Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Демократия как универсальная ценность

Лекция тринадцатая. СТРУКТУРА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

Правительство как институт управления политическим обществом

С момента начала формирования обществ и государств люди всегда думали над тем, как организовать управление общественными делами так, чтобы оно было эффективным и в то же время подконтрольным народу. Признавая необходимость повиновения публичной власти и её установлениям, люди считали, что сама эта власть также должна повиноваться обществу и действовать во благо ему.

В. Пенн в своём проекте о правительстве провинции Пенсильвания писал в 1682 г., что рассматривает правительство как часы, которые функционируют с заранее заданной им скоростью. Чтобы они не отклонялись от этого хода, их владельцы ежедневно контролируют их работу, а обнаружив неполадки, сразу же приступают к починке. Понятия «сдержки и противовесы» также относятся к сфере измерительных приборов и имеют целью обеспечение их точности. Аналогично следует относиться и к политической власти.

Одной подконтрольности власти народу недостаточно. Как писал Мэдисон в газете «Федералист» 8 февраля 1788 г., нужны и дополнительные средства контроля над возможными злоупотреблениями властью. «Что такое правительство непосредственно, как не самое большое из всех размышлений о человеческой натуре? — спрашивал он. — Если люди были бы ангелами, не было бы необходимости ни в каком правительстве. Если бы ангелы управляли людьми, не было бы необходимости ни во внешнем, ни внутреннем контроле над правительством». Такими дополнительными средствами он считал разделение властей.

Почему-то утвердилось понимание, согласно которому концепция разделения властей возникла в Новое время и связана с именами Локка, Монтескье и др. Между тем, ещё Аристотель писал о разделении властей на законосовещательную, исполнительную и судебную. Этой мыслью пронизаны и работы Цицерона. Естественно, что о сферах власти в каждую эпоху писали, используя характерную для них терминологию. Разделение властей, пусть и не совсем в совершенной форме, существовало и на практике (сенат, консулы, суды). Это же имело место и в ряде стран средневековой Европы. О разделении властей писал Марсилий Падуанский в 1327 г., возлагая законодательную власть на народ [16, р. 45]. Другое дело, что это носило характер только размышлений и не препятствовало установлению абсолютизма и тирании. Либо же государственная власть делилась между частями правящего класса — монархия и палата лордов (высшая аристократия) и палата общин (рядовая аристократия).

Назначение политической власти сводится к нескольким основным моментам: сформулировать нормы и правила (законы) жизни в государстве, обеспечить их исполнение и осуществлять контроль над их соблюдением.

В демократическом обществе власть всегда остаётся прозрачной и осуществляется самим народом. И здесь возможен только один, открытый способ её формирования. Все институты власти формируются в строгом соответствии с конституцией, разработанной и одобренной всем народом непосредственно или уполномоченными им на это представителями (во втором случае она должна быть ратифицирована народом). А функционеры этих институтов отбираются на определённый срок из лучших представителей народа путём всеобщих и прямых выборов при тайном голосовании. Все выборы должны основываться на свободном волеизъявлении граждан, начиная от формирования соответствующих служб для организации и проведения выборов, выдвижения кандидатов на роль представителей народа и до установления победителей.

Кому следует вручать власть, и какие качества должны быть присущи её обладателям? Большинство людей связывали ответы на эти извечные вопросы с предназначением государства и призванием законодателей. А призвание государства и законодателя, как считали ещё со времён Сократа и Платона, состоит не в том, чтобы сделать одних людей более счастливыми, чем других, а в том, чтобы счастье царило во всём государстве и граждане могли совместно наслаждаться им, а также самим стать благодетелями как государства, так и друг друга. Законы и законодатели — это инструменты и действующие лица, которые связывают и скрепляют государства. Лучшими являются те государства, где правители менее всего склоны править, ибо все чрезмерно управляемые государства нередко оказываются наихудшими.

Не сила, а знание дела и желание использовать его для служения обществу считаются главными добродетелями должностных лиц. Управлять государством должны истинно богатые люди, но богатые не золотом и серебром, а знанием, достоинством и мудростью — настоящими благами жизни. Те, которые имеют много денег, не всегда обладают мудростью и чувством справедливости. Кандидаты в руководители институтов власти должны пройти суровую школу жизни, в том числе в армии и на других службах общества, к которым молодые люди способны. Только таким образом они могут приобретать опыт всех сторон жизни. Всегда считалось, что это должно продолжаться достаточно долго.

Во времена Платона считалось, что лучшими кандидатами в представители народа являются истинные мыслители, родившиеся в данной стране, презирающие славу этого мира как недостойную и никчёмную. Это те, кто превыше всего ценит правду, рассматривает справедливость как первостепенной важности дело, чьими служителями они готовы стать и чьими принципами будут вдохновляться, когда станут определять порядок в своей стране [8, с. 382].

Аристотель полагал, что человек, имеющий намерение занимать высшие государственные должности, должен обладать как минимум тремя качествами: во-первых, быть сторонником существующего государственного строя, во-вторых, иметь большие способности к выполнению обязанностей, налагаемых на него предполагаемой должностью, и, в-третьих, отличаться добродетелью и справедливостью, соответствующими каждому виду государственного строя [1, с. 537]. А его соотечественник Протагор распространял требования разумности и справедливости как на дела частные, так и публичные. Кандидат в руководители должен учиться образцовому порядку в своём собственном доме, он должен быть способным действовать наилучшим образом и в делах государства, обладать достоинствами человека, главными добродетелями которого выступают справедливость, умеренность и благородство. Только все вместе взятые они образуют достоинство. Мудрость всегда считалась лучшим проявлением достоинства. Знания являются фундаментальными основаниями общества и государства. Государство тем совершеннее, чем выше достоинство и глубже знания его граждан. Достоинству, знаниям, а также тому, как стать хорошими гражданами, людей можно научить, однако тираническое государство не заинтересовано в этом; интересы правителей требуют, чтобы их граждане были бедны духом и не обладали сильными связями дружбы и общественными объединениями.

Люди управляют общественными и государственными делами не как плотники, кузнецы, музыканты или повара, считали философы-политики, а как люди, обладающие знаниями, мудростью, честью, достоинством, ответственностью, порядочностью, а также чувствами справедливости и умеренности. Поэтому лицам, претендующим на государственные должности, надлежит предоставлять доказательства добродетельности как своего рода, так и своей собственной, начиная с детства и вплоть до времени избрания. Они справедливо исходили из того, «чтобы уметь судить о деле, нужно самому уметь его делать, а потому и люди должны, пока они молоды, сами заниматься этим делом» [1, с. 6391. Безумен тот, кто, не умея управлять собой, хочет управлять другими, — писал древнеримский поэт Публий Сир [6, с. 1451. Философы политики считали при этом, что данным качествам людей невозможно учить, так как мудрость и справедливость невозможно передавать другому человеку. Они формируются только в процессе социализации под влиянием реальных условий жизни.

Аристотель, как и все философы своего времени, считал основой политики этику. «Совершенно невозможно действовать в общественной жизни, не будучи человеком определённых этических качеств, а именно человеком достойным. Быть достойным человеком — значит обладать добродетелями. И тому, кто думает действовать в общественной и политической жизни, надо быть человеком добродетельного нрава» [1, с. 2961, — писал он. Место человека в обществе философ объяснял его природными данными. Управлять общественными делами должны разумные люди, знающие, что к чему, и сами себе принадлежащие, а не те, кто способен делать только то, на что им укажут другие. Хотя теоретик постоянно проводил сравнения с управлением в семье и в государстве, он видел и различия между ними. Родитель властвует над детьми в силу своей любви к ним и вследствие своего старшинства и опыта. Власть же государственного мужа — это власть над свободными и равными людьми. Руководитель должен обладать нравственной добродетелью во всей полноте, а руководимые должны обладать ею настолько, насколько это соответствует их доле участия в решении общих задач.

Существует масса параметров, по которым люди отличаются друг от друга: происхождение, богатство, знания и профессионализм, жадность (алчность) и бескорыстие, честность, разная степень приверженности к справедливости или почти полное отсутствие данного качества и т.д.

Во все времена принято было считать, что люди, живущие земледелием, по своей природе являются лучшими гражданами — мудрыми, совестливыми и морально устойчивыми. «Боги не дали ему землекопа и пахаря мудрости», — говорил Гомер. Совесть — правильный суд доброго человека, считал Аристотель. Этими качествами почти не обладают или обладают в значительно меньшей степени торговцы.

В древних Фивах согласно закону человек, который в течение десяти лет не воздерживался от рыночной торговли, не имел права занимать государственную должность. Жизнь торговца и ремесленника неблагородна и идёт вразрез с добродетелью, считал Аристотель [1, с. 604]. Рынок — это место, нарочно назначенное, чтобы обманывать и обкрадывать друг друга [6, с. 68], полагал современник Солона философ Анахарсис. Как уже говорилось выше, такого же мнения о земледельцах и торговцах придерживался и Джефферсон.

Происхождение не зависит от самого человека, и оно не должно приниматься во внимание при оценке его добродетелей. Богатство, как и физическая сила, само по себе является властью и предоставляет её обладателям возможность окружать себя нужными людьми, оказывать влияние на других людей. Наделение богатых и влиятельных людей ещё и политической властью — это значит абсолютизировать их власть, предоставлять им возможность поступать во всём так, как им хочется, в то время как действительное призвание политической власти — это служить как уравновешивающая сила. А последнее возможно только при условии, если она будет осуществляться людьми разумными, образованными, честными и справедливыми, обладающими необходимыми способностями.

Значит, первое требование к человеку, претендующему на роль представителя народа и кандидата во властные структуры, — это быть разумным. Не случайно первые органы власти общества и государства считались собраниями мудрецов или мудрых людей. А мудрость приходит к человеку под влиянием множества житейских факторов по мере взросления. Поэтому во всём мире принято считать, что государственными деятелями могут стать только люди после достижения ими определённого возраста и накопления необходимого опыта.

Классики науки о политике считали непреложными для управленцев как минимум три условия: знание правил жизни, знание народа и знание права [10, р. 119]. Кто лучше может знать первые два, как не те, кто живёт своим собственным трудом и среди народа, повседневно разделяя его заботы, нужды и проблемы? Только пройдя хорошую школу хозяйственной деятельности, человек может стать успешным руководителем и организатором общественной жизни. Так же ясно, кто может стать руководителем системы здравоохранения в стране. Нив коем случае им не может быть могильщик или гробовщик, ибо последние и здоровых людей превратят в клиентуру привычных для них предприятий. Не может успешно организовать эту ответственную сферу и инженер, агроном, ветеринар. Оптимальна кандидатура человека, желательно женщины, которой свойственна материнская забота о людях, прошедшей школу сельского врача, выросшей, благодаря своим действительным успехам, до организатора системы здравоохранения крупного города, области или республики. Врач Гру Харлем Брунтланд, успешно руководившая не только системой здравоохранения государства и государством, но затем и Всемирной организацией здравоохранения — наглядный тому пример. Особенно на фоне на всё готовых и «на всё способных» инженеров и лаборантов в правительстве Российской Федерации, которые с одинаковым «успехом» руководят как пенсионным фондом, так и министерством здравоохранения и социального развития. Нет ничего удивительного в том, что следствием подобной практики становится превышение смертности населения над рождаемостью.

Хороший специалист, компетентность которого даёт ему возможность предвидеть заранее последствия и результаты тех или иных практических шагов и выбирать из них наиболее выгодные для общества и народа, является и истинным политиком. Хотя настоящий высококлассный специалист, имеющий свои долгосрочные и заветные планы свершений, не всегда согласится перейти на кабинетную и командно-административную работу, где он всегда будет зависимым от других чиновников и вынужден выполнять их волю. Только творческая работа самостоятельна и способна принести её исполнителю истинное удовлетворение. В годы советской власти только строгая партийная дисциплина принуждала хорошего учёного или специалиста перейти на службу в госаппарат или в структуры правящей партии. Да и они при первой же возможности возвращались к своей профессиональной деятельности. В аппарате власти и партии оставались такие, которые ни на что более, кроме командно-административной работы, были неспособны.

Раннее христианство стремилось руководствоваться этими естественными требованиями при формировании своего клира, отбирая из числа наиболее знающих и авторитетных среди людей из народа. «Епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителей, не пьяница, не убийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? Не должен быть из новообращённых, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом. Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую. Диаконы также должны быть честны, не двоязычны, не пристрастны к вину, не корыстолюбивы, хранящие таинство веры в чистой совести. И таких надобно прежде испытывать, потом, если беспорочны, допускать до служения» (1 Тим. 3: 2—10) — наставлял Апостол Павел, заложивший основы христианской церкви.

Благодаря тому что христианство отбирало лучших людей из народа в качестве проповедников и наставников, его влияние на народ всегда оставалось прочным. Власть, призванная служить всему обществу, обязана стремиться к этому в ещё большей степени.

Вспомним также и мнение Джефферсона о естественной и искусственной элите, о том, что люди без достоинства и мудрости не могут и не должны управлять обществом, и должны быть приняты все меры предосторожности, чтобы предотвратить их восхождение во власть [19, vol. 13, р. 396].

Что может случиться, когда забывают о таких мерах предосторожности, свидетельствует весьма печальный российский опыт. Чиновничье «братство», извратив конституционные принципы власти и отношений между гражданским и политическим обществами и попирая моральные нормы, превратило себя в особую касту, живущую по особым, им самим же установленным нормам и законам, не несущую никакой ответственности перед народом за свою деятельность. Оплата их труда абсолютно не привязана к общему состоянию дел на руководимых ими участках и в сферах общественной жизни. Государственные служащие пользуются ничем не обоснованными привилегиями как в период нахождения в должностях, так и после ухода на пенсию. Как оклады, так и пенсии чиновников многократно превышают таковые самых высококвалифицированных специалистов и работников так называемой бюджетной сферы. Конституционный принцип равенства граждан перед законом на них не распространяется. Они возвели себя в ранг тех, кто, говоря словами Д. Оруэлла, «более равны». В силу этих обстоятельств число чиновников в России растёт невероятными темпами. Ситуация здесь напоминает ту, которую описывал Оруэлл на хуторе животных: доля производительных животных постоянно сокращается, да и в силу истощённости результативность их труда снижается, а доля руководящих ими «свиней и стоящих на страже безопасности последних собак» увеличивается, «да и аппетит у них отменный».

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы