ИНТЕГРАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ В ОТДЕЛЬНЫХ РЕГИОНАХ МИРА

Интеграционные объединения Северной и Южной Америки Экономическое сотрудничество в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Интеграционные процессы на Африканском континенте

Интеграционный процесс в Содружестве Независимых Государств

Интеграционные объединения Северной и Южной Америки

Кроме европейского опыта, другим практическим примером международной экономической интеграции является Североамериканское соглашение о свободной торговле — НАФТА. В 1988 г. между США и Канадой было заключено Соглашение о зоне свободной торговли, а 17 декабря 1992 г. было подписано Соглашение между США, Канадой и Мексикой о создании Североамериканской ассоциации свободной торговли (НАФТА), которое вступило в силу 1 января 1994 г. Анализируя основные положения этого Соглашения и сравнивая их с опытом Европейского Союза, можно сделать вывод, что основание НАФТА ознаменовало не только ликвидацию таможенных барьеров, но открыло пути к созданию единого и свободного передвижения товаров, услуг, рабочей силы и капиталов в рамках североамериканского континента.

Предполагалось, что вскоре после вступления соглашения в силу произойдет слияние трех национальных рынков, которые образуют зону свободной торговли с населением более 450 млн чел. Однако до сих пор в рамках НАФТА не созданы наднациональные механизмы и институты, подобные существующим в Европейском Союзе (комиссия, парламент, суд и т.д.), что остановило развитие этой интеграции на определенном уровне. В дальнейшем возможна эволюция интеграционного объединения по иному, нежели в ЕС, пути, однако пока перспективы такой эволюции неопределенны.

При создании НАФТА лидеры стран-членов руководствовались по большей части политическими, нежели экономическими соображениями. Тем не менее, нельзя недооценивать экономические предпосылки, а в условиях существующей экономической нестабильности США активно ставит вопрос о введении единой валюты американского континента, что предполагает переход к экономическому и валютному союзу.

Основным инициатором и двигателем североамериканской интеграции остаются США, которые с начала 1990-х годов столкнулись с новой для себя экономической и политической реальностью.

С окончанием холодной войны радикальным образом изменилась военно-политическая и экономическая обстановка в мире: Россия и бывшие республики СССР вошли в период военностратегического и экономического кризиса. На мировую арену стали выходить новые игроки, такие как Западная Европа, Япония и страны Азиатско-Тихоокеанского региона, стремящиеся выйти из- под американского влияния и укрепление собственные позиции. В последние годы можно говорить о сопоставимости научно-технических потенциалов и экономических показателей ряда регионов с аналогичными показателями США.

В этот период наблюдался рост экономической мощи Японии и ряда стран Юго-Восточной Азии. Стали намечаться предпосылки создания Азиатско-Тихоокеанских интеграционных объединений. Такая расстановка экономических и политических сил в мире подталкивает Вашингтон к принятию действенных мер по предупреждению негативных последствий усиления экономического и следующего за ним политического усиления других регионов.

Основу североамериканской интеграции США закладывали, когда на протяжении многих лет американские компании активно внедрялись в экономику соседних стран, однако на этапе активной экспансии и безусловного экономического доминирования США на мировых рынках они не нуждались в развитии интеграционных процессов на континенте, и такая задача перед ними возникла только вследствие изменения существовавшей до этого картины мира.

Помимо политических интересов, каждая страна — участница НАФТА имеет экономические предпосылки участия в интеграции. Так, в начале 1990-х годов американские специалисты в области экономики указывали на то, что увеличение темпов роста экономики приведет к созданию новых рабочих мест. Перенесение производств на территорию Мексики должно было снизить издержки производства и тем самым сделать американские товары более конкурентоспособными. По мнению же американских политологов, создание НАФТА могло стать шагом к созданию партнерских отношений со странами Латинской Америки, основанных на равенстве и взаимовыгодном сотрудничестве.

Участие Канады в интеграционном объединении тесно связано с высокой степенью зависимости экономики страны от экономики США. Так, в конце 1980-х годов доля США во внешнеторговом обороте Канады составляла порядка 70%, в то время как доля Канады во внешней торговле США — около 20%. В сравнении с показателями европейских стран это очень высокий уровень взаимосвязей (так, доля Германии во внешнеторговом обороте Франции составляет менее 20%, а доля Франции во внешнеторговом обороте Германии — около 10%). Однако лишь в конце 1980-х годов экономика Канады стала сопоставима по своем уровню развития с экономикой США и появились предпосылки для включения Канады в интеграционные процессы на Североамериканском континенте. Это дает стране возможность глубже включиться в выпуск наукоемкой продукции и, в то же время, увеличить прибыль за счет привлечения дешевой рабочей силы из Мексики. В то же время в Канаде насчитывается и немало противников углубления интеграционных процессов в НАФТА, поскольку американские компании слишком активно выходят на рынок Канады, в связи с чем возникают опасения относительно потери национального контроля над рядом отраслей.

Большие надежды с углублением сотрудничества в НАФТА связывала и Мексика, которая рассчитывала ускорить темпы экономического роста, и путем постепенных реформ в течение последующего десятилетия приблизиться по уровню социального и экономического развития к экономически развитым странам. Надо сказать, что поставленные цели были в целом достигнуты. Так, в 2007—2008 гг. Мексика вышла на 14-е место в мире по объему ВВП. Одновременно с этим были предприняты меры по либерализации движения капитала, что способствовало его притоку и росту объемов иностранных инвестиций в мексиканскую экономику. Что касается возможных негативных последствий интеграции в рамках НАФТА, то для экономики Мексики наибольшую опасность представляет экспансия США в сельскохозяйственной сфере.

Формирование общего рынка в рамках НАФТА происходит путем постепенной ликвидации тарифных барьеров и большинства нетарифных ограничений для экспорта и импорта (кроме сельхоз- товаров, товаров легкой промышленности и ряда других), создаются условия для свободного движения услуг, капитала, профессиональной рабочей силы.

В рамках НАФТА каждая страна-участница имеет свое особое расписание введения нулевых тарифов и отмены всех торговых ограничений с учетом социально-экономических особенностей. Примерно 80% мексиканского экспорта (за исключением нефти и нефтепродуктов) в США и Канаду подлежало немедленному освобождению от тарифов, в то время как экспорт США и Канады в Мексику освобождался от тарифов и ограничений лишь на 42% (также исключая нефть и все нефтепродукты). С 1 января 1999 г. 60% торговли в рамках НАФТА должно было осуществляться на беспошлинной основе, однако этот порог был достигнут значительно позже — лишь к 2003 г.

На сегодняшний день страны НАФТА разработали эффективную систему движения инвестиций. В то же время каждая страна сохранила за собой стратегически важные отрасли экономики. Так, снятие ограничений не распространилось на нефтяной сектор Мексики, культурную сферу Канады, на телерадиокоммуникационную отрасль и авиаперевозки США. Страны-участницы также заключили ряд соглашений, направленных на защиту интеллектуальной собственности, унификацию технических стандартов, санитарных и фитосанитарных норм.

В настоящее время пока что трудно оценить эффективность деятельности НАФТА по сравнению с ЕС, поскольку прошло не столь много времени, однако уже сейчас намечается стремление ряда южноамериканских стран стать частью этого интеграционного объединения.

Развитие интеграции в НАФТА согласно изначальному плану стало возможным во много благодаря крайне стремительному росту американской экономики: внутренний спрос в стране вырос на 16%, а ВВП — более чем на 8%, благодаря созданию новых рабочих мест значительно сократилась безработица. Экономика Мексики стала более ориентирована на американский и канадский импорт, в то время как импортные пошлины для третьих стран были увеличены. Совокупная доля Канады и Мексики во внешнем товарообороте США достигла одной трети, выросло и положительное торговое сальдо Канады и Мексики в торговле с третьими странами, что способствовало преодолению кризисов экономического развития и покрытию дефицита платежного баланса с США. США, в свою упрочили свое влияние на канадском и мексиканском импортных рынках. Об объемах внешней торговли в рамках НАФТА можно судить по статистическим данным, приведенным в табл. 13.1.

Таблица 13.1. Внешняя торговля стран НАФТА в 2012 г.

Показатель, млрд долл. США

НАФТА

Другие регионы

Экспорт

1151

1221

Импорт

1079

2112

Источник: WTO. International Trade Statistics, Geneva, 202008.13.

Помимо интеграции на североамериканском континенте, большой теоретический и практический интерес представляют также интеграционные процессы в Южной Америке, опыт которых может быть частично использован в развитии интеграции на постсоветском пространстве.

По ряду исторических и географических причин развитие экономики стран Южной Америки на протяжении многих десятилетий и даже столетий концентрировалось вдоль морского побережья, поскольку экономические центры формировались в соответствии с потребностями метрополий и были ориентированы на трансокеанскую, а не на внутриконтинентальную торговлю.

Неразвитое транспортное сообщение внутри континента наряду с затрудняющими его развитие природными условиями (горы, экваториальные леса) существенно затрудняют торговый обмен между странами-соседями в Латинской Америке и представляют собой барьер, который практически отсутствовал в Западной Европе, чья сравнительно небольшая территория легко позволяла создать хорошо развитую транспортную систему. Исторические факторы развития Латинской Америки повлияли и на то, что национальные экономики стран региона плохо дополняли друг друга, поскольку были ориентированы на экспорт идентичных товаров.

Стремясь преодолеть экономический кризис и адаптировать свои экономики к новому порядку мирового хозяйства, латиноамериканские страны в конце 1980-х начали осуществлять переход к открытой модели экономики. Попытки увеличить объемы экспорта сырьевых товаров также не привели к росту доходов из-за снижения мировых цен на сырье, а огромный внешний долг и протекционистские барьеры сводили эффект реформ на нет.

С учетом мирового опыта развития в Латинской Америке была разработана новая концепция региональной интеграции, основанная на улучшении и развитии экономических связей латиноамериканских стран с другими регионами мира. С этой целью был скорректирован прежний курс внешнеэкономической политики, направленный на замену импорта в рамках региональных рынков.

Усиливающаяся конкуренция в торговле и рост доходов от использования новых технологий и инвестиций побуждали к созданию более крупных и открытых рынков. Отныне основной упор делался на интеграцию, основанную на низких таможенных пошлинах, снижении таможенных барьеров и более открытой для мирового рынка экономике. Реализация данной программы делала возможным для латиноамериканских стран подписание двух- и многосторонних соглашений о либерализации торговли, что было невозможным в условиях закрытости экономик.

В 1960 г. был подписан «договор Монтевидео» о создании зоны свободной торговли, включавшей страны — участницы Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (ЛАСТ), которую позже сменила Латиноамериканская ассоциация интеграции (ЛАИ). Согласно договору 1960 г., была создана строгая тарифная система, которая в результате проявила себя как неоправданная и невыгодная. Особенностью договора стал тот факт, что страны должны были предоставить режим наибольшего благоприятствования для всех стран Латиноамериканской ассоциации свободной торговли, а не отдельным странам-партнерам, что в будущем могло привести к формированию взаимовыгодных торговых отношений.

На практике это привело к тому, что страны перестали предлагать своим приоритетным партнерам товары по льготным тарифам, поскольку они автоматически распространялись и на остальных членов ЛАСТ, что в конечном счете невыгодно сказывалось на национальных экономиках и приводило к конкуренции со стороны производителей третьих стран. В 1980 г. произошел пересмотр «Договора Монтевидео». В новой редакции говорилось, что поскольку общее снижение тарифов не служит целям латиноамериканской интеграции, которая должна углубляться постепенно, допускается заключение торговых соглашений с несколькими странами или даже с одной страной. Подписание пересмотренной редакции Договора пришлось на период положительных изменений и демократизации политической сферы Латиноамериканского континента.

На сегодняшний день крупнейшим интегрированным рынком Латинской Америки является МЕРКОСУР (Mercado Comun del Sur) — Общий рынок стран Южного конуса, созданный Аргентиной, Бразилией, Парагваем и Уругваем в 1991 г. В МЕРКОСУР сосредоточено 45% населения (более 200 млн чел.), 50% совокупного ВВП (свыше 1 трлн долл. США), 40% прямых иностранных инвестиций, более 60% совокупного товарооборота и порядка 33% всей внешней торговли континента. В 1996 г. статус ассоциированных членов получили Чили и Боливия, в 2003 г. — Колумбия, Перу и Эквадор.

Венесуэла была принята в МЕРКОСУР в качестве полноправного члена, но без права голоса, в 2005 г.

Договор о создании МЕРКОСУР предусматривает отмену всех торговых пошлин между четырьмя странами-членами, а также свободное движение рабочей силы и капитала, введение единого внешнего тарифа и образование таможенного союза, координацию экономической политики в области промышленности, сельского хозяйства, в валютно-финансовой сфере, в области транспорта и связи и т.д.

В целях управления процессом интеграции в 1994 г. был создан Совет общего рынка, который состоял из министров иностранных дел и экономики стран-участниц. В задачи Совета входило проведение общей интеграционной политики. Был сформирован также и постоянно действующий исполнительный орган, имеющий Административный секретариат со штаб-квартирой в Монтевидео, а также 11 технических комиссий, подчиняющихся Группе общего рынка и занимающихся решением интеграционных проблем в различных сферах экономики.

Однако основным принципом принятия решений в рамках МЕРКОСУР является консенсус, а национальные органы управления наделяются ограниченным рядом полномочий. На ежегодных встречах на высшем уровне утверждаются стратегия и программа дальнейшего интеграционного развития.

Как и любое интеграционное объединение на стадии формирования, МЕРКОСУР в своем становлении сталкивается с рядом трудностей. Несмотря на поставленные цели, страны — члены интеграционного объединения не смогли достигнуть соглашения о полной отмене тарифов в рамках объединения к намеченному сроку 1 января 1995 г. До 2000 г. были достигнуты временные договоренности на переходный период, связанные с сохранением значительного числа исключений из общего режима, которые устанавливались индивидуально для каждой из четырех стран- участниц, с указанием товарной номенклатуры и сроков. Кроме того, за каждым из членов МЕРКОСУР закреплено право на временные изъятия из режима общих таможенных тарифов в целях адаптации наиболее уязвимых секторов экономики к новой конкурентной среде.

Однако странам — участницам МЕРКОСУР не удалось выполнить в срок поставленные задачи. Так, не были окончательно согласованы единые внешние тарифы на импорт из третьих стран. Тем не менее, сторонами был разработан график, предполагающий постепенное снижение этих тарифов в течение нескольких лет вплоть до их полной отмены.

На сегодняшний день МЕРКОСУР является наиболее динамично развивающимся интеграционным объединением в регионе. Объем экспорта в рамках объединения в 1990—2012 гг. вырос с 4,1 млрд до 49 млрд долл. США, т.е. почти в 12 раз. Доля внутризональной торговли в товарообороте стран МЕРКОСУР со всем миром в 2012 г. повысилась до 14,4%, в то время как в 1990 г. этот показатель составлял 10,1% (табл. 13.2).

Таблица 13.2. Внешняя торговля стран — членов МЕРКОСУР в 2012 г.

Показатель, млрд долл. США

МЕРКОСУР

Другие регионы

Экспорт

49

291

Импорт

48

277

Источник: WTO. International Trade Statistics, Geneva, 2013.

Создание МЕРКОСУР оказало большое воздействие на рост качественных показатели внешней торговли стран-участниц: так, Аргентина реализует 30% своего экспорта в рамках интеграционного объединения, а Уругвай и Парагвай — более 50%. Порядка 70% бразильских предприятий осуществляют свою деятельность на уровне интеграционного объединения, большое распространение получила и кооперация отдельных фирм, особенно в сфере машиностроения, металлургии и энергетики.

В 2004 г. МЕРКОСУР перенял ряд полезных инициатив из опыта ЕС: были предприняты шаги по гармонизации национальных стандартов на региональном уровне.

МЕРКОСУР играет исключительно важную роль в стабилизации экономических процессов в Латинской Америке. Посредством увеличения импорта осуществлялось сдерживание инфляции, а регулирование тарифной политики замедляло темпы спада экономик Аргентины и Бразилии. Большим преимуществом латиноамериканской интеграции является членство по меньшей мере двух сильных в экономическом плане стран, способных принять на себя удар в кризисной ситуации.

При этом латиноамериканский опыт интеграции также позволяет говорить о том, что наличие значительных успехов не означает отсутствия множества серьезных проблем в интеграционном объединении. Применительно к МЕРКОСУР к таким проблемам относятся недостаточное развитие транспортной инфраструктуры, вопросы валютного контроля, унификации налогообложения, аспекты трудового законодательства. Ряд трудностей с распределением преимуществ от интеграции вытекает из разного уровня удельного экономического веса стран-членов

В рамках МЕРКОСУР возникают противоречия между развитием интеграционных процессов с одной стороны и уязвимых отраслей, таких, как строительная, сахарная, винодельческая, с других. К числу отраслей, в которых процессы раздела рынков протекают традиционно трудно, можно отметить и автомобильную промышленность.

Чрезвычайно сложной сферой интеграции являются для МЕРКОСУР и социальные аспекты: если предприниматели уже смогли оценить позитивные сдвиги вследствие интеграции, то населению стран-членов только предстоит это сделать.

Тем не менее дальнейшие перспективы интеграции в МЕРКОСУР в целом оцениваются как благоприятные большинством специалистов, как в рамках объединения, так и за его пределами. Главным условием будущего развития интеграции в Латинской Америке является укрепление экономической и финансовой стабильности интеграционного объединения и стран-членов. По мнению экспертов, объемы взаимной торговли между странами МЕРКОСУР приближаются к высшим возможным значениям, а зона свободной торговли и таможенный союз уже не могут придать нового мощного импульса развитию межгосударственных хозяйственных связей, поскольку эти формы интеграции в экстенсивном плане уже сыграли свою роль. Сегодня в МЕРКОСУР необходимо внедрение новых, более прогрессивных форм международной экономической интеграции, для чего уже сегодня принимаются меры организационного порядка, например, создание специального трибунала для разрешения торговых конфликтов между странами объединения.

МЕРКОСУР является наиболее развитым интеграционным объединением в Латинской Америке, однако в Южной Америке функционируют и другие:

  • • Центральноамериканский общий рынок (Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Никарагуа и Сальвадор): сформирована зона свободной торговли, предусматривающая ликвидацию пошлины в рамках объединения и введение общего таможенного тарифа в торговле с третьими странами;
  • • Андский пакт (Боливия, Венесуэла, Колумбия, Перу и Эквадор): идет выработка единой экономической политики, гармонизация законодательства формируется общий рынок;
  • • Карибское сообщество, или КАРИКОМ (15 государств Ка- рибского бассейна): ликвидированы таможенные пошлин и количественные ограничения импорта, установлен общий таможенный режим, свободное движение рабочей силы, капитала и услуг.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >