ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ПЕРМАНЕНТНОЙ КОРРЕКЦИИ НАКАЗАНИЯ КАК ФЕНОМЕН СОВРЕМЕННОЙ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ

©2014 М. В. Скляренко

Верховный суд Российской Федерации

В статье рассматривается понятие эффективности функционирования системы коррекции уголовных наказаний, определяются ее критерии, элементы, стандарты.

В СМИ, в различных социологических исследованиях суды весьма часто упрекают в плохом качестве работы. При этом о результатах их работы судят в основном лишь по количеству логических ошибок1, то есть по формальному несоответствию выводов суда требованиям материального и процессуального законодательства, реже нравственным нормам. Анализ подобных оценок судебной деятельности показывает, что в значительной мере они носят вкусовой характер, ибо научно обоснованных универсальных критериев результатов судебной деятельности, ее эффективности в настоящее время просто не существует. Наличие сомнений в эффективности работы судебной системы в целом неизбежно порождает совокупность сомнений адекватности назначенных судами наказаний, которые представляются важным критерием эффективности судебной деятельности. В таких условиях особую значимость приобретает эффективность системы перманентной коррекции наказания.

Теория российского уголовного права, уклоняясь от прямого ответа на вопрос, в чем именно заключается эффективность наказания, содержит массу рассуждений о том, что в целях скорейшего достижения целей наказания оно подлежит перманентной коррекции. При этом сразу следует подчеркнуть, что по-настоящему массовым институтом такой коррекции является система условнодосрочного освобождения.

По общему правилу, лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что оно для своего исправления не нуждается в отбывании наказания в полном объеме (ч. 1 ст. 79 УК РФ).

Названная норма - по своей конструкции императив: лицо подлежит условно-досрочному освобождению. Единственное условие применения этого общего правила: лицо для своего исправления не нуждается в отбывании наказания в полном объеме.

Что следует судам понимать под термином «исправление», как они должны формализовать данное понятие в правовую категорию? Поскольку уголовный закон ответа на данные вопросы не содержит, то суды в своей повседневной деятельности вынуждены руководствоваться исключительно обычаями судебной практики, порождая тем самым очередной парадоксальный феномен отечественного судопроизводства.

Так, по делу А. в постановлении Шекснинского районного суда Вологодской области от 12 августа 2008 г. можно обнаружить такие рассуждения: осужденный вину не признал; мер по возмещению ущерба не принимает; по мнению администрация ИК-12 нуждается в отбытии наказания в полном объеме, так как он требования администрация не выполняет; на воспитательные мероприятия реагирует «слабо»; не поощрялся; дважды допустил нарушения порядка отбытия наказания, последнее после подачи ходатайства об условно-досрочном освобождении 24 июля 2008 г.2

Как видим, решение об отсутствии «исправления» как некоего особого правового состояния суд вынес на основе мнения администрации ИК-12, с которой у А. был конфликт3. Ее действия А. обжаловал в Вологодскую прокуратуру по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. В ходе прокурорской проверки установлено:

  • - в мае 2001 г. осужденный находился на излечении в МУЗ «Вологодская городская больница № 1» с диагнозом: «Ушиб головного мозга легкой степени. Умеренное субарахноидальное кровоизлияние», в выписном эпикризе от 31 мая 2001 г. рекомендовано избегать пребывания в жаркой бане;
  • - на учете в медицинской части ИК-12 Архипов состоит с 15 ноября 2002 г. с диагнозом: «Органическое расстройство личности, стадия компенсации. Язвенная болезнь»;
  • - А. неоднократно лечился в ФГЛПУ МБ-10, последний раз проходил лечение с 31 июля по 18 августа 2006 г., выписан с рекомендациями: трудоспособен без тяжелых работ и работ в шумных и жарких помещениях4.

Сказанное однозначно свидетельствует, что реальной возможности для трудоустройства и, следовательно, для погашения причиненного потерпевшим ущерба у А. не было, что, в свою очередь, свидетельствует о незаконности соответствующих мотивировок в решениях суда первой и второй инстанций.

В результате в своих жалобах в различные инстанции А. обратил внимание на следующие обстоятельства:

  • - 17 ноября 2005 г. он действительно был наказан в дисциплинарном порядке, однако просит данный факт как отрицательный не учитывать, поскольку в тот день чувствовал себя плохо, в оказании своевременной медицинской помощи ему отказали, у него произошел нервный срыв, этого не было бы, если бы ему своевременно оказали медицинскую помощь;
  • - начальник отряда в ИК-12 испытывает к нему личную неприязнь, что повлекло наложение взыскания 24 июля 2008 г. уже после направления ходатайства об условно-досрочном освобождении, суть нарушения заключается в занавешивании им спального места от сквозняков, за что ему объявлен устный выговор;
  • - ему отказано в приобщении положительной характеристики с места жительства.

Из письма прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях

следует:

  • - нарушение, допущенное А. 24 июля 2008 г., выявлено начальником отряда № 7 и заключается в занавешивании спального места от сквозняков;
  • - в характеристике А., утвержденной 23 июля 2008 г. начальником ИК-12, упоминается о нарушении, допущенном осужденным 24 июля 2008 г.;
  • - справки о наличии задолженности по иску и отсутствии трудоустройства датированы 25 июлем
  • 2008 г.

По данному факту прокурором по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях через прокуратуру Вологодской области на имя начальника УФИН РФ по Вологодской области внесено представление с требованием о привлечении виновных должностных лиц к дисциплинарной ответственности5.

И самое главное, никто осужденного прав человека на личное участие в судебном заседании и на оказание квалифицированной юридической помощи лишить не может. Основная функция суда - умиротворение конфликта, выполни судебные инстанции требования закона, никому не нужного противостояния легко удалось бы избежать.

Судья Верховного суда РФ, рассмотрев 14 апреля 2009 г. надзорную жалобу А., в возбуждении надзорного производства отказал, поскольку оснований для условно-досрочного освобождения этого осужденного нет6.

Следует также отметить, что в соответствии со ст. 175 УИК РФ А. вправе повторно обратиться с ходатайством об условно-досрочном освобождении через шесть месяцев после отказа. Данный срок к моменту подачи жалобы в Верховный суд РФ истек.

Несмотря на то что различными инстанции органов исполнительной власти и различными судебными инстанциями была принята масса решений, спор своего разрешения так и не нашел.

Чтобы разобраться в вопросах эффективности системы коррекции наказания, вспомним, что и государство, и элементы его механизма (в том числе и суд) - явления сами по себе системные, следовательно, на них в полной мере распространяются правила теории социально-правовых систем. Общеизвестно и то, что «система в процессе функционирования выступает как целостное образование, в котором между ее структурой и функциями существует взаимосвязь и взаимообусловленность»7. В этой связи нам следует согласиться с Ю. Г. Марковым, который утверждает, что «функция реализуется структурой и объясняется с помощью структуры»8.

В данном случае происходит то, что А. А. Богдановым называлось «сложением активностей»9. При этом давно установлено, что активности элементов социальной системы «складываются», но не арифметически, а системно, под воздействием системообразующих факторов. Особо следует обратить внимание на то, что работа системы представляет собой постоянное воспроизводство функционального эффекта, который сводится к способности системы делать то, что принципиально не может сделать каждый ее отдельный элемент. Функциональный эффект базируется на родственности и различии свойств элементов, на многообразии взаимодействий между ними, их интегрированности.

Функциональный эффект системы исполнения судебных решений обусловлен как плодотворной работой сразу всех элементов судебной системы, так и способностью одних элементов системы компенсировать сравнительно низкую эффективность других.

С одной стороны, государство как система в целом легко может осуществить то, что не под силу добиться составляющим его элементам. С другой - элементы целого могут быть весьма самостоятельны, а эффективность одних структур легко компенсирует неэффективность или полное отсутствие других.

К определению понятия и эффективности функционирования системы коррекции уголовного наказания и необходимо подходить с системных позиций, при которых организационная и процессуальная деятельность судебной системы, регулирующие ее нормы рассматриваются как единое целое установление, функционирующее в интересах достижения заранее запланированной социально- политической цели. Ибо «власть только тогда может быть действенной, когда она связана со своим народом общностью происхождения и представлений о законе и беззаконии»10.

При разработке критериев эффективности коррекции наказания в целом важно разобраться в этимологическом и философском значении самого термина «эффективность». Это слово берет свое начало от латинского понятия effectus (эффект, результат), что в переводе на русский язык означает «действенность», «результативность». Эффективность - не сам эффект, результат действия, а свойство системы. Наличие данного качества в ее характеристиках свидетельствует о способности системы достигать определенной цели. Применительно к суду как к способу разрешения социальных конфликтов российские ученые-юристы под «эффективной» традиционно также понимают только ту деятельность системы, которая гарантирует достижение результата, заранее задуманного как цель, решение системой поставленных перед ней задач11. Максимальное соответствие достигнутого результата поставленной цели и есть искомое - наивысшая эффективность работы анализируемой системы.

Понятие «эффективность» применительно к судебной деятельности в сфере коррекции наказания трактуется далеко не всегда и не всеми. Например, А. М. Ларин под эффективностью судопроизводства понимал не только соотношение цели и результата, но и «качество деятельности самой по себе, ее производительный характер»12.

Прежде чем говорить о конкретных критериях эффективности коррекции наказания, следует определиться с содержанием понятия эффективности государственной деятельности в целом. По этому поводу профессор Г. В. Атаманчук пишет, что «нужны объективные критерии, на основании которых можно было бы измерять эффективность государственного управления, высказывать по этому поводу достоверные и обоснованные суждения»13. Критерий - это признак, на основе которого оценивается факт, определение, классификация, мерило»14. Критерий эффективности - признаки, грани, стороны проявления управления (управленческой системы), посредством анализа которых можно определять уровень и качество управления, его соответствие потребностям и интересам общества15. Предлагает Г. В. Атаманчук также и свою классификацию критериев эффективности. По его мнению, первостепенное значение имеют критерии общей социальной эффективности.

К сожалению, столь широко проблема эффективности правосудия российской наукой16 никогда не анализировалась. Более того, в современных книгах, специально посвященных проблемам судебной власти, вопросу ее эффективности за последние три десятилетия не посвящено ни одной самостоятельной главы, ни одного самостоятельного параграфа17.

До сих пор в публичном дискурсе доминируют вопросы структуры и механизмов функционирования судебной власти, проблема же результатов деятельности судов остается мало исследованной. Мировой опыт показывает, что интерес к проблеме определения стандартов эффективности судебной системы давно стал предметом общественной дискуссии. При этом не существует единственного и универсального метода для определения таких стандартов.

Трудно не согласиться с Л. Н. Москвич, что стандарты эффективности судебной системы, а равно системы исполнения судебных решений всегда должны выступать стратегическим фундаментом планирования судебной реформы. Разработка соответствующего программного документа, во-первых, будет способствовать четкому определению основного назначения и ценности суда. Во-вторых, это поможет оценить и качество работы отдельного суда, и эффективность судебной системы в целом. В-третьих, такие исследования будут стимулировать совершенствование организационных, процессуальных, профессиональных, административных и контролирующих составляющих судебной системы. В-четвертых, проведенные исследования - основа подготовки и обоснования бюджетных запросов судов. В-пятых, наши исследования сориентируют учебные программы для судей и работников аппарата судов, выделив приоритетные области, в которых необходимо повысить их компетентность. Наконец, в-шестых, исследования помогут создать условия для получения объективной информации об эффективности судебной власти, что поможет воплотить в жизнь конкретные меры для повышения ее авторитета, легитимности и общественного доверия.

Стандарты эффективности судебной системы должны включать в себя организационную концепцию оценки эффективности, ключевыми составляющими которой должны стать сферы, критерии, показатели и способы оценки судебной деятельности.

Традиционно выделяется пять элементов эффективности судебной системы: 1) внешняя организация (судоустройство); 2) судебная процедура; 3) кадровое обеспечение; 4) судебное управление; 5) социальная эффективность суда, по которой понимается исполнимость судебных решений.

Под конструкцией «показатели эффективности судебной системы» понимаются реальные данные, которые делают возможным измерение и определение проявлений и проблем организации и функционирования судебной системы. Они конкретизируют индикаторы, могут иметь различный характер: вопросы анкеты, статистические показатели, вид поведения, частота события, наличие или отсутствие каких-либо фактов и т.д.

Социальная эффективность суда - ключевая сфера. В качестве критериев предлагаем: авторитет суда (универсальность судебной юрисдикции; альтернативность урегулирования правовых споров); доверие к суду (уровень общественной культуры относительно разрешения правовых конфликтов; транспарентность суда).

Главное предназначение правосудия - разрешение политических, социальных, экономических и прочих видов конфликтов. Правосудие обладает рядом сущностных характеристик: оно должно быть понятно большинству населения, быть реальным, обладать всеми видовыми, родовыми признаками и чертами, свойственными любому иному виду государственной деятельности.

Естественно, что правосудие существует только в динамике, а работа судебной системы, как правило, оценивается по результатам ее деятельности - реально исполненным судебным решениям.

Встроенная современным законодателем сложная и разветвленная система коррекции наказания нуждается в точной настройке, поскольку ее процессуальная составляющая задействована далеко не в полной мере. [1]

  • 2 См.: Определение судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 2 октября 2008 г. № 22-2190; письмо и.о. председателя Вологодского областного суда от 9 октября 2008 г. № 22-2190 на 36/47-А-44 от 3.10.2008. Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от
  • 2 октября 2008 г. № 22-2190. Постановление судьи Вологодского областного суда от 29 декабря 2008 г. № 4-у-1101 (Архив Вологодского областного суда за 2008 г.)
  • 3 Письмо начальника ИК-12 от 29 ноября 2007 г. № 36/47-А-10 (Архив ИК-12 за 2007 г.).
  • 4 Письмо прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях от 8 января 2008 г. № 36/47-А-10 (Архив Вологодской прокуроры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях за 2008 г.).
  • 5 Письмо прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях от 17 сентября 2008 г. № ЗОЗж-06. Архив Вологодской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях за 2008 г.
  • 6 Постановление судьи Верховного суда РФ от 14 апреля 2009 г. № 2-у09-138 II Архив ВС РФ за 2009 г.
  • 7 Сурмин Ю. П. Теория систем и системный анализ. - Киев: МАУП, 2003. - С. 138.
  • 8 Марков Ю. Г. Функциональный подход в современном научном познании. - Новосибирск: Наука, 1982. - С. 20.
  • 9 См. подробнее: Богданов А. А. Всеобщая организационная наука (тектология). - Л.; М., 1925. - С. 85-88.
  • 10 См.: Исаев И. A. Politica hermetica: скрытые аспекты власти. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2003. -С. 459.
  • 11 См., например: Котарбиньский Т. Трактат о хорошей работе. - М.: Прогресс, 1972. - С. 121; Петрухин И. Л. Теоретические проблемы эффективности правосудия (по уголовным делам): дис.... д-ра юрид. наук. - М., 1997.
  • 12 См. Ларин А. М. Повышение эффективности расследования II Советское государство и право. - 1973. - № 3. -С. 106-113.
  • 13 Атаманчук Г. В. Теория государственного управления: курс лекций. - 2-е изд., доп. - М.: Омега-Л, 2004. - С. 480.
  • 14 Марков М. Технология и эффективность социального управления / пер. с болг. - М., 1982. - С. 112.
  • 15 Атаманчук Г. В. Указ. соч. - С. 480-481.
  • 16 В Украине данные вопросы прорабатывались Л. Н. Москвич. См. ее труды: Проблемы повышения эффективности судебной системы. Автореферат на соискание ученой степени доктора юридических наук, а также ее монографию «Ефективнють судовоТ системи: концептуальний анал1з» (- Харьков: ФИНН, 2011), др. труда данного автора.
  • 17 См., например: Правосудие в современном мире / под ред. В. М. Лебедева, Т. Я. Хабриевой. - М.: Норма, 2012.

  • [1] Логическая ошибка - непреднамеренный алогичный результат, не соответствующий цели правоприменения, вего основе лежат: добросовестное заблуждение либо неосторожность в деятельности субъектов правоприменения. Подробнее о сути данного явления см.: Казгериева Э. В. Логические ошибки в судебном правоприменении:автореф. дис.... канд. юрид. наук. -М., 2006.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >