Крысы линии WAG/Rij - экспериментальная модель абсансной эпилепсии человека

Биомедицинские и социальные проблемы эпилепсии в настоящее время во всем мире столь актуальны, что исследования в области эпилептологии представляют научный и практический интерес в понимании механизмов эпилептогенеза (Киссин М.Я., Шмелева Л.М., 2014; Коротких М.Ю., 2012; Михаловска-Карлова Е.П., 2014; Чепурнов С.А. и др., 2010; Pardoe H., Kuzniecky R., 2014; Pulido Fontes L., et al., 2014; Vezzani A., 2014).

Эпилепсия (перевод с греч. “epilambanein” - ухватиться или нападать) - одно из заболеваний, которое известно человечеству с древних времен (Mannaa F. et al., 2011). Приблизительно 0,8% населения болеет той или иной формой эпилепсии (Alagpulinsa D.A., 2010). Эпилепсия как заболевание впервые было упомянуто древними египтянами, которые назвали ее «nesejet» (болезнь, которая была ниспослана богами и была очень опасной), а древние вавилоняне - болезнью «bennu» (Weiergr?ber М. et al., 2010). Наиболее ранние научные исследования эпилепсии проведены древнегреческим врачом Гиппократом (300 г. до н.э.) (Гуляев С.А., 2011).

Одной из широко распространенных форм эпилепсии является абсансная эпилепсия (также называемая “petit mal” - “малый припадок” на французском языке) - это особая форма кратковременных неконвульсивных приступов, происходящих с частой повторяемостью, от десятков до сотен в сутки, с приостановкой текущей деятельности, вплоть до выключения сознания (Вольнова А.Б., Ленков Д.Н., 2012). Основной диагностический признак - генерализованные билатерально симметричные и синхронные разряды типа «спайк-волна» на ЭЭГ с частотой около 3-4 Гц (Карлов В.А., 2005; Panayiotopoulos С.Р., 2008), регистрируемых в обоих полушариях мозга и длящихся от 2-5 до 15-30 сек., в среднем 12 сек. (Berman R. et al., 2010; Blumenfeld H., 2005; Coenen A.M., van Luijtelaar E.L., 2003; Crunelli V., Leresche N., 2002; Meeren H.K. et al., 2004; Panayiotopoulos C.P., 2008; van Luijtelaar G., Coenen A., 1997). Наивысшая амплитуда SWDs отмечена в фронтомедиальной области мозга, градуально снижаясь латерально и каудально (Panayiotopoulos С.Р., 2008).

При типичной абсансной эпилепсии судорожные разряды происходят синхронно и в симметричных областях коры мозга, а при атипичной абсансной эпилепсии (варьирующий абсанс) они не столь синхронны и симметричны (Карлов В.А., 2005; Мухин К.Ю.и др., 2008).

В период развития приступа отмечено частичное сохранение способности к сенсорным ощущениям, различению значимых стимулов - как у людей (Gloor P. et al., 1990), так и у абсансных крыс (Drinkenburg W.H. et al., 2003).

Для выявления механизма абсансной эпилепсии долгое время использовались различные модели животных, например пенициллиновая модель кошки (Avoli М., 1995; Kostopoulos G.K., 2001). В качестве экспериментальных моделей абсансной эпилепсии наиболее широко используются генетические модели грызунов. Они позволяют изучать нейробиологические основы данного заболевания с сопровождающими его пик-волновыми комплексами (Burgess D.L., 2006; Coenen А.М., van Luijtelaar E.L., 2003; Crunelli V., Leresche N., 2002; Depaulis A., van Luijtelaar G., 2006; Midzianovskaia I.S. et al., 2001; Noebels J.L., 2006; van Luijtelaar E.L., Coenen A.M., 1986; van Luijtelaar G., Sitnikova E., 2006).

Последние двадцать лет большинство исследований по абсансной эпилепсии проводится на крысах линий WAG/Rij (Coenen A., van Luijtelaar E.L., 2003; L?ttjohann A.S. et al., 2011) и GAERS (Danober L. et al., 1998; Vergnes M. et al., 1982).

WAG/Rij - инбредная линия крыс, выведенная из крыс Wistar Albino Glaxo в Великобритании (Wistar Albino Glaxo Laboratory, UK) в 1924г. Позже эта линия крыс была ввезена в Нидерланды (REPGO Institute of TNO at Rijswijk, The Netherlands). WAG/Rij означает Wistar Albino Glaxo/Rijswijk (Саркисова К.Ю., 2005). Крысы линии WAG/Rij - результат скрещиваний более 130 поколений (Depaulis A., van Luijtelaar G., 2006).

В 1986 году E.L. van Luijtelaar и A.M. Coenen обнаружили, что все взрослые крысы WAG/Rij демонстрируют спонтанно возникающие генерализованные SWD на ЭЭГ, которые являются основными показателями неконвульсивной формы эпилепсии - absence-эпилепсии. Эта особенность крыс линии WAG/Rij позволяет их считать признанной генетической моделью absence-эпилепсии (Depaulis A., van Luijtelaar G., 2006; Coenen A.M., van Luijtelaar E.L., 2003; Габова A.B. и др., 2004; van Luijtelaar G., Coenen A., 2009). SWD у крыс линии WAG/Rij появляются в определенном возрасте постнатального развития. Первые симптомы absence-эпилепсии (одиночные SWD) возникают в возрасте 3-4 мес. В дальнейшем длительность и частота SWD увеличивается (Coenen А.М., van Luijtelaar E.L., 2003). К 5-6 месячному возрасту симптомы absenceэпилепсии максимально выражены у 80% крыс (Coenen А.М., van Luijtelaar E.L., 1987). И самцы и самки крысы показывают

приблизительно 16-20 пик-волновых разрядов в час, средняя продолжительность их приблизительно 5 сек. (Depaulis A., van Luijtelaar G., 2006; van Luijtelaar E.L., Coenen A.M., 1986; van Luijtelaar G., Sitnikova E., 2006). Подробно эта линия крыс была изучена E.L. van Luijtelaar с коллегами в Нидерландах (2002) и Н. Blumenfeld с коллегами (2008).

В многочисленных электрофизиологических, поведенческих и фармакологических исследованиях подтверждается валидность этих генетических моделей неконвульсивной эпилепсии (Coenen A.M. et al., 1991; De Bruin N.M. et al., 2000; van Luijtelaar G., Coenen A., 2009).

Данная модель имеет некоторые особенности, что еще больше повышает интерес. Крысы линии WAG/Rij имеют сложный фенотип: им характерно коморбидное тревожное и депрессивное состояния (Sarkisova K.Yu. et al., 2003; Sarkisova K.Yu., van Luijtelaar G., 2011; van Luijtelaar G., 2011), что позволяет их считать моделью депрессии (Blumenfeld Н. et al., 2008; Sarkisova K.Yu., Kulikov M.A., 2000; Sarkisova K.Yu. et al., 2010; Stafstrom C.E., 2014). Депрессия - частое сопутствующее заболевание многих форм эпилепсии (Gonsalves Е.В., Cendes F., 2011; Kanner A.M., 2003; Kwon O.Y., Park S.P., 2014; Sano F. et al., 2014), включая абсансную эпилепсию (Citraro R. et al., 2014; Epps S.A., Weinshenker D., 2013; Vega C. et al., 2011).

Таким образом, генетические модели животных, используемые для изучения заболевания, обеспечивают уникальным шансом экспериментаторов на исследование природы происхождения патологии эпилепсии (Midzyanovskaya I.S., 2006).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >