Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Демократия как универсальная ценность

Лекция одиннадцатая. ФУНКЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

Эволюция власти

Власть — возможность побуждать, диктовать, повелевать и принуждать людей к исполнению тех или иных действий — многогранное и всеохватывающее явление, проявляющееся в каждой сфере жизни по-своему. Основным и главным во власти является её авторитет, понимание всеми участниками властных отношений или их большинством её объективности, целесообразности и непререкаемости, что убеждает людей в необходимости поступать так, как необходимо. В узком смысле слово «власть» означает обладание силой влияния на окружающих.

В политической науке понятие «власть» имеет более десяти трактовок. Согласно бихевиористской трактовке, власть — это особый тип поведения, влияющий на таковое других людей (господство и подчинение). Согласно инструменталистскому пониманию, власть означает возможность использования определённых средств (убеждения, принуждения, насилия) для подчинения людей и побуждения их к совершению тех или иных действий. Структуралистское понимание исходит из взгляда на власть как на особый иерархический порядок отношений между субъектами власти (соотношение прав и обязанностей, полномочий и ответственности в иерархической структуре институтов и должностных лиц и т.д.). При всём многообразии трактовок власть имеет нечто общее, а именно: это общественное отношение, выражающее доминирование индивида, социальной группы или общественного института в силу их личных данных или делегированных им полномочий, с обязанностью делегирующих повиноваться при исполнении этих полномочий. Соответственно, она предполагает наличие людей и средств, необходимых для её функционирования, а также знания того, что необходимо делать для её эффективного осуществления.

«Что такое власть, как не способность или умение делать дело? — размышлял американский юрист, демократический республиканец Йозеф Стори (Joseph Story) в своих комментариях к конституции

США. — Что есть способность делать дело, как не власть применять средства, необходимые для его выполнения? Что такое законодательная власть, как не полномочия принимать законы? Что такое средства исполнения законодательной власти, как не законы? Что такое власть, например, накладывать и собирать налоги, как не законодательная власть или власть принимать законы для установления и сбора налогов?» [25, р. 461].

М. Вебер определял власть как «возможность человека или нескольких людей реализовать их собственную волю в общественных действиях даже против сопротивления других, участвующих в этих действиях» [4, с. 926]. Согласно Т. Парсонсу, власть — это отношения между субъектами, выполняющими определённые, закреплённые за ними социальные роли. Она «представляет собой реальную способность единицы социума, входящей в ту или иную систему, достигать цели, предотвращать нежелательное вмешательство, добиваться уважения, контролировать приобретения и т.д. и т.п.» [5, с. 237].

Другими словами, власть — это динамично развивающееся и постоянно совершенствующееся явление. Правильное понимание феномена власти возможно лишь на основе углублённого исследования структуры общества, всех сфер его жизни. Для каждой из них характерна своя власть — экономическая, социальная, политическая, духовная. Правоведы полагают, что «в государстве все формы власти сливаются и концентрируются в политической власти. Это положение находит своё отражение в правовом статусе власти. Власть институционализируется в государстве. Оно носитель политической власти» [7, с. 136]. Сказано сильно, но не совсем точно. Социальная власть всегда остаётся у общества, а экономическую власть общество и государство исполняют вместе. То, что государство претендует на монополию власти, вовсе не означает, что так и должно быть.

Верно, что по мере эволюции человеческого общества политическая власть всё более отделяется от других источников власти и становится автономной, претерпевает качественные изменения. Общинная (недифференцированная, олицетворяемая всей общиной) власть, существовавшая на протяжении тысячелетий, в некоторых её аспектах заменяется, по мере усиления социальной дифференциации, индивидуализированной и персонифицированной властью. Здесь власть выступает как личная прерогатива тех, кто её осуществляет (фараон, деспот, феодальные правители, военачальники и т.д.). Затем, по мере просвещения людей, она уже по естественному праву постепенно возвращается обществу, но уже как власть институционализированная и персонифицированная. Теперь она осуществляется от имени политически организованного народа.

Не всякое отсутствие власти означает анархию. Дж. Бьюкенен называет догосударственное состояние, при котором отсутствовала политическая власть, анархистским [26, р. 21]. С такой оценкой уважаемого теоретика трудно согласиться. Отсутствие политических институтов, безвластие в узком смысле, ибо экономическая, социальная и духовная сферы власти всегда существовали и будут существовать, — состояние, характерное для всего человечества до образования государств. Если иметь в виду, что из нескольких сотен тысяч лет появления человека на земле только 5 — 6 тысячелетий он живёт в условиях государственности, то нетрудно понять, какое из этих состояний является правилом, а какое — исключением. Отсутствие государственности — это не анархия, ибо и в догосударственных обществах существовали социальная, экономическая и духовная, а если под политикой понимать искусство управления, то и политическая сферы власти.

Тысячелетние нормы жизни ломаются при образовании государств и персонификации власти. И подобно тому, как в начале эпохи рабства люди продолжали воспевать родовой строй или первобытный коммунизм как утраченный рай, так продолжается тоска и по временам, когда не было правителей и господ. Затем, по мере абсолютизации и ужесточения власти, а также злоупотреблений ею, как естественная реакция и форма протеста против всего этого зарождаются социальные движения, выступающие против всякой власти и стремящиеся доказывать её ненужность. То есть современный анархизм — это движение протеста против абсолютизации государственной власти и бесправия народа, против ложного понимания роли власти в общественной жизни.

Человек по природе своей — свободолюбивое существо с врождёнными правами на автономию личности и на самоуправление, но учреждающее на определённом этапе развития общества институты политической власти во имя общего блага — защиты жизни, свободы, собственности и достоинства. Когда власть не соответствует этому призванию, а напротив, превращается в источник дополнительной опасности для людей, последние выступают за её ограничение, а когда власти не только не прислушиваются к их голосу, но и преследуют такие выступления, то и против государственной власти вообще. Даже один из классиков анархизма М.А. Бакунин считал, что деспотизм является препятствием на пути движения человека к свободе, равенству и справедливости, а демократия и права человека — целями, ведущими человечество вперёд. Не без оснований соединяя богатство и власть, называвшуюся им органом насилия и эксплуатации, видя их взаимообусловленность и их взаимную поддержку, Бакунин отрицал и то, и другое. Для анархистов государство является историческим освещением «всех форм деспотизма, всех привилегий, политической основой для всяких форм экономического и социального порабощения, самой сущностью и центром всякой реакции» [3, т. IV, с. 185]. Государство — первопричина всех войн между народами, пока будут существовать государства, считали они, войны не прекратятся. А потому государство — это воплощение всех зол и пороков — должно быть устранено, а власть в любой форме государственности ликвидирована.

На первый взгляд может показаться даже, что доктринально анархисты являются большими демократами, чем представители всех остальных направлений и течений социально-политической мысли, но на деле — это крайний экстремизм в движении за свободу и справедливость. Любое движение нуждается в догмах, идейных постулатах и организации. Анархизм превращается в идейно-политическое движение, которое всегда будет иметь естественные корни в обществе: чем больше будет злоупотреблений власти, тем сильнее будет влияние анархизма. Достаточно посмотреть на географию его распространения, чтобы всё стало ясно: это абсолютистские, тиранические и деспотические государства. Анархизм не случайно усиливается во время революций и смены властей. Одна часть участников революции стремится установить власть новых сил в форме собственной диктатуры, другая часть выступает против всякой диктатуры, против всякой государственной власти или за безвластие. В конечном счёте, и это движение обретает своих диктаторов в лице своих руководителей. Под властью, отрицаемой анархистами, подразумевается власть правителей. А власть в широком смысле — власть природы, власть родительская, власть старшинства, опыта, знаний, силы и т.д. — не отрицается и не может быть отрицаема и при анархии, ибо она не зависит от человека.

Автономия политической власти, её огосударствление не означает ослабления, а тем более устранения влияния неполитических форм власти на жизнь людей. Однако степень воздействия этих форм во многом определяется типами политической власти, которая может быть деспотической, авторитарной, тоталитарной, демократической, либеральной, консервативной и т.д.

Всякая власть имеет свои источники, объекты, субъекты, компетенцию и пределы. Объективно её источником является народ, а целями — защита прав и свобод граждан и содействие стремлению народа к свободе и благосостоянию. Как уже многократно отмечалось, гражданское общество дифференцировано на бесчисленное множество групп, слоёв, классов со своими, нередко сталкивающимися друг с другом интересами. Их выразителями и защитниками выступают как отдельные индивиды, так и определённые группы интересов, объединения, движения и политические партии, в той или иной форме участвующие во властных отношениях. Интересы членов общества, в свою очередь, дифференцируются по сферам общественной жизни — на экономические, социальные, политические и т. д. Целью политической власти считается не примирение различных интересов общества, а установление «общего блага» [31, р. 58]. Соответственно, она структурируется таким образом, чтобы быть выразителем не каких-то индивидуальных интересов, а некоего «корпоративного целого». Власть и внешне выступает как субъект, не имеющий своего собственного интереса и посвящающий все свои время и силы «общественному благу». Политическая власть — институт, призванный ставить всех граждан в равные условия.

Как уже говорилось, осуществление власти предполагает наличие определённых предпосылок. Во-первых, граждане должны быть убеждены в необходимости данной формы власти и её легитимности, а также в соблюдении установленных норм права. Во-вторых, оно требует наличия в распоряжении исполнителей власти тех средств, которые при необходимости используются для применения физического насилия. Для сохранения любого господства требуются также материальные средства — деньги, преторианские гвардии, штрафы, наказания, тюрьмы.

Власть учреждается социумами для своего собственного блага, а потому она объективно существует для их членов. Она обладает соответствующими делегированными правами и обязанностями, в то время как многие права человека являются врождёнными и неотъемлемыми. Главное призвание власти — это защита прав людей и обеспечение их безопасности. Данная обязанность порождает и фундаментальное право власти — право защищать граждан путём организации общественной жизни оптимальным образом, вырабатывая нормы, призванные гарантировать и сохранять эту оптимальность, и, естественно, накладывая на нарушителей общепринятых норм те или иные санкции. Государство — это концентрация политической власти, силы и общественных средств, и в этом качестве оно способно на многое в плане как выполнения своих обязательств, так и злоупотребления властью и силой. Поэтому в общественном договоре обязательно должно быть чётко указано, что разрешается и что запрещается делать институтам государственной власти.

Функционирование власти—это обеспечение максимальной гармонии общественных отношений и безопасности каждого их участника путём правового регулирования возникающих между ними отношений как граждан, собственников средств производства и неимущих, работодателей и наёмных работников, производителей и потребителей, представителей разных социальных, этнических, религиозных, культурных и иных групп и слоёв населения. Это — защита жизни, свободы, имущества, а также обеспечение безопасности граждан путём правового регулирования отношений собственности, регулирование вопросов владения, пользования и распоряжения, купли, продажи и обмена, получения и передачи знаний, а также их применения на практике. Безопасность члена гражданского общества — это прежде всего безопасность его жизни, возможность трудиться, реализовать свои знания и способности, учиться, иметь возможность отдыхать, восстанавливать затраченную энергию, лечиться, пройти качественную социализацию, оставаясь на всех этапах своей жизни свободным и равноправным членом своего сообщества. Отсюда одна из наиважнейших функций политической власти — гарантировать каждому члену общества право и возможность трудиться в соответствии с его способностями, дарованиями и возможностями, а также получать справедливое вознаграждение за свой труд (заработную плату, жалование) в соответствии с его количеством и качеством.

Некоторые считают это функцией рынка, где цена рабочей силы, знаний и способностей определяется в зависимости от спроса и предложения. Но подобное суждение не совсем корректно. Рынок не является самодовлеющим и абсолютно независимым от каких бы то ни было правовых актов институтом. Он функционирует по законам конкретного социального и политического общества и, в конце концов, — по нормам, выработанным человечеством. Реальность рынка такова, что наличные богатства, уже имеющиеся средства существования всегда ценятся дороже (и спрос на них значительно выше), чем потенциальные, получение которых ожидается в будущем в результате использования рабочей силы наёмных работников, богатства. Пришедшему на рынок труда носителю рабочей силы, а также собственнику знаний, организаторских способностей (владельцу интеллектуальной собственности) нужно питаться самому и кормить семью сейчас же и каждый день, и он вынужден продавать их на условиях владельца средств существования, покупателя его рабочей силы. Поэтому условия найма всегда определяет последний и всегда в свою пользу; он потому и именуются хозяином, а такие же собственники, но рабочей силы, знаний, талантов и способностей — наёмными работниками.

Власть обязана в долгосрочных интересах безопасности всего общества и стабильности государства правовым путём влиять на отношения купли-продажи, гарантировать оплату труда в разумных размерах, поскольку с этим связана реализация многих прав человека. Такая необходимость признана ныне всем международным сообществом, что нашло отражение в международных соглашениях о правах человека, провозглашающих право работника на достойное вознаграждение его труда.

Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) говорит о праве на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, «обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения». В разных вариациях эта формулировка повторена в международных пактах о правах человека, в Европейской социальной хартии и в конвенциях Международной организации труда (МОТ).

Власть как феномен окружена ореолом тайн, загадочности и мифов, подтверждающихся реальным опытом её осуществления в разные эпохи и в разных странах. Отношение к ней может зависеть от понимания того, какой она должна быть. Здесь мы ведём речь не о власти вообще со всеми её выкрутасами и метаморфозами, а о власти народа — демократии. Источниками такой власти может быть только народ, а основаниями — компетентность человека, знание им дела, его ответственность и готовность максимально служить своему обществу во имя его прогресса.

На протяжении тысячелетий люди размышляют над формами и типами власти. Платон, Аристотель, многие мыслители Нового времени делали это, классифицируя государства и государственные формы правления. Иногда трудно отличить тип государства от типа власти: аристократия (власть высших, привилегированных слоёв), демократия (власть большинства народа), монархия (власть одного), клептократия (власть преступных сил), олигархия (власть немногих, сверхбогатых), охлократия (власть толпы), плутократия (власть богатства), теократия (власть бога, власть церкви), меритократия (власть «заслуженных» людей) и т.д. Во всех случаях речь идёт именно о власти, о том, кому она принадлежит и кто её осуществляет, а также о политических системах и режимах.

Люди всегда выделяли во власти и властных отношениях нечто общее, постоянное, зависящее не столько от типов государств, сколько от исторических эпох, социально-экономических отношений, а также от личностей самих политических деятелей. Наиболее системно это сделал немецкий учёный М. Вебер, который отличал три типа власти и господства: традиционный, харизматический и бюрократический.

Традиционный, или патриархальный тип, по его мнению, — это власть «вечно вчерашнего» авторитета нравов, освящённых исконной значимостью и привычной ориентацией на их соблюдение. При патриархальном типе властные отношения, назначения на должности, подбор исполнителей осуществляются не столько с учётом знаний, умений, квалификаций и организаторских способностей людей, сколько в зависимости отличной преданности претендентов на должности «патриарху» или правителю.

Не многим от патриархального типа власти отличается харизматическая власть. Греческое слово «харизма» означает чары, обаяние, божественный дар. Харизматическая личность — это личность, обладающая экстраординарными способностями, даром предвидения и выдающейся силой духа и слова. Люди подчиняются такой личности не в силу обычая или установления, но потому, что верят в него. При этом сам «вождь» живёт своим делом, «жаждет совершить свой труд» [4, с. 648]. Если традиционное господство опирается на привычку и обычай, то харизматическое господство — на нечто необычное, присущее только харизматическому лидеру.

Харизматическая власть авторитарна. Она опирается не столько на закон, сколько на силу авторитета лидера. Харизма лидера — это результат слияния массы и лидера, свидетельство единства образа их мыслей, ближайших интересов и устремлений. Харизма улетучивается, когда лидер перестаёт быть на уровне великих требований времени, когда слова его расходятся с делами, реальные результаты его руководства систематически негативны, а дела в руководимой им стране провальные.

Сравнивая государство с высокомеханизированной фабрикой, Вебер не без оснований считал оптимальной власть специалистов, технократов или бюрократов, способных строить свою деятельность на законах функционирования техники: государство — своего рода машина, а чиновники — её винтики и шестерёнки, которые должны соответствовать определённому стандарту, иначе машина не будет функционировать. Бюрократическое господство Вебер называл самым чистым типом легального господства. Это господство в силу «законности», в силу веры в деловую компетентность, обоснованную рационально созданными правилами. В понятие «бюрократическое» Вебер, в отличие от К. Маркса, вкладывал исключительно положительное содержание (власть конторы, знатоков своего дела, экспертов).

Эти суждения Вебера нуждаются, на наш взгляд, в некоторых уточнениях. Прежде всего, он не делает различий между авторитарной властью, властью авторитета и авторитетом власти. По существу, все отмеченные им формы власти авторитарны в силу доверия населения к их носителям — в первых двух случаях как естественным лидерам, в третьем — как авторитетным носителям глубоких знаний, способностей и талантов, необходимых для оптимального управления общественными процессами, в силу чего им доверяется также определение методов и способов управления. Во всех этих случаях имеет место власть авторитета. И все они оптимальны для своего времени. Значительно хуже обстоит дело, когда власть авторитета уступает место авторитету власти. В этом случае людям подчиняются не потому, что они являются обладателями особых знаний и способностей, необходимых для решения тех или иных проблем, а потому только, что в их руках находится власть. И это даёт им возможность использовать силу и средства государства для принуждения людей к повиновению их воле, независимо от того, совпадает она с волей общества или не совпадает. Постепенно авторитет власти переносится и на её обладателя.

Типы власти нельзя подгонять под какие-то абстрактно теоретические схемы. Они детерминированы как спецификой каждого общества и каждой цивилизации, так и степенью развитости общественных отношений. В то же время опыт человечества показывает, как общие тенденции развития социальных и экономических отношений ведут к сближению типов политической власти.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 
Популярные страницы