Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Культурология

Характерные черты новоевропейской культуры

Течение времени в этой культуре, где высшей ценностью становится инновация, а движущей силой господство рационализма и утилитаризма, значительно убыстряется. Научные открытия, мануфактурное производство оптимистичного XVII в. перерастает в идеологию уверенного в человеческой разумности Просвещения и подготовку промышленной революции в XVIII в. Уже XIX в. создал индустриально-потребительское общество и раскрыл в полной мере все стороны и возможности ново- европейской культуры, создав «совершенно новый фон, новое поприще для современного человека — и физически и социально. Три фактора сделали возможным создание этого нового мира: демократия, экспериментальная наука и индустриализация. Второй и третий можно объединить под именем «техника». Ни один из этих факторов не был созданием века, они появились на два столетия раньше, XIX век провел их в жизнь» (X. Ортега-и-Гассет).

К середине XIX в. в большинстве стран Европы и Северной Америки завершилась капиталистическая индустриализация и сформировалось общество индустриального типа. Промышленная революция привела к перестройке труда и трудовых отношений, к более тесной связи науки с производством, бурным внедрением в жизнь технических достижений. Огромные массы людей, вырванные из традиционных отношений, освоили городской образ жизни и рыночные конкурентные отношения. Сформировалась классовая структура общества и соответствующие ей формы организации (классы, партии, профсоюзы). Парламентаризм и демократия стали основой правового государства. Сформировался феномен идеологий, дающих ценностную мотивацию для человеческой деятельности. Господствующей идеологией выступила либеральная.

Светская и духовная сферы жизни в новоевропейской культуре окончательно разделились. Человеческая жизнь освободилась от давления религиозной догматики в решении практических вопросов. Общественное сознание стало в большинстве своем рациональным и утилитарным, а цели деятельности — конкретными и прагматичными.

Но победивший рационализм не сумел обеспечить бескризисное развитие европейской цивилизации. Становление индустриализма с его системой стандартизации и максимизации всего и вся приводит не только к изменению внешнего образа жизни (промышленные города, развитие транспорта и связи, появление мирового рынка), но и к духовной дезориентации человека, чувству незащищенности его в индивидуализированном обществе, в котором уже нет Бога и опору человек вынужден искать в самом себе. К тому же XIX в. оказался совсем не таким, как ожидали его сторонники разумного построения действительности. В мире не стало больше счастья. Частная собственность и рынок как форма организации экономики привели к погоне за прибылью, к усилению эксплуатации и жесточайшей классовой борьбе. Демократия в условиях атеизма не помешала процветанию такого характера политической деятельности, в котором задачи достижения и утверждения власти могут стать оправданием любой несправедливости. Наука и техника на базе рыночных отношений превратили природу в мастерскую, сформировав индустриально-потребительское общество. Сам человек из «венца творения» превратился в придаток машины, а творческий индивидуализм сменился развитием массовой культуры. В общественном сознании утверждаются приоритеты техники, корпоративного коллективизма, значимость личности падает. Теория оказалась в противоречии с практикой, что вызвало протест против существующей действительности и активное ее неприятие. Этот протест виден в творчестве романтиков, в социальной критике представителей реализма, в культуре декаданса. Художественная культура в XIX в. готовит уже другую картину мира, альтернативную новоевропейской. Появляется и широко распространяется сознание, которое восстает против самого рационализма, что свидетельствует о глубоком кризисе западной культуры, проявившемся к концу XIX в. и продолжавшемся всю первую половину XX в.

«Настоящий XX в.» связан с появлением взаимосвязи и взаимозависимости всех стран и народов, проявившейся вследствие становления производства в мировом масштабе. В индустриальную эпоху разрыв между бурно развивающимся Западом, требующим все большее количество ресурсов для своего развития, и остальным миром становится громадным. В ответ на экспансию, колониализм и «цивилизаторскую миссию» во многих странах появляется и закрепляется национализм в качестве новой ценностной ориентации. Одновременно происходит процесс формирования единой общечеловеческой культуры как развития не имеющих национальности науки, техники, промышленности, рынка и как взаимодействие и взаимообогащение ее национальных форм. Такое противоречивое развитие приводит к войнам, острым конфликтам, характерным для начала XX в. и свидетельствующим о глубочайших внутренних проблемах западной культуры. Недаром маркером эпохи стало знаменитое шпенглеровское выражение — «закат Запада». Проявившийся кризис связан, с одной стороны, с проблемой модернизации обществ незападного типа развития, вынужденных считаться с экономической мощью Запада и попыткой реализации альтернатив западному пути, и с другой — с проблемой сверхорганизованности техногенной цивилизации, в которой техника и технология стали господствовать над человеком, вытесняя личностное творческое начало.

В годы Первой мировой войны, когда происходил отказ от многих либеральных принципов, кризис западной культуры стал особенно очевиден. Государства воюющих стран активно вмешивались в производство и распределение, применяя насильственное принуждение к труду, сворачивались демократические институты. Появление технологий массового уничтожения и манипулирования общественным сознанием сделало человека практически незащищенным перед государственной машиной, человеческая жизнь потеряла самоценность.

Наиболее болезненно проблемы западной культуры сказались в тех странах, которые шли по пути модернизации, строили свою культуру как ответ на ценности и идеалы западного развития. Ориентация и заимствование достижений западной культуры в идеологиях этих стран могли восприниматься как сознательное стремление стать частью другой более передовой культуры (как это было характерно для российской интеллигенции) либо как поиски своих корней и собственной роли, подчеркивание своей национальной особости, приводящее к развитию национализма. В итоге реакцией на проблемы модер- низационного процесса в таких странах, как Германия и Россия, стали попытки реализации нового, альтернативного западному пути развития. И фашистская и коммунистическая альтернативы сохранили западную идею прогресса и технического развития, но отказались от других основных его ценностей, заменив индивидуализм внедрением коллективистских принципов, демократию — тоталитарным государством, основанным на жестком принуждении. И там и там ликвидировался рынок, на смену которому пришло планово-государственное развитие, восстанавливалась корпоративная структура общества. И коммунизм и фашизм стремились распространиться на весь мир, не оставив места западным ценностям.

Господство техницизма отражало кризис культуры во всех сферах и во всех частях западного мира. Даже в таких форпостах Запада, как Англия и США, оно привело к торжеству безличных экономических, технологических и политических структур над человеческой личностью. Особенно наглядно это проявилось в сфере мышления, где индивидуальный интеллект начал уступать место различным формам подличностного (человек — элемент социальной машины, винтик) или надличностного (совокупного социального интеллекта, обладающего свойством менять качество в зависимости от типа своей организации) мышления. Процесс усложнения социальной машины привел к необходимости упрощения людей, живущих в техногенном обществе и выполняющих строго отведенные им функции. «Больны плоть и дух западного общества, — констатировал П. Сорокин, — и едва ли на его теле найдется хотя бы одно здоровое место или нормально функционирующая нервная ткань».

Важной особенностью западной культуры стал ее индустриально-потребительский характер. Техника и технология зародились как инструмент независимости человека от природы. Их бесконечное развитие базировалось на представлении неисчерпаемости природы как источника ресурсов и возможности бесконечного потребления ее богатств. Но XX в. поставил перед человечеством новые проблемы, получившие название глобальных, т. е. охватывающих все человечество, весь земной шар. Это экологический кризис, создание оружия массового уничтожения, необходимость новых источников сырья, ликвидация бедности, предотвращение негативных последствий развития техники. Осознание этих проблем после Второй мировой войны привело к новым реальностям в развитии западной культуры и всего человечества.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы