  • • выявлять факторы, способствующие профессионально-психо- логической деформации и выгоранию среди адвокатов

Владеть:

  • • способами предупреждения профессиональной деформации и выгорания
  • • этико-психологическими приемами (техниками) профилактики эмоционального выгорания

Нравственная характеристика адвокатской деятельности

Представителям любой профессии этикой предписываются присущие только им моральные качества. Но это вовсе не означает, что у людей каждой профессиональной группы они особенные, неповторимые. Таких качеств лишь несколько десятков, включая добродетельные — высоконравственные свойства личности, а также порочные — аморальные качества. Следовательно, речь может идти только о специфике проявления этих общих моральных качеств человека и о значимости тех или иных в деятельности представителей разных профессий. Так, решительность, неподкупность, добросовестность, эмоциональная сдержанность — важные качества любого юриста, но если эти свойства выступают как желательные для преподавателя или ученого, то по отношению к тем, кто на профессиональной основе занимается защитой прав, свобод, законных интересов граждан законными средствами объективно и по убеждению, эти свойства становятся профессионально необходимыми.

Проблема усложняется еще и тем обстоятельством, что деятельность представителей адвокатского сообщества, как отмечалось, относится к социономическому типу профессий, т.е. системе «человек — человек» («профессионал — доверитель (подзащитный») и связана с постоянным взаимодействием с людьми. Однако в этой системе есть и третий компонент — «услуга, юридическая помощь»'. Это означает, что в своей деятельности адвокату ежедневно приходится сталкиваться с необходимостью не только оценивать поступки людей с позиций закона, но и решать их судьбы зачастую в самые кризисные минуты их жизни; с большой ответственностью воспринимать свое социальное предназначение, оберегать права и законные интересы граждан. И если судья оберегает эти права в силу своей принадлежности органу государственной власти, то адвокат помогает тем, что предоставляет свои юридические знания в распоряжение доверителя (подзащитного), чем дает тяжбе благоприятное для последнего разрешение. Да и само понятие аскосаШБ (лат.), будучи таким же древним, как и судейское звание, означает «призванный», т.е. вытребованный защищать на суде, вести дело, т.е. выполнять важную гуманистическую функцию, выражающуюся в защите человека, гражданина, находящихся в сложной жизненной ситуации и ввиду этого нуждающихся в моральной поддержке, сочувствии и сострадании[1] [2].

Применительно к уголовному судопроизводству защитник помогает обвиняемому (подсудимому): (1) более полно использовать свои процессуальные права, (2) активно участвовать в исследовании собранных по делу материалов, (3) осуществлять глубокий анализ действительных причин происшествия, (4) объективно оценивать ситуацию и справедливо индивидуализировать степень ответственности и вины. Все это возможно лишь при условии глубокой профессиональной подготовленности защитника, и прежде всего его

основательной теоретической подготовленности (ст. 7 Закона об адвокатуре). На это указывал еще в XIX столетии английский юрист Р. Гаррис:

Если задуматься над тем, что в деле бывают поставлены на карту жизнь, достояние, общественное положение, честь и доброе имя людей, вверившихся адвокату, то нельзя не сказать, что нравственный долг обязывает его потрудиться настолько, чтобы усвоить хотя бы основные начала того искусства, которое служит успеху в этой ответственной борьбе[3].

Подчеркивая, что одна практика, без теоретических знаний, может только развить и укрепить небрежность и неискусные приемы, Гаррис предостерегал начинающих адвокатов от недооценки теоретической подготовки и преувеличении роли практики:

Для того, кто учится только на практике, ошибки будут общим правилом, а избежание ошибок — счастливой случайностью. Избежать ошибки — значит сделать шаг вперед на пути к совершенству, и мои наблюдения убедили меня, что практика адвокатского искусства без теории больше приучает к ошибкам, чем отучает от них[4].

В настоящее время в Российской Федерации, согласно ст. 9 Закона об адвокатуре, статус адвоката вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности. Указанное лицо также должно иметь стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании от одного года до двух лет и сдать квалификационный экзамен. Не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката: (1) лица, признанные недееспособными или ограниченно дееспособными, и (2) лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления.

Требования, которым должны соответствовать адвокаты, вполне понятны и, как нам представляется, в каких-то дополнительных комментариях не нуждаются

Однако наличие высшего юридического образования, как показывает практика, еще не свидетельствует о достаточной образованности человека. Юридическое образование есть лишь одна из сторон общей правовой культуры. В качестве другой ее части выступает высокий уровень овладения соответствующими компетенциями, умение применять свои правовые знания в правовой деятельности. Все вышесказанное в полной мере относится к адвокату и его правовой культуре, о которой можно судить исходя из того, (1) насколько он знает и оценивает свои права и обязанности, (2) как он сам соблюдает правовые предписания и руководствуется ими при защите прав и законных интересов граждан.

Первый из названных критериев в большей степени связан с правосознанием адвоката-защитника, а второй — с его правомерным поведением. Только в единстве они могут свидетельствовать об уровне его правовой культуры.

Высокий уровень правовой культуры адвоката-защитника предполагает не только уважение к праву, но и привычку соблюдать предписания правовых норм. Такая привычка во многом представляет собой нравственно-психологическую установку, которая способствует формированию твердых убеждений в правоте отстаиваемой им на следствии или в суде позиции по защите своего подзащитного.

Высокий профессионализм и правовая культура, глубокая убежденность адвоката-защитника в правоте своей позиции еще недостаточны для оказания подзащитному высококвалифицированной юридической помощи. Со стороны адвоката-защитника требуется еще и социально-правовая активность в поведении, творческий подход в реализации правовых предписаний, целеустремленность в использовании предоставленных ему средств защиты.

  • [1] Трунов И.Л. Этический выбор юриста между выгодой и ответственностью //Представительная власть. 2014. № 2,3. С. 4.
  • [2] Мартытик Е.Г. Суд и адвокатура: возникновение, развитие, взаимоотношения(уголовно-процессуальный аспект) // Российский судья. 2002. № 1. С. 13.
  • [3] Гаррис Р. Школа адвокатуры: Руководство к ведению гражданских и уголовныхдел / Пер. с англ. П. Сергеича. СПб., 1911. С. 7.
  • [4] Там же. С. 7—8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >