Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Демократия как универсальная ценность
Посмотреть оригинал

Лекция седьмая. ДЖЕФФЕРСОНОВСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ: ЕДИНСТВО ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Человек народа

Т. Джефферсон (1743 — 1826), в отличие от Дж. Адамса, был очень обаятельным, но скромным, застенчивым, сдержанным, кристально честным в своих намерениях и делах человеком, последовательным в демократических убеждениях и значительно ближе стоявшим к народу. В своей автобиографии он пишет, что никогда не боялся истины и разума, к каким бы результатам они ни приводили, и боролся с любой властью, стоявшей на их пути. В ассамблее его родной колонии-штата Вирджинии этой властью была плантаторская аристократия, против которой выступали поселенцы в пограничных районах, которые, не получая никакой поддержки или защиты со стороны властей колонии, сами решали все вопросы своей жизни. Джефферсон всегда руководствовался принципом, согласно которому гораздо благороднее и выгоднее самому подавать хороший пример, чем следовать плохому примеру других.

Когда началась революция и встал вопрос о выборе формы правления — аристократической, с сильной централизованной властью, или демократической с сохранением уже сложившихся в течение двух с половиной столетий традиций автономии личности и местного самоуправления, Джефферсон решительно выступил убеждённым сторонником демократического, народного правления. Его поддержало большинство американцев, лидером которых он был признан.

Джефферсона называли «человеком из народа». Он был убеждён в том, что «все люди рождаются свободными, каждый приходит в мир с правом на его собственную личность, которое включает в себя свободу перемещения и пользования ею по собственной воле» [12, vol. 12, р. 199]. В резолюции, составленной им для первого, ещё очень нерешительного и стремившегося к поиску компромисса с Англией Континентального конгресса в августе 1774 г., Джефферсон заявлял о необходимости отрицания власти парламента и короля Англии над североамериканцами. При этом он исходил из английской же правовой нормы, согласно которой англичане не могут облагаться налогами без их согласия, и постулата Локка о том, что люди не должны повиноваться законам, не являющимся выражением их воли. Колонисты не обладали правом участия в выборах в парламент, а потому акты парламента не являлись выражением их воли. Джефферсон предложил учредить особый комитет Континентального конгресса, избранный колонистами, в качестве исполнительного правительства Америки.

Джефферсон был робким собеседником, но обладал прекрасным даром письма и предвидения. В одном из своих писем президенту Вашингтону в 1796 г. он объяснял это тем, что не любил разговоров о политике и всегда пытался избежать их. Но когда ему не удавалось сделать это, он говорил о проблемах с присущей его характеру независимостью. Уже будучи президентом США, Джефферсон советовал своему внуку Т. Рандольфу никогда не вступать в политические дискуссии, ибо в них никто не может убедить противника своими аргументами. Напротив, писал он, каждый из них горячится, злится, становится похожим на разъярённого быка. Недостойно для разумного человека дискутировать с таким животным [12, vol. 10, р. 251J.

Джефферсон был уверен, что порою пером можно сделать больше, чем шпагой, умом больше, чем телом. Он считал, что всегда лучше не иметь никаких идей, чем иметь ложные; лучше ничему не верить, чем верить в ложь, заявлял, что готов пожертвовать всем во имя гармонии, но только не принципами.

Как член «Комитета пяти» по составлению проекта Декларации независимости, избранного Континентальным конгрессом 11 июня 1776 г. (в него входили Т. Джефферсон, Дж. Адамс, Б. Франклин, Р. Шерман и Р. Ливингстон), он написал его текст, который с небольшими поправками был одобрен Континентальным конгрессом 4 июля 1776 г. Этот документ является одним из самых ярких манифестов истинной демократии, когда-либо вышедших из-под пера человека до того времени. К. Маркс не без оснований называл её первой в истории человечества декларацией прав человека. И действительно, как североамериканцы, так и современный мир в целом связывают провозглашение независимости США и возникновение первой демократической республики в мире, основанной на договоре граждан, с принятием этого документа.

Соперники и противники Джефферсона пытались приуменьшить вклад автора Декларации, обвиняли его чуть ли не в плагиате, дескать, основные идеи документа были заимствованы из трактата Локка о гражданском правлении. Сам Джефферсон с присущей ему скромностью отвечал, что не ставил перед собой никаких целей по формулированию каких-либо новых идей, а хотел просто изложить чувства американского народа. Декларация призвана была убедить мир, что колонисты являются не бунтовщиками, а свободными людьми, дорожащими своими правами, которые узурпировал английский монарх. Прочитав Декларацию и узнав об обидах, нанесённых им, мир должен был удивляться, как долго колонисты терпеливо повиновались этому узурпатору. Для этого вовсе не нужно было заглядывать в какие-то книги. Всё значение Декларации состоит в том, что она излагает гармонизированные взгляды американцев на права человека, которые широко обсуждались устно и печатно, в том числе и в трактатах об Аристотеле, Локке, Сидни, Цицероне и т.д.

Как член Ассамблеи Вирджинии Джефферсон составил законопроекты о религиозных свободах, о государственных школах и публичных библиотеках, приложил много усилий для того, чтобы превратить Вирджинию в демократическую республики. После двухлетнего губернаторства здесь он был избран в конгресс США, где в разных комитетах продолжал утверждать свои гуманистические и демократические нормы жизни. Так, в инструкции о коммерческих соглашениях с европейскими государствами молодой конгрессмен призывал добиваться, чтобы рыбаки, фермеры и ремесленники, занятые своими профессиональными делами, не подвергались захватам, чтобы незащищённые города не подвергались осаде и грабежам, чтобы торговля, даже между воюющими сторонами, оставалась свободной.

После четырёхлетнего пребывания в Париже в качестве министра по делам Франции Джефферсон становится государственным секретарём в первой и второй администрациях Вашингтона, но накануне 1794 г. он подал в отставку, считая невозможной для себя дальнейшую работу вместе с федералистами, откровенно стремившимися к прямому копированию порядков монархической Англии. В 1796 г. он участвовал в президентских выборах, занял второе после Адамса место по числу выборщиков и становится вице-президентом.

Джефферсон с уважением, а порою и с восторгом отзывался об Адамсе, но позже их пути разошлись. Первые столкновения между ними произошли в 1791 г., когда Адамс опубликовал несколько статей о гражданской войне во Франции с открытым выражением симпатий к институтам власти Великобритании. Джефферсон воспринял это как тенденцию к монархизму [8, vol. 11, р. 56]. Далее последовали разные оценки книги Пейна «Права человека». Она была раскритикована Адамсом, но одобрена Джефферсоном, который предложил переиздать её в Америке.

Председательствуя в сенате и участвуя в работе палаты представителей, Джефферсон обобщил всё увиденное и услышанное и написал учебник о парламентской деятельности, который неоднократно переиздавался в США и за рубежом.

Восьмилетнее президентство Джефферсона (1801 — 1809) это наиболее успешные годы во всех сферах жизни США, особенно в плане закрепления демократических норм в политической жизни страны. Преимущественно ему США обязаны тем, что максимальные сроки нахождения президентов в должности оказались ограниченными восемью годами.

На Конвенте в Филадельфии при разработке Конституции США делегаты от некоторых штатов предлагали передать исполнительную власть одному человеку, избираемому пожизненно. Были также предложения о двадцати, девяти и семи годах президентства. Джефферсон считал достаточными три, четыре или максимум семь лет. «Моё мнение первоначально состояло в том, что президент Соединённых Штатов должен был избираться на срок в семь лет без права переизбрания в дальнейшем. Затем я стал разумным и понял, что семь лет являются слишком долгим сроком... и что должен быть найден мирный способ отозвать человека с полпути, когда он поступает неправильно» [Ibid. Р. 57]. И он высказывается за максимальный срок президентства в восемь лет, но с тем чтобы в середине этого срока граждане США имели право оценивать его деятельность за первые четыре года президентства и могли вынести вердикт о продлении мандата президента ещё на четыре года или о его прекращении.

Президентство самого Джефферсона, проходившее в духе истинной демократии, было исключительно благоприятным для США. Не только группы граждан, но и законодательные органы штатов обращались к нему с просьбой выставить свою кандидатуру на третий срок. Однако он не поддался на уговоры. Генерал Вашингтон подал пример добровольной отставки после восьми лет, писал он в начале своего второго президентского срока. Я буду следовать за ним, и ещё несколько прецедентов подобного рода будут против любого, кто попытается продлевать срок своего президентства. Возможно, это может породить у общества расположенность к тому, чтобы узаконить это поправкой к конституции [8, vol. 6, р. 454].

В демократичность процедуры выборов президента, когда кандидат продолжает исполнять свою должность, Джефферсон не верил. «Разум и опыт говорят нам, — писал он Мэдисону в 1787 г., — что первое лицо исполнительной власти всегда будет переизбрано, если такое переизбрание вообще допускается. Это значит, что он (президент) сохраняет свой пост пожизненно... После того, как он будет однажды избран, он может недобрать на вторых, третьих выборах один или два голоса и тогда может обратиться к махинациям и подтасовкам в подсчёте голосов, продолжать удерживать в своих руках бразды правления и быть поддержанным теми штатами, которые голосовали за него (особенно, если это будут центральные штаты, составляющие компактное целое, отдалённое от своих оппонентов)». Тогда вмешаются иностранные державы, помогая «победителю» или ущемлённому большинству.

Когда Конституция установила четырёхлетний срок мандата президента, но без указания количества возможных переизбраний, Джефферсон выступил за ограничение этой возможности двумя сроками. В этом он старался убедить и первого президента США генерала Вашингтона. Я боюсь, что вложенные в Конституцию возможности бесконечно повторного избрания президента США «сделает пост президента сначала пожизненным, а затем наследственным», — писал Джефферсон в письме Вашингтону в 1788 г. «Я был врагом монархий прежде, чем я приехал в Европу. Я стал им в десять тысяч раз больше, когда я увидел, каковы они на деле. Едва ли существует известное в этих странах зло, которое не вело бы свои следы к их королям как его источнику, или добро, которое не вытекало бы из маленьких волокон республиканизма, существующего среди них».

Видимо, не без влияния этих предупреждений генерал Вашингтон отказывался выставить свою кандидатуру даже на второй срок. Тогда его убедили сделать это, в том числе и сам Джефферсон, опасавшийся раскола страны на Север и Юг, и считавший, что фигура Вашингтона способна объединять их. Но от третьего срока генерал отказался. Джефферсон также отказался выставить свою кандидатуру на третий срок.

Подобные прецеденты создали соратники и единомышленники Джефферсона Д. Мэдисон и Д. Монро. В результате два срока для успешных президентов со своего рода референдумом по оценке гражданами первого срока его деятельности стали традиционной нормой президентства в США. Она была нарушена только Ф. Рузвельтом, который в условиях военного времени был избран на должность президента четыре раза, однако превращена в конституционную норму путём принятия поправки к Конституции США в 1951 г.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы