Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Демократия как универсальная ценность
Посмотреть оригинал

Политика, власть и нравственность

Наблюдатели властных отношений часто задавались и задаются вопросами: почему лучшие люди не идут в политику, почему самых достойных и талантливых людей не избирают президентами, почему властные структуры более всего подвержены коррупции, а соответственно, и отклоняющемуся поведению и т.д. И ответы на них были самыми разными.

Платон, как известно, считал оптимальным, когда политику определяют философы-мудрецы, полагая, что они осуществят её в строгом соответствии с требованиями природы, науки и жизни. В наше время

Платона можно было бы считать наивным утопистом, поскольку он ещё не знал о всевозможных метаморфозах власти и политики, о беспринципности и продажности, в том числе и некоторых так называемых философов. Древний мудрец искренне полагал, что обладатели знаний о природе вещей и явлений, в силу уже этого имеющие огромную власть, сами не нуждаются в дополнительной власти и не стремятся к ней. Но само общество крайне заинтересовано в том, чтобы власть в нём осуществлялась знающими обо всём людьми, которые не могут не организовать деятельность членов социума наилучшим образом во имя всеобщего блага. Вопрос о том, кто кого определяет и преобразует — мудрецы власть и политику или власть и политика мудрецов, тогда ещё не стоял. Истинную суть власти как беспощадной и беспринципной борьбы между индивидами, группами и слоями людей за право повелевать и распоряжаться судьбами людей одними из первых показали Н. Макиавелли и Т. Гоббс. Вот почему лучшие и чистые умы не видят себе места в подобной борьбе.

Исследователь американского содружества и известный политический деятель Великобритании Дж. Брайс, отвечая на вопрос, почему самых достойных и талантливых людей не избирают президентами, называл несколько причин. Во-первых, самые способные и талантливые люди часто выбирают не политику, традиционно считающуюся «грязным» делом, а сферу бизнеса, где они добиваются больших успехов. Уже добившись статуса богатого человека, некоторые из них могут пойти и в политику, но уже во имя престижа и славы. Во-вторых, практика продвижения по политической линии основана не на учёте положительных качеств человека, а на близости человека к продвинувшимся раньше политикам. Говоря словами Ш. де Голля, по карьерной лестнице часто продвигают тех, кто умеет нравиться, а не тех, кто этого действительно заслуживает [2, с. 54]. В-третьих, если талантливый человек и попадёт во властные структуры, то он, в силу яркости своей личности, приверженности истине и справедливости, обретёт там больше оппонентов и противников, чем его коллеги, не обладающие этими качествами [11, р. 77—781. При системе соперничества в институтах власти честным и талантливым людям трудно подняться наверх. Имеются в виду интриги и грязные игры, на которые беспринципные люди являются мастерами, но на что действительно достойные и честные люди никогда не пойдут [11, р. 77—781, а потому вскоре вынуждены будут покинуть эту сферу деятельности. Поэтому очень мало умных людей остаётся в политике.

Так полагали во все времена. В предисловии к английскому изданию политических работ Марка Туллия Цицерона приводится распространённая в древности и Средние века формула: «Глупцы спешат туда, куда ангелы остерегаются ступать». Речь идёт как раз о сфере политики и власти. Вспомним также и приводившуюся выше оценку Джефферсоном высказываний Роше Фуко и Монтескье о том, что большинство нечестных людей гнездятся вблизи власти и богатств. Из них в большинстве своём состоит так называемая «властвующая элита». Наиболее успешно карабкаются по ступеням властной иерархии те из них, которые ревностно служат не обществу, стране и народу, а своему непосредственному начальству. В связи с этим всегда возникал вопрос о соотношении политики, власти и морали.

Реальная политика существенно отличается от политической теории, а ещё больше от политического идеала. Нигде и никогда политическая жизнь не строилась в полном соответствии с реальными требованиями и возможностями общества. Идеально, когда политика, власть и мораль неотрывны друг от друга. Но в жизни всё обстоит гораздо сложнее. «Быть истинным политиком так же трудно и невозможно, как быть высокоморальным человеком», — оправдывал эту практику лорд-канцлер Великобритании Ф. Бекон.

Совершенно очевидно, что моральность или аморальность политики и власти зависят от моральности или аморальности творцов политики и власть предержащих. О прямой связи между моралью и политикой писали Э. Дюркгейм, Ж. Гурвич и др.

С зарождением социального и классового неравенства претерпевает значительные изменения и мораль. Наряду со старыми нормами нравственности появляются новые, имеющие целью оправдывать, защищать и даже воспевать либо осуждать неравенство между людьми. Человечность, честь, благородство, справедливость обретают разный смысл для рядовых членов общества и господ, для бедных и богатых. Политика как бы пронизывается моралью богатых. Человечность, порядочность, справедливость объявляются несовместимыми с политикой, где, говоря словами Макиавелли, человек должен олицетворять собою льва и лисицу одновременно. Считают нормальным использование любых средств для достижения политических целей. В качестве руководящих принципов политики провозглашаются: «цель оправдывает средства», «для достижения цели все средства хороши», «обещать построить мосты даже там, где нет рек и оврагов». Макиавелли возвёл цинизм политиков и правителей в абсолют: никогда не придерживаться данного слова, не соблюдать условий договоров, не обладать человеческими добродетелями, но делать вид, что обладают ими, и т.д.

В современной политике сталкиваются разные моральные принципы и нормы. Поскольку политика затрагивает интересы миллионов и в ней ничто непоправимо, она должна стать делом только честных, благородных и компетентных людей. Со времён Сократа главным качеством руководителя считалось знание дела. М. Вебер считал решающими для политика, кроме знания, ещё энтузиазм, чувство ответственности и чувство меры. Соотечественник Вебера, выдающийся государственный деятель XIX века О. фон Бисмарк, определяя политику как искусство возможного, полагал, что выбор оптимального из возможного под силу лишь неординарным личностям.

В реальности все эти качества очень редко встречаются у политиков. Патриарх американской политической журналистики У. Липпман писал, что ординарный политик очень низко ценит человеческую натуру. В своей повседневной жизни он контактирует главным образом с лицами, которые добиваются для себя чего-то или избегают чего-то. Нормальные и порядочные люди, живущие в согласии с окружающим миром, ничего для себя от политиков не ищут, ни на что не жалуются и к политикам не обращаются. «Политик приходит к выводу, что искусство политики — это удовлетворять искателей благ и молоть хаотическую массу высокими чувствами и патриотическими фразами». Отсюда и довольно распространённое мнение о том, что политики состоят из одних лишь посредственностей. Ещё Б. Шоу было замечено, что обычный политик, как правило, ничего не знает, но воображает, будто он знает всё, и эта самоуверенность помогает ему успешно продвигаться по служебной лестнице. Политический имидж подобен цементу, говорил американский политический деятель У. Мондейл. Пока он свеж и влажен, вы можете его перемешать и придать ему нужную форму. Но трудно, почти невозможно переформировать его после затвердения.

Среди бесконечного множества характеристик политика уместно вспомнить ещё одну, принадлежащую 37-му президенту США Л. Джонсону (1963 — 1968). На вопрос, кто такой политик, он ответил: «Это человек, способный убедить массу в том, что вчерашний куриный помёт к утру превратился в салат с курицей». Действительно, лучше не скажешь. Но нуждается ли общество в таких людях? Очевидно, что нет. Русский полководец А. В. Суворов неслучайно сравнивал политика с тухлым яйцом. Внешне оно мало чем отличается от других, но «нечаянно разобьёшь» — и сразу становится понятно, что оно собою представляет.

Многочисленные и взаимно исключающие друг друга оценки политики и политиков можно завершить одной из самых убийственных формулировок, принадлежащих американскому поэту XX века Комингсу: «Политика — это осёл, на которого садится всякий, кроме человека».

Если политическая жизнь — объективная реальность, а политика — искусство управления сложнейшими общественными процессами, то общество должно формировать и выдвигать из своей среды организаторов и руководителей. Величайшее благо для страны и её народа, когда их лидеры талантливы, воспринимают исполнение своих высоких должностей как служение обществу, стране, народу. И напротив, величайшее несчастье и беда, когда у руля политики и власти оказываются недалёкие и самовлюблённые люди, для которых власть является самоцелью или инструментом личного обогащения.

Действительно, власть открывает перед её обладателями широчайшие возможности. Народ наделяет своих избранников полномочиями, достаточными для быстрейшего решения самых сложных вопросов в его интересах. Аморально, когда избранник народа путает свои собственные интересы с общественными интересами и использует предоставленные ему права и полномочия в своекорыстных целях.

Чистота политической жизни, степень моральности политики и власти во многом определяются самим обществом, его правовыми нормами и общественным мнением. Политику делают моральной или аморальной иногда само общество, его нормы и традиции, менталитет народа; они способны поощрять безответственность, аморальность, коррупцию или наказывать их, сдерживать алчность политиков или усиливать её. Социальные и политические нормы демократического общества должны чётко определять, что разрешается его полномочным представителям делать, а что категорически запрещается и влечёт за собой строгое наказание.

Во многих странах мира должностные лица государства не имеют права принимать награды, звания, премии, гонорары, почётные звания от других государств и их граждан. Такая норма закреплена, в частности, в разд. 9 ст. 1 Конституции США. В США существуют конституционные нормы, в соответствии с которыми сенаторы и конгрессмены не имеют права повышать себе жалованье, а размеры гонораров ограничиваются определённым процентом от жалованья. В других странах, в том числе и в России, таких чётких правовых норм нет. В результате даже высокопоставленные должностные лица, не отягощённые моральными принципами, разъезжают по миру, находясь на содержании определённых лоббистских групп, принимают от них премии и подарки, издают за рубежом книги о хорошо известных им склоках в своей собственной среде и получают за это баснословные «гонорары», являющиеся по существу формой их подкупа.

Политические должности могут использоваться также как прикрытие преступной деятельности и защита от правовой ответственности. Поэтому криминальные элементы всегда стремятся попасть на государственные должности. Удостоверения мэров, губернаторов, депутатов и их помощников становятся объектом их вожделений. В некоторых странах предпринимаются попытки борьбы с проявлениями подобного рода. Так, президент Перу А. Фухимори был отстранён Национальным конгрессом страны в 2000 г. по «моральным соображениям». Отправляются или сами уходят в отставку по «моральным соображениям» оскандалившиеся государственные деятели и в ряде других стран. «Я несу ответственность за поражение на выборах, которое основано на плохой экономической ситуации страны», — заявил премьер-министр и лидер ЛДП Японии Р. Хасимото в июле 1998 г. после парламентских выборов и подал в отставку со всех своих постов.

Необходимо, чтобы мораль стала измерителем поведения каждого политического и общественного деятеля мира.

Политические мыслители всех времён считали необходимым строго руководствоваться некоторыми нормами политического управления. Исполнение власти, считали они, имеет целью урегулирование и упорядочение отношений между членами социума таким образом, чтобы во всём соблюдалась умеренность, права каждого человека уважались и осуществлялись, не превышались и не преуменьшались, чтобы центральная власть не расширялась до такой степени, что могла бы подавить свободу народа.

Ясно, что только люди с высокими социальными, моральными и гуманистическими качествами могут соответствовать этим требованиям, а подлинная демократия и будет управлением таких людей.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы