Нейрохимические системы мозга, участвующие в патогенезе эпилепсии, нейрохимия переднего кортикального ядра миндалевидного комплекса мозга

Среди патологий центральной нервной системы (ЦНС) второе место по встречаемости занимают эпилепсия и эпилептиформные синдромы (Блинов Д.В., 2011; Jackson M.J., Turkington D., 2005).

Несмотря на множество отличий в патогенезе и клинической картине дегенеративных заболеваний ЦНС и эпилепсии, можно выделить ряд патофизиологических проявлений, характерных для всех этих состояний. Среди них - наступающие на той или иной стадии патологического процесса - нарушение функции различных нейротрансмиттерных систем (Кулинский В.И., 2001; Семьянов А.В., 2003; Шток В.Н., Федорова Н.В., 2000; Kasper S.F., Resinger Е. et al., 2001; Macdonald R.L. et al., 2004).

Как известно, основными нейротрансмиттерными системами являются норадренергическая, серотонинергическая, гистаминергическая, ГАМКергическая, дофаминергическая, ацетилхолинергическая, глутаматергическая системы.

Как уже было сказано, СОа состоит из двух основных типов клеток: возбудительные (глутаматергические) пирамидные нейроны и ингибиторные (ГАМКергические) непирамидые нейроны (McDonald A.J., 1998; SahP. et al., 2003).

П.М. Сараджишвили и Т.Ш. Геладзе (1977) считают, что одним из важнейших звеньев патологических изменений уровня возбудимости нейронов являются расстройства в глутаминовой системе, так как она стимулирует передачу возбуждения в синапсах ЦНС (Tani Н. et al., 2007).

Глутаминовая система вырабатывает важнейшие для мозговой ткани медиаторы - у-аминомасляную кислоту (ГАМК) (глутаминовая кислота - предшественник ГАМК) и глутамат (образуется при трансминировании ГАМК). Важнейшую роль в эпилептогенезе играет активация NMDA-глутаматных рецепторов. Чрезмерная активация последних приводит к нарушению баланса возбуждение/ингибирование с преобладанием возбуждения (Юдельсон Я.Б., Юрьева Ю.В., 2004).

Глутамат - является активирующим медиатором. Нарушение баланса глутаминовой кислоты в нервной системе часто является причиной нейрональных расстройств. Например, избыточная экскреция глутамата в синапс может привести к перевозбуждению вплоть до развития судорожного приступа, что характерно для эпилептиформного синдрома (Нил М.Дж., 1999; Rogawski М.А., 2013). При этом повышается проницаемость мембраны для ионов калия: способствует их удержанию во внутриклеточных пространствах, следовательно, содействует поляризации (Moshe S.L. et al., 1992). Отмечено увеличение содержания глутамата в целом мозге в преконвульсивной фазе приступа (Wiechert Р., Gollnitz G., 1970). С другой стороны, низкое содержание глутамата в эпилептическом очаге может быть объяснено теорией «утечки», согласно которой происходит увеличение скорости перехода глутамата в экстрацеллюлярное пространство, а затем быстрая его метаболизация.

Одним из важнейших тормозных нейромедиаторов головного мозга является у-аминомасляная кислота. ГАМК как нейромедиатор чрезвычайно интересна исследователям в связи с исключительно важной ролью в осуществлении интегративных функций ЦНС (Бабенко О.В. и др., 2004). Подтипы ГАМК-рецепторов (ГАМК А, В, С) найдены в различных отделах мозга, изучены их свойства (Сергеев П.В. и др., 1999; Pin J.-Ph., Prezeau L., 2007). Связываясь со специфическими рецепторами, ГАМК участвует в формировании рабочей памяти (Williams G. et al., 2000), вовлечена в комплекс изменений двигательной, исследовательской и эмоциональной активности (Герштейн Л.М. и др., 2001; Якимовский А.Ф. и др., 2010). ГАМК используется для коррекции поведенческих реакций на моделях эпилепсии, хронического болевого синдрома (Wallace R., 2002). ГАМКергические нейроны распределены в поверхностных ядрах МК мозга (McDonald A.J. et al., 2012). Обнаружено уменьшение ГАМКергических нейронов в эпилептическом очаге, что, возможно, является непосредственной причиной гиперактивности эпилептических нейронов (Riback С.Е., 1983).

Эпилептическая активность является результатом нарушения равновесия глутаматергической и ГАМКергической (преобладание возбуждающей, главным образом, глутаматергической, либо недостаточность ГАМКергической) синаптической передачи (Самотаева И.С., 2011; Tani Н. et al., 2007). Эта дисфункция формирует пароксизмальный деполяризационный сдвиг мембранного потенциала, в силу чего нейрон генерирует потенциал действия значительно большей амплитуды, частоты и длительности, чем в норме (Юдельсон Я.Б., Юрьева Ю.В., 2004). Так, механизм действия всех групп

противоэпилептических препаратов в той или иной мере связан со стимулированием ГАМКергической нейротрансмиттерной системы и восстановлением должного равновесия между активирующими и тормозными нейротрансмиттерами (Semyanov A. et al., 2003).

Кроме глутаматергической и ГАМКергической систем в регуляции эпилептических приступов отмечается роль других нейромедиаторных систем. Нарушения в ГАМКергической, глутаматергической и опиодергической систем - широко обсуждались в отношении абсансной эпилепсии. Дисфункции аминергической системы мозга, вероятно, приводят в свою очередь к модуляции, которая повреждает ГАМК- и глутаматергическую передачи нервных импульсов, может также облегчить пик-волновые разряды малых приступов эпилепсии (Midzianovskaia I.S. et al., 2001).

Дофаминергические проекции, идущие к лимбической системе, играют также ключевую роль в регулировании приступов эпилепсии. Дофаминергическая деятельность в лимбической структуре проявляется как комплексная нейромодуляция нейронной возбудимости, главным образом, через D1 и D2 (подтипы) рецепторы. Расстройства деятельности рецепторов, установленной дофамином (DA), может способствовать возникновению судорожной активности в лимбической системе. Недавние исследования (Bozzi Y., Borrelli Е., 2013), направленные на обнаружение внутриклеточных сигнальных путей, активированных деятельностью рецепторов DA, открывают новые возможности поиска новых путей лечения эпилепсии.

Выявлено, что снижение активности дофаминовой и норадреналиновой систем мозга приводит к увеличению количества пик- волновых разрядов на электроэнцефалограмме (ЭЭГ) у крыс линии WAG/Rij (Федорова А.М., 2012; Midzianovskaia I.S. et al., 2001; Sitnikova E., van Luijtelaar G., 2005).

В настоящее время подтвердилась роль ацетилхолиновой и серотониновой систем в регуляции пик-волновой активности (Berdiev R.K., van Luijtelaar G., 2009; Jakus R. et al., 2003).

В литературе имеются данные об участии гистаминергической системы в регуляции пик-волновых разрядов абсансной эпилепсии (Самотаева И.С., 2011; Midzyanovskaya I.S. et al., 2002, 2005). Отростки гистаминергических нейронов распространяются во все отделы мозга, участвуя в регуляции различных функций организма, в патогенезе многих нарушений и заболеваний (Зиматкин С.М., 2007; Haas Н., Panula Р. et al., 2003; Tsydik V.F. et al, 2000).

Известно, что антигистамины эффективно вызывают успокоение и сонливость, что является очень благоприятным условием во время абсансных приступов. С другой стороны, внутримозговое введение гистамина или его агонистов рецептора Н1 показали выработку поведения и электрокортикальную активацию. По предположению I.S. Midzyanovskaya (2006), манипуляции, затрагивающие

гистаминергическую систему, могут, также благоприятно влиять на течение абсансной эпилепсии.

Итак, анализ современных литературных источников указывает на то, что ключевую роль в регулировании эпилептических приступов, главным образом абсансных, принимают участие глутаматергическая, ГАМКергическая, опиодергическая, дофаминергическая,

норадренергическая, ацетилхолинергическая, серотонинергическая и гистаминергическая системы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >