Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow История политических и правовых учений

Тираноборцы

Учение кальвинистов оправдывало открытое выступление против короны, о праве на сопротивление тиранам. Возникает течение так называемых монархомахов, или тираноборцев.

У кальвинистов мысль о сопротивлении королю разрастается в целую теорию, горячо и настойчиво развиваемую в целом ряде памфлетов и трактатов, из которых большинство написано во Франции в годы религиозных войн XVI в. В этих сочинениях авторы, пытаясь обосновать право на сопротивление тиранам, выдвигают чаще всего идеи народного суверенитета и договорного происхождения власти.

Выступая от имени народа, тираноборцы апеллировали не к социальным низам, а к собранию сословных представителей. По их мнению, суверенитет народа выше власти монарха, который связан условиями договора с представителями сословий. Соблюдение договора — залог спокойствия государства. В противном случае народ имеет право на борьбу с монархом. Идеи тираноборцев, с одной стороны, отразили теорию и практику сословно-представительной монархии, с другой — в известной мере предвосхитили естественно-договорную теорию.

Один из видных представителей этого направления — французский юрист Франциск Готман. В сочинении «Франко-Галлия» Гот- ман, опираясь на исторические данные, пытается доказать, что королевская власть во Франции была ограничена с давних времен. Он делает вывод, что для неограниченности королевской власти нет оснований, а потому высказывается в пользу сохранения Генеральных штатов, практически утративших свою роль в условиях складывающегося абсолютизма.

Готман — сторонник сословной монархии как смешанной формы правления, в которой соединяются три начала — монархическое, аристократическое и демократическое. Он пытается обосновать преимущества этой формы, следуя в этом отношении Аристотелю, Полибию, Фоме Аквинскому. Будучи противником абсолютизма, Готман считает, что при таком правлении все зависит от произвола одного лица, а народ «не имеет права составлять собрания и через них участвовать в управлении».

Книга Готмана имела большой успех у современников и сохранила свое влияние на умы до XVIII в.

Французский гуманист, советник парламента в Бордо Этьен де Ла Боэси (1530—1563) выступает против деспотизма королевской власти. Для автора памфлета «Рассуждение о добровольном рабстве» монархия — негуманна по своей природе, поскольку несовместима с естественной свободой и равенством людей»:

<...> Природа — это орудие Бога и наставница людей — создала нас всех одинаковыми и как бы по одному образцу, с тем чтобы мы все считали друг друга товарищами или, вернее, братьями. И если, наделяя нас своими дарами, она дала некоторым из нас известные физические и духовные преимущества по сравнению с другими, то она тем не менее не имела в виду посеять вражду между нами, она послала сюда, на землю, более сильных и более умных не с тем, чтобы они, как какие-то вооруженные разбойники в лесу, нападали на более слабых. <...>Г

Рассуждая о природе тирании, Л а Боэси уделяет большое внимание народу, для которого тирания стала привычным состоянием. Он отмечает, что [1]

с того времени, как народ порабощен, он так внезапно и полностью забывает свою свободу, что его трудно разбудить для обратного отвоевания ее. Он служит так охотно и с такой готовностью, как если бы он потерял не свою свободу, а выиграл свое рабство. Правда, вначале люди служат по принуждению и, будучи побеждены силой, но следующее поколение, приходящее им на смену, никогда не видавшее свободы и не знающее, что это такое, служит уже без сожаления и добровольно выполняет то, что их предшественники делали только по принуждению»[2].

Народ, забыв свободу, добровольно подчиняется тирании вследствие выработанной столетиями привычке ощущать себя рабами. «Бегство от свободы» породило желание подчиняться. Э. де Ла Боэси спрашивает:

На сей раз я хотел бы лишь понять: как возможно, что столько людей, столько деревень, столько городов, столько народов нередко терпят над собой одного тирана, который не имеет никакой другой власти, кроме той, что они ему дают; который способен им вредить лишь постольку, поскольку они согласны выносить это; который не мог бы причинить им никакого зла, если бы только они не предпочитали лучше сносить его тиранию, чем противодействовать ему. <...> Ведь народы сами позволяют надевать на себя узду; стоит им перестать служить, и с их порабощением будет покончено. Народ сам отдает себя в рабство, он сам перерезает себе горло, когда, имея выбор между рабством и свободой, народ сам расстается со своей свободой и надевает себе ярмо на шею, когда он сам не только соглашается на свое порабощение, но даже ищет его [3].

Э. де Ла Боэси заявляет, что свободен тот, кто жаждет свободы. Свобода, по его мнению,

такое великое и прекрасное благо, что как только она утрачена, все бедствия приходят чередой, и даже те блага, которые у человека остаются, без нее теряют всякий вкус и всякую сладость, будучи испорчены рабством. <...>[4].

Это был смелый протест идеолога буржуазии против абсолютной монархии.

После смерти Ла Боэси памфлет был опубликован гугенотами в целях дискредитации королевской власти. Идеи Ла Боэси были взяты на вооружение тираноборцами (или монархомахами), просветителями, лидерами движения якобинцев в период Великой французской революции 1789—1794 гг.

  • [1] Ла Боэси Э. де. Рассуждение о добровольном рабстве / Пер. Ф.А. Коган-Бернштейн. 2-е изд. М., 1962. С. 17.
  • [2] 2 Ла Боэси Э. де. Указ. соч. С. 19.
  • [3] Там же. С. 8.
  • [4] Там же. С. 6.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
     
    Популярные страницы