Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Юридическая наука и практика

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПРАВОСУДИЯ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН, СОВЕРШИВШИХ НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

©2014 Н. А. Соловьева

кандидат юридических наук, доцент Волгоградский государственный университет

В статье обосновывается необходимость системы многопланового политического, социально- экономического воздействия для решения задач противодействия преступности, дается понятие «восстановительное правосудие», рассматриваются феномен выученной беспомощности и особенности женской насильственной преступности.

Связь идей, провозглашенных Конституцией РФ, с восстановительным подходом в судопроизводстве очевидна. Ничто так не отвечает требованию всемерного учета и защиты прав личности, как процедура, построенная на началах примирения, основной целью которой является, с одной стороны, наиболее полное возмещение вреда, причиненного лицу противоправным деянием (при этом речь идет не только об имущественном или физическом вреде, но и об удовлетворении моральнопсихологических потребностей лица в понимании, в желании быть услышанным, поделиться своими переживаниями в связи с противоправным деянием), а с другой - попытка ресоциализации лица, совершившего деяние, содействие его раскаянию и скорейшему исправлению.

Как известно, развитие юридической науки сегодня во многом определяется идеями «коммуникативного поворота» в социальных науках и принципами философии социальной медиации. Коммуникация как убеждение, воздействие, публичная фиксация нескольких точек зрения на событие, как право голоса доминируемых субъектов, наконец, коммуникация как процесс реконструкции личной биографии и идентичности - все это является ресурсом для формирования новой парадигмы правосудия и преодоления карательной направленности существующей системы права. Для решения долговременных и крупномасштабных задач противодействия преступности необходима система многопланового воздействия политического, социально-экономического, социального и правового характера. Особо необходимо указать на значимость морально-нравственных факторов, имеющих самое непосредственное значение в деле повышения качества отправления правосудия. Без моральной поддержки, одобрения со стороны гражданского общества система правосудия не может приобрести форму и содержание, отвечающие международным стандартам и представлениям населения.

К тенденциям, которые наиболее тесно связаны с восстановительным подходом, можно отнести три важнейших направления развития уголовно-процессуального законодательства и практики уголовного судопроизводства: 1) тенденция к гуманизации уголовного процесса; 2) тенденция к ускорению и упрощению уголовного судопроизводства; 3) тенденция к расширению диспозитивных начал в уголовном процессе2.

Понятно, что сфера правосудия, как и большинство сложных социальных систем, не в состоянии сформироваться в одночасье. Первоначально этому предшествует эволюция взглядов общества на те или иные проблемы, затем формируется социальный заказ на создание некой организационной системы, способной минимизировать стоящие перед обществом проблемы. Соответственно, для повышения «коэффициента полезного действия» новой системы необходимо, с одной стороны, четкое осмысление цели и задач любого вмешательства органов власти в механизм функционирования системы правосудия, а с другой - учитывать действие законов саморазвития, как плюсы, так и минусы этой системы3.

Термин «восстановительное правосудие» впервые был использован американским психологом Альбертом Иглашем (A. Eglash) в 50-е гг. XX в. для описания принципов, необходимых для развития гуманного правосудия. А. Иглаш определил три различные парадигмы правосудия: карательную, дистрибутивную (или распределительную) и восстановительную. В отличие от карательной парадигмы, которая ориентирована, прежде всего, на наказание правонарушителя, и дистрибутивной парадигмы, которая основное внимание уделяет реабилитации правонарушителя, восстановительное правосудие основано на идее ликвидации ущерба, причиненного жертве. Ответственность преступни1

ка в данном случае состоит в том, чтобы выстроить коммуникацию с жертвой, своими действиями оказать ей помощь, тем самым преодолеть свою вину и заложить фундамент своего некриминального будущего. Функция правоохранительных органов и социальных служб состоит в контроле восстановительных практик.

Восстановительное правосудие должно в определенной мере заменить собою существующее на сегодняшний день карательное правосудие, которое является достаточно затратным и неэффективным, предложив новые способы восстановления и защиты нарушенных прав. Основным стержнем восстановительного правосудия является улаживание конфликта между людьми без использования традиционных репрессивных средств уголовного судопроизводства. Как отмечает немецкий криминолог Г. Й. Шнейдер, опора на соответствующие принципы уголовной политики обещает большой успех в восстановлении человеческих отношений между преступником и жертвой, а также в возмещении вреда, нежели в наказании преступника4.

Восстановительный подход можно рассматривать как противопоставление доминирующему карательно-юридическому способу ответа на преступление, он предусматривает новые процедуры разрешения уголовно-правовых конфликтов5.

В центре исследования в данной статье находятся женщины, совершившие насильственные преступления в ответ на домашнее насилие. Преступления, совершаемые женщинами, как правило, вызваны насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. В основе домашнего насилия лежит выученная беспомощность, малоизученный в юридической практике феномен, способствующий трансформации позиции жертвы в позицию преступницы. В состоянии выученной беспомощности интерес представляют такие варианты поведения, как социоагрессия и смещение акцента на псевдоцель, малоизученные, но важные элементы преступной мотивации женских преступлений6.

Описанный в специальной литературе феномен «выученная беспомощность» был впервые установлен Мартином Селигманом в 1964 г.7 Состояние выученной беспомощности является крайним, но неоднозначно вытекающим проявлением негативной жизненной ситуации. Поведение людей в состоянии выученной беспомощности может быть диаметрально противоположным. Выученная беспомощность опасна тем, что она обладает тенденцией к экспансии и распространяется в определенных условиях на те виды деятельности, которые не затрагивались в процессе сложной жизненной ситуации. Поэтому смещение на псевдоцель может быть обнаружено и в безмотивных насильственных преступлениях, совершенных женщинами в отношении людей, случайно оказавшихся рядом и заместившими таким образом непосредственных виновников накопившихся проблем.

К особенностям женской насильственной преступности можно отнести и элементы субъективной стороны, обусловленные состоянием психической напряженности, фрустрацией, стрессом, растерянностью, сильным душевным волнением. Из-за такого состояния одни женщины не всегда имеют возможность адекватно оценить обстановку и намерения посягающего, поэтому воспринимают конфликтную ситуацию как опасную для своей жизни, другие - продолжают терпеть, включая насилие, принуждение к половому акту, оскорбления.

У каждого человека есть болевой порог. Одни могут терпеть побои, истязания длительное время, полностью утрачивая способность самостоятельно руководить своим поведением8, а другие сразу оказывают сопротивление. По мнению Е. Н. Холоповой, это субъективное обстоятельство в качестве абсолютного критерия преодолимости принуждения использовать нельзя, но и сбрасывать со счетов болевой порог как субъективную характеристику восприятия принуждения не стоит9.

Женщины, совершившие насильственные преступления в ответ на насилие, часто имеют различные психические аномалии: психопатия, олигофрения, органические поражения центральной нервной системы, последствия черепно-мозговых травм. Это, прежде всего, касается несовершеннолетних и женщин старше 60 лет10.

В ряде случаев совершение противоправного деяния порождено восприятием обстановки как опасной, хотя объективно она не была таковой, что тем не менее привело человека к роковой ошибке, неадекватной реакции на действия посягающего. Об этом, в частности, свидетельствует отсутствие множества телесных повреждений на теле потерпевшего. Чаще всего нанесен один удар ножом в голову, грудь или живот11.

Для женщин, совершающих насильственные преступления на бытовой почве, характерны стойкость переживаний, травмирующих психику, и высокая импульсивность. Они часто игнорируют или недостаточно учитывают возникшие обстоятельства, неадекватно воспринимают и оценивают опасную ситуацию, плохо прогнозируют последствия своих поступков, поведение их дезорганизованно и необдуманно. С точки зрения мужчины, многие их поступки кажутся нелогичными. Именно подобный характер преступного поведения и обусловливает трудности, возникающие при расследовании и оценке обстоятельств данной категории преступлений.

По мнению Ю. М. Антоняна, убийства и телесные повреждения - характерная черта преступности женщин, так как они склонны решать возникающие конфликты с помощью грубой силы. Этот вывод важен для оценки современного состояния данного вида преступности, да и нравственного состояния общества в целом12.

У совершивших неонатицид (убийство своего новорожденного ребенка) женщин чаще имеются психологические проблемы, а психопатические расстройства встречаются редко. В результате отечественного исследования случаев убийств матерями новорожденных М. А. Качаевой был выявлен ряд отличительных черт, заключающихся в особенностях предшествующей преступлению психотравмирующей ситуации, включающей в себя страх огласки, позора незаконной беременности, сложные семейные взаимоотношения (с будущим отцом ребенка, родственниками), материальные затруднения, увольнение с работы. Такая ситуация всегда отличалась относительной неразрешимостью, нарастающей с приближением родов, и способствовала быстрому развитию у рожениц особого эмоционального состояния, относящегося к периоду непосредственного совершения агрессивных действий, возникновению выраженной астении, связанной с фактом субъективно-неожиданных, внезапных, стремительных, происходивших без родовспоможения, в ситуации изоляции родов. При этом у женщин возникало ощущение беспомощности, растерянности. Агрессивные действия совершались непосредственно во время родов или немедленно после рождения ребенка путем удушения, утопления, нанесения смертельных ранений колющими предметами13.

Жертвами насильственных преступлений, совершенных женщинами на бытовой почве, были мужья, сожители, дети и иные родственники и близкие для женщин люди. Среди этих жертв были люди, находившиеся в беспомощном состоянии по различным причинам: из-за малолетнего либо престарелого возраста, болезненного, обморочного, наркотического или алкогольного состояния, инвалиды, спящий человек14.

Несмотря на то что идея восстановительного правосудия обусловлена отказом законодателя от ряда традиционных уголовно-процессуальных институтов, думается, что подобный отказ будет способствовать совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, поскольку предполагает, что в центре судопроизводства должны находиться интересы человека, его права и свободы. Все процессуальное законодательство должно быть пронизано нормами, ориентирующими правоприменителя на особое отношение к личности человека. При этом речь идет не только о личности подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), но и о личности потерпевшего, расширения его прав и большего вовлечения в процесс15.

Таким образом, именно для женщин восстановительное правосудие является наиболее эффективным, поскольку данная категория лиц, преступающих закон в ответ на насилие в семье, совмещает и опыт жертвы (они страдают в ходе конфликтов), и опыт нарушителя (они отвечают насилием на насилие). Кроме того, восстановительные практики в данном случае решают задачу социальной терапии самой близкой для нарушителя и жертвы социальной среды - семьи. [1]

  • 5 См.: Конин В. В. Некоторые вопросы применения восстановительного правосудия в отношении несовершеннолетних правонарушителей II Российская юстиция. - 2010. - № 7. - С. 42-43.
  • 6 См.: Соловьева Н. А. Выученная беспомощность женщин в структуре криминалистической характеристики насильственных преступлений II Вестник Академии МВД России. - Волгоград: Изд-во ВА МВД России, 2011. -№2(17).-С. 124-132.
  • 7 См., например: Ромек В. Г. Психологическое консультирование: Проблемы, методы, техники. - Ростов н/Д: ЮРГИ, 2000. - С. 218-235; Ромек В. Г. Теория выученной беспомощности Мартина Селигмана II Журнал практического психолога. - 2000. - № 3-4. - С. 187-278; Зелигман М. Как научиться оптимизму. - М.: Вече, 1997. - С. 261-262.
  • 8 См.: Калугин В. В. Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния: автореф. дис.... канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 13; Его же. Физическое и психическое принуждение в уголовном праве. - Ставрополь: Ставропольсервис-школа, 2001. - С. 65.
  • 9 См.: Холопова Е. Н. Использование судебно-психологической экспертизы как средства доказывания обстоятельств, исключающих преступность деяния II Российский следователь. - 2005. - № 11. - С. 37^40. Цит. по: Калиновский В. А. Понятие убийства на бытовой почве и особенности его совершения женщинами II Право и политика. - 2009. - № 7.
  • 10 См.: Калиновский В. А. Понятие убийства на бытовой почве и особенности его совершения женщинами II Право и политика. - 2009. - № 7. - С. 1596-1602.
  • 11 См.: Там же.
  • 12 См.: Антонян Ю. М. Преступность среди женщин. - М.: Рос. право, 1992. - С. 33.
  • 13 См.: Русина В. В. Криминологическая и судебно-психиатрическая характеристика женщин, совершивших убийство новорожденного (неонатицид) II Российский следователь. - 2012. - № 7. - С. 32-34.
  • 14 См.: Калиновский В. А. Указ. соч.
  • 15 См.: Полищук Д. А. Указ. соч.

  • [1] См.: Полищук Д. А. Несколько слов о построении концепции современной уголовной политики, направленнойна защиту интересов правосудия II Российский следователь. - 2013. - № 2. - С. 24-27. 2 См.: Арутюнян А. А. Концепция восстановительной юстиции и современные тенденции развития уголовногопроцесса II Адвокат. - 2011. - № 9. - С. 38-44. 3 См.: Полищук Д. А. Указ. соч. 4 См.: Шнайдер Г. Й. Криминология. - М., 1994. - С. 368. Цит. по: Полищук Д. А. Несколько слов о построенииконцепции современной уголовной политики, направленной на защиту интересов правосудия II Российский следователь. - 2013. - № 2. - С. 24-27.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы