Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Прочие arrow Семантико-прагматический потенциал фразеологических единиц современного французского языка (на материале публицистического дискурса)

СЕМАНТИЧЕСКОЕ И ПРАГМАТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

Номинативный и дескриптивный потенциал фразеологических единиц

Обозначение языковыми единицами элементов окружающего мира представляет собой называние - номинацию. Под номинацией мы вслед за В.Н. Телия понимаем установление отношений языковых форм и внеязы- ковых факторов фрагментов действительности, отражаемых в сознании человека. При этом номинация - это не только создание новой номинативной единицы, единичный и разовый акт наречения какого-либо фрагмента внеязыковой действительности, но и всякий раз повторяющийся в коммуникативных актах процесс наименования объектов и процессов реального мира.

Существуют два типа языковой номинации. Первичная номинация представляет собой такое называние какого-либо элемента экстралингвис- тической реальности, при котором соотнесенная с данным элементом вне- языкового мира номинативная единица обозначает именно этот конкретный элемент и не используется ни в какой другой функции наречения, не именует никакой другой фрагмент объективной действительности. Однако номинативный потенциал языковых единиц не реализуется только за счет первичной номинации. При подборе названий для тех или иных отрезков объективного мира приходится не только создавать новые номинативные единицы, но и принимать во внимание уже накопленный социально- мировоззренческий опыт, имеющиеся в языке средства, что стимулирует «лингвокреативное мышление» (Алефиренко, 2002:163-164) и порождает номинативные знаки вторичного характера. Вторичные наименования формируются на базе того значения, чье имя используется в новой для него функции; в этом случае номинативные средства как бы заново функционируют, что приводит к формированию в языке вторичных наименований - языковых единиц в переосмысленном значении. Следовательно, по признаку буквального или переносного значения языковой единицы, именующей отрезок действительности, можно выделить единицы первичной и вторичной номинации. Как разновидность последней выделяется косвенно-производная номинация, результатом которой являются ФЕ.

В ряду категорий номинации по компонентному признаку различаются два типа номинативных единиц: лексические и фразеологические. К числу их интегральных признаков относятся: обобщенность семантики, наличие внутренней формы, коннотация, способность вступать в парадигматические (омонимические, синонимические, антонимические и др.) и синтагматические (сочетаться синтаксическими и грамматическими связями с элементами контекстного окружения) отношения. Объяснение подобной общности содержится в природе языковых единиц: ЛЕ и ФЕ - средства номинации. Наиболее важной общей чертой этих двух разновидностей номинативных единиц признана «выраженность различного рода денотатов» (Колшанский, 1975:74), обозначение какого-либо фрагмента окружающей действительности. Интегральным признаком, наиболее существенным для нашей монографии, является способность номинативных единиц развивать и модифицировать свое значение в контексте (не только выступать в наиболее обобщенном - словарном, парадигматическом значении, но и приобретать за счет контекста, разного в каждом конкретном случае, второстепенные значения). Таким образом, языковые единицы в определенной речевой ситуации предстают в своем актуальном, синтагматическом значении.

В то же время следует учесть и дифференциальные черты лексического и фразеологического значений. Прежде всего различие заключается в том, что ЛЕ могут быть единицами и первичной, и вторичной номинации, употребляться как в буквальном, так и в своем непрямом значении; ФЕ, напротив, обладают переносным значением; они суть продукт не прямой, а косвенной номинации, под которой мы вслед за В.Н. Телия понимаем использование уже имеющихся в языке номинативных средств в новой для них функции наречения (Телия, 1984:118). При этом следует отметить, что понятия вторичной и косвенной номинации не тождественны. Если вторичная номинация характерна для языковых единиц обоих типов, то косвенная номинация относится только к области фразеологии. Такой результат вторичной косвенной номинации, как фразеологические единицы, носит прежде всего языковой характер. ФЕ представляют собой зафиксированные в языковой системе и конвенционально закрепленные значения.

Проф. Г.В. Колшанский заостряет внимание на другом отличии ЛЕ от ФЕ: в слове номинация ограничивается фиксацией единичности и общности объекта (обозначает конкретный элемент окружающей действительности и множество подобных ему объектов, составляющих класс), в то время как в словосочетании или предложении (грамматической конструкции) номинация раскрывает объект в его отношении к другим объектам. Иными словами, ЛЕ лишь называют объекты как элементы окружающего мира. Если речь идет о словах, значение которых коннотативно окрашено, или же о таких ЛЕ, ядерным, облигаторным компонентом семантики которых выступает собственно эмотивное значение (Шаховский, 1987:179), то последние помимо называния объектов также характеризуют их, выражают отношение к ним со стороны употребляющих их в речи говорящих субъектов. Однако в лексическом значении подобное объединение собственно номинации и (иногда) выражения отношения к объекту лексического наименования носит обобщенный, «парадигматический» характер. В слове содержится название объекта, его оценка субъектом речи, и тем не менее в силу того, что оно может обозначать предмет, процесс, явление, но не ситуацию, взаимосвязь названного и охарактеризованного элемента действительности с другими объектами не находит своего отражения. Иначе говоря, соотношения называемого и оцениваемого отрезка объективной реальности с той или иной ситуацией внеязыкового мира не наблюдается; «актуализация» отсутствует.

ФЕ, напротив, являясь языковыми знаками более высокого уровня - словосочетаниями, простыми и даже сложными предложениями (Кунин, 1970:210; Назарян, 1987:58), способны, во-первых, называть объекты вне- языковой действительности, во-вторых, не просто характеризовать их, но выражать в структуре коммуникативного акта целую гамму отношений экспрессивного характера.

Дифференциальные черты ЛЕ и ФЕ проявляются и при наполнении характеристики экстралингвистической ситуации семантическими признаками. Слово при реализации в переносном смысле (при вторичной номинации) высвечивает, как правило, только один из образно-ассоциативных признаков, характерных для него в исходном значении; ФЕ заимствуют (в целом) из исходного для них переменного словосочетания более одного признака (Телия, 1998:85).

Особенность ФЕ как языковых знаков заключается в их способности вносить в описание внеязыковой действительности особые, более «развернутые» сведения о происходящем, а также выражать более полно, более детально отношения субъекта речи к предмету высказывания. ФЕ, будучи примененными говорящим к внеязыковой ситуации - конкретным жизненным обстоятельствам, являются полипризнаковыми единицами номинации. Смысловая структура ФЕ в сравнении с ЛЕ характеризуется «увеличением подробностей»; при этом имеет место повышение уровня конкретности значения ФЕ относительно значения слова. Если ЛЕ просто фокусирует класс обозначаемых объектов экстралингвистической реальности, то в значении ФЕ присутствуют дополнительные «уточнения», усложняющие семантику последних. Для подтверждения настоящего тезиса сравним широкозначную лексему voile и фразеологическую единицу feuille de vigne; в смысловой структуре обеих языковых единиц присутствует архисема «прикрытие»:

Voile «се qui cache qch»;

Feuille de vigne «feuille sculptee cachant le sexe des statues nues», fig. mettre une feuille de vigne a une chose «mettre un voile pudique» (Grand Robert, v. 4, 1989:487).

Многозначная JIE voile в одном из своих значений обозначает прикрытие, «ширму», но при этом она может только называть фрагмент экст- ралингвистической реальности и (под воздействием контекстного окружения) придавать ему положительную или отрицательную оценочность. Встречая настоящую номинативную единицу в речевом акте, получатель информации способен мысленно вызвать лишь абстрактный образ прикрытия, какого-то объекта, прячущего от посторонних глаз нечто подлежащее утаению, и в зависимости от эмпатии участников коммуникации одобрительно или неодобрительно отнестись к этому прикрытию. ФЕ feuille de vigne в отношении образности, воздействия на воображение и степени подробности характеристики внеязыковой ситуации обладает большим потенциалом. Первичное конкретное ее значение - виноградный листок, высекаемый скульптором вместе со статуей для прикрытия наготы; следовательно, помимо чисто семантического значения «прикрытие» в смысловую структуру настоящей ФЕ включается прагматическая информация - «виноградный листок» предназначается не просто для утаения того, что должно быть вне зоны визуального контакта, но выставление чего напоказ является действием неодобряемым, прежде всего постыдным. Именно сема «постыдность» выходит в структуре значения ФЕ на передний план при применении ее к таким ситуациям, где сокрытию подлежит что-то осуждаемое адресантом, адресатом или всем языковым коллективом в целом: mettre une feuille de vigne a qch «mettre un voile pudique a qch». Что-то «постыдное» требуется не просто скрыть, но облагородить, подобно тому, как виноградный листок «облагораживает» человека, скрывая его наготу. В случае включения в контекст ФЕ feuilledevigne буквальный образ, возникающий в сознании участников коммуникации, окажет более сильное воздействие на получателя информации, нежели абстрактный образ «прикрытия», и создаст у него нужный, желаемый для отправителя сообщения эмоционально-оценочный настрой.

Mahmoud Abbas veut servir de feuille de vigne au Hamas.il veut bien tenter de faire croire a la communaute internationale que le resultat des elections importe peu puisque en tant que president de Г Autorite, il resterait en charge des negociations (PF).

Махмуд Аббас стыдливо желает заслонить собой Хамас. Он очень хочет предпринять попытку уверить международное сообщество в том, что результаты выборов не играют решающей роли, поскольку он сам, как президент автономии, возьмет на себя ответственность за переговоры.

В приведенном номинативном акте преобладающим фактором является прагматический: говорящий не столько заостряет свой интерес и внимание получателя информации на номинативно-классифицирующем наименовании объекта действия, сколько стремится оказать влияние на эмоциональную сферу адресата, выразить неодобрительнопренебрежительное отношение к происходящему и придать объекту действия и всему высказыванию отрицательную, если не презрительную окраску. Образное восприятие ФЕ (образное значение всегда имеет ту или иную экспрессивную окраску) возникает за счет «совмещенного видения двух картин», одна из которых создает переносное значение слова или словосочетания, а другая соответствует его буквальному значению (Гак, 1966:101). В структуру обоих значений, как прямого (виноградный листок), так и фигурального (утаение), входит архисема «сокрытие»; в последнем случае выражение обозначает не просто прикрытие, а «облагораживающий заслон». Дискурсивное окружение еще более подробно вводит получателя информации в курс дел, поясняя, что именно отправитель сообщения имел в виду, почему объект речи получил именно такую номинацию и дескрипцию, с чем это образное наименование связано в реальной ситуации и как оно соотносится с остальными ее элементами. В результате эффект, вызванный фразеологическим образом, получается гораздо более выразительным, чем это было бы возможно при употреблении лексической единицы. Такая конкретность (точнее, полипризнаковость) делает семантику ФЕ более «подробной» в сравнении с семантикой ЛЕ. «Чем детальнее образ, тем он конкретней, тем сильнее он действует на воображение» (Балли, 1961:232).

Вследствие упомянутой особенности номинативного аспекта ФЕ последние не только называют и квалифицируют объекты внеязыкового мира, но в то же время наполняют семантико-прагматический блок значения всего высказывания дополнительными подробностями, придающими содержанию речевого акта выразительность. В том случае, если бы вместо ФЕ feuilledevigne отправитель информации употребил ее лексические синонимы paravent или voile, экспрессивность переданного им сообщения уменьшилась бы:

Mahmoud Abbas veut servir de paravent (voile) au Hamas.il veut bien tenter de faire croire a la communaute internationale que le resultat des elections importe peu puisque en tant que president de l Autorite, il resterait en charge des negociations.

Махмуд Аббас желает заслонить собой Хамас. Он очень хочет предпринять попытку уверить международное сообщество в том, что результаты выборов не играют решающей роли, поскольку он сам, как президент автономии, возьмет на себя ответственность за переговоры.

Мы видим, что при замене ФЕ словами-синонимами лексически невыраженная прагматическая информация «постыдности» если не утрачивается, то заметно ослабевает, в результате чего выразительность всего сообщения, в том числе неодобрительное отношение участников коммуникации к происходящему, снижается.

Следует отметить, что обрисованная контекстом ситуация не только раскрывает адресату смысл ФЕ feuille de vigne, но и дает понять, как и зачем адресант употребляет ее. Эффект, достигнутый при этом, будет основываться одновременно как на сигнификативно-денотативном блоке информации (соотносящем ФЕ с конкретной ситуацией определенного типа), так и коннотативном (в данном случае на основном его компоненте - оценочном). В примере не просто показано информационное содержание ФЕ, ее соотношение с отражаемым фрагментом действительности. Употребляя ФЕ feuille de vigne, субъект речи превращает ее в некое средство, благодаря которому взаимодействие с читателями не только успешно достигается, но усиливается, вследствие чего появляется возможность оказания эмоционального влияния на партнеров по общению и создания у них нужной (для автора или всей газеты) политической установки.

Вышесказанное позволяет подтвердить тезис о том, что ФЕ, отображая эмоциональное отношение субъекта речи к обозначаемому ими элементу экстралингвистической реальности и оказывая тем самым экспрессивное воздействие, являются в сравнении со словами более мощным средством достижения желаемого эффекта (Искандерова, 2005:9). Однако для раскрытия номинативного и дескриптивного потенциала ФЕ необходимо проводить исследование их значений не в изолированном виде, а в конкретном для каждой ситуации дискурсивном фрагменте. ФЕ, равно как и ЛЕ, в синтагматике могут обладать иными свойствами, чем в парадигматике (Степанов, 1981:330).

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы