Оценка климатических изменений в России

Сельское хозяйство. Положительные последствия связаны главным образом с предполагаемым потеплением. Отрицательные последствия связаны с сопровождающим это потепление увеличением засушливости, а также с наблюдаемой тенденцией повышения вероятности экстремальных гидрометеорологических явлений, которые могут оказаться пагубными для земледелия. Как показал анализ региональных последствий нескольких сценариев изменения глобального климата, на территории Северного, Северо-Западного и Центрального экономических районов ожидается рост биоклимати- ческого потенциала и запасов органического углерода (гумуса) в пахотных почвах, по крайней мере, до середины текущего столетия. К 2010—2015 гг. в связи с более благоприятным температурным режимом и благодаря сохранению достаточной увлажненности ожидается рост урожайности кормовых и зерновых культур в Северном и Северо-Западном (на 10—15%), Центральном, Волго-Вятском регионах и на Дальнем Востоке (до 10—15%). В нечерноземной зоне европейской части России ожидаемый рост запасов органического углерода в пахотных почвах приведет к повышению долговременной устойчивости земледелия. Дозы органических удобрений, необходимые для поддержания бездефицитного баланса углерода к 2010 г., уменьшатся в среднем на 38% по сравнению с 1990 г. Рост продуктивности сельскохозяйственного производства в нечерноземной зоне может быть обеспечен за счет расширения посевов более теплолюбивых и соответственно более урожайных сельскохозяйственных культур. Для стабильности производства продовольствия в условиях изменения климата предлагается ускоренное развитие орошаемого земледелия, которое позволит в максимальной степени использовать температурные ресурсы. Сельское хозяйство России при условии принятия адекватных организационных решений может существенно выиграть от потепления климата.

Водные ресурсы. Затраты на адаптацию водного сектора человеческого хозяйства к изменению климата в 2020—2050 гг. могут составить до 576 млрд долл., или около 20% обшей суммы необходимых затрат. В частности, мировые потребности в продовольствии к 2050 г., как ожидается, возрастут на 70%, а глобальное потребление энергии к 2035 г. вырастет примерно на 50%. По оптимистичным прогнозам, к 2050 г. глобальное потребление воды в сфере сельского хозяйства... вырастет примерно на 19%. В целом, по оценкам, если численность населения Земли в ближайшие 40 лет будет расти прогнозируемыми темпами и достигнет 9 млрд человек к началу 2050-х годов, спрос на воду только в развивающихся странах может вырасти на 50% по сравнению с уровнем 2011 г.

Существенное влияние на водный режим рек России оказало изменение климата в последние десятилетия. В этот период годовой сток рек на большей части территории страны превысил его среднемноголетнюю норму. Наиболее значительный рост (на 15—40%) отмечен для рек европейской территории России, юга Западной Сибири, значительной части бассейна Лены. Стратегия осуществления адаптации водохозяйственного комплекса страны в условиях изменения климата базируется на следующем: а) совершенствовании государственного управления использования и охраны водных ресурсов в целях предотвращения отрицательных и максимального использования положительных последствий изменения климата;

б) осуществлении целостной системы правовых, административных и экономических мер, стимулирующих эффективное использование водохозяйственного комплекса и обеспечение экологической безопасности его эксплуатации.

По данным Государственного доклада «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2007 году», вследствие аномально теплой погоды, наблюдавшейся зимой 2007 г. на европейской территории России и в Сибири, на многих реках сложились чрезвычайные гидрологические условия. По данным МЧС России, с декабря 2006 по январь 2007 г. на реках бассейнов Северной Двины и Онеги сформировался зимний ледоход, сопровождавшийся заторами и резким подъемом воды, достигающим опасного значения. К примеру, в декабре 2006 — январе 2007 г. в Архангельской области был введен режим чрезвычайной ситуации, на ликвидацию последствий которой было израсходовано свыше 79 млн руб. В связи с аномально теплой погодой ледообразование на Волге и реках ее бассейна носило неустойчивый характер и сопровождалось заторными явлениями. Теплая погода, периодически выпадающие осадки привели к высокой водности на реках и чрезвычайно большому притоку воды в водохранилища: в водохранилища Волжско-Камского каскада ГЭС приток воды превысил норму почти в три раза и был наибольшим за весь период наблюдения. В результате экстремально большого притока воды в водохранилища, в частности, это привело к необходимости увеличения сбросов воды через гидроузлы и, как следствие, повлекло за собой существенное повышение уровней воды в нижних бьефах ГЭС.

Таяние вечной мерзлоты. Районы вечной мерзлоты занимают 67% территории России (более 10 млн км2). На вечной мерзлоте расположено множество городов и поселков Восточной и Западной Сибири, проложены нефте- и газопроводы, автомобильные и железные дороги, многие другие объекты инфраструктуры. В результате изменения климата наблюдается увеличение глубины протаива- ния многолетнемерзлой толщи: в центральных районах зоны вечной мерзлоты Сибири в ближайшие 15—20 лет увеличение средних значений протаивания составит 0,1—0,3 м, прежде всего на песчаных грунтах. В связи с этими процессами прогнозируемое перемещение в северном направлении южной границы сплошной криоли- тозоны может составить к 2100 г. 150—200 км. Протаивание вечной мерзлоты будет сопровождаться просадками грунтов, обводнением или обсыханием территории, уменьшением прочностных характеристик грунтов. Это может иметь особо опасные последствия при хозяйственном освоении территории, связанной с инженерностроительными работами, в том числе с прокладкой и эксплуатацией линейных объектов — магистральных трубопроводов[1].

Поскольку протяженность газопроводов в России очень велика, они, несомненно, будут проходить через регионы с грунтами, имеющими разные теплофизические свойства. Поэтому каждый отдельный участок трубопровода будет испытывать специфические воздействия. Наиболее распространенными криогенными процессами на трассах трубопроводов являются термоэрозия, термокарст, образование оврагов и заболачивание. В Западной Сибири ежегодно происходит около 35 тыс. отказов и аварий. Около 21% аварий связаны с механическими воздействиями, в том числе с потерей устойчивости фундаментов и деформацией опор. Имеются многочисленные примеры нарушения целостности и разрушения жилых и производственных зданий, разрывов трубопроводов, связанных с деградацией вечной мерзлоты. Ожидается, что при увеличении среднегодовой температуры на 2°С несущая способность фундаментов сократится на 50%. Угрозе разрушения может подвергнуться более четверти стандартных домов, построенных в 1950—1970 гг. в таких городах, как Якутск, Воркута, Тикси. К примеру, в июле 2008 г. зафиксирован случай разрушения дома в Якутске вследствие протаивания мерзлотных пород и нарушения устойчивости несущих свай.

Предприятия, занимающиеся поисками, разведкой и разработкой месторождений полезных ископаемых, существенно влияют на климатические изменения в условиях Крайнего Севера, в зоне развития многолетнемерзлых пород, так как при открытой разработке месторождения выводятся огромные площади земель из народнохозяйственного использования, нарушаются гидрологический и гидрохимический режимы водотоков. В результате интенсивного развития нефтегазовой, алмазо-золото-оловодобывающей промышленности на территории Крайнего Севера, в том числе арктических улусов Якутии, нанесен значительный ущерб ландшафтам области криолитозоны, обладающим наименьшей устойчивостью к внешнему воздействию в сравнении с природными комплексами умеренных широт[2]. Уничтожение растительных покровов и теплоизолирующих грунтов при разработке месторождений полезных ископаемых, выброс техногенных отходов вызвали активизацию процессов деградации многолетнемерзлых пород, исчезновению среды обитания многих видов животных и растений, загрязнение вод водотоков, дренирующих добычные полигоны.

Разработка любого месторождения при раздельной добыче сопровождается нарушением почвенно-растительного слоя, выемкой большого объема торфов и песков с последующим переносом их на другие площади. Интенсификация добычи и переработки полезных ископаемых привела к существенным изменениям климата на Севере. Это видно и на примере Республики Саха (Якутия) и проявляется в таких отрицательных изменениях, как: а) возникновение криопэгов — высокоминерализированных подземных вод, не замерзающих при отрицательных температурах; б) термическое и физическое разрушения мерзлых почвогрунтов; в) вынос на поверхность химических веществ из коренных пород при вскрышных работах и добыче полезных ископаемых. При разработке месторождений в долинах рек создаются карьеры, хвостохранилища, складские помещения, жилье, гаражи, дороги. При этом оттаивает подземный лед, разрушается почвенно-растительный покров, начинают образовываться овраги, появляются озера. Все это усиливается в связи с наметившейся в последние десятилетия тенденцией потепления климата. На Крайнем Севере добыча полезных ископаемых и связанной с этим инфраструктуры сопровождается разрушением растительного покрова, таянием подземных льдов, образованием оврагов и оползней, болот и озер, загрязнением воздуха и водоемов, обеднением видового состава животных, растений и грибов. Следует учитывать, что район деятельности предприятий-недропользователей находится в зоне функционирования природных очагов ряда особо опасных инфекций: туляремии, сибирской язвы, бруцеллеза, арктического бешенства. Продолжающееся потепление климата и расширение ареала птиц и млекопитающих и других животных делают вполне реальным занос и других новых инфекций. Доказательство этому — заболеваемость людей и домашних животных. Особую озабоченность при этом вызывает открытый способ добычи россыпных месторождений полезных ископаемых, приуроченных к долинам северных рек, так как разработка при этом сопровождается не только химическим загрязнением водных объектов, но и уничтожением почвенно-растительного покрова, нарушением гидрологического режима водотоков, связанного со значительным изменением рельефа речных долин. Геокриологические исследования показали, что удаление почвенно-растительного покрова приводит к повышению температуры грунтов на 2—3 °С, а глубина сезонного протаивания возрастает примерно 2,5 раза.

Для смягчения негативных воздействий на климат, в частности, алмазодобывающим предприятием, ведущим разработку россыпных месторождений региона, необходимо:

  • • организовать системный экологический мониторинг и контроль за состоянием окружающей среды, включая мероприятия по наблюдению и контролю за изменениями климата в районах добычи полезных ископаемых;
  • • осуществить экологическую паспортизацию предприятий с определением этапов технологической цепи производства и утилизации отходов, направленных на минимизацию воздействия на криогенные системы;
  • • разрабатывать и осуществлять систему рекультивации нарушенных земель и водоемов в целях снижения развития термокарстовых процессов, в том числе путем применения щадящей техники, адаптированной к условиям вечной мерзлоты;
  • • экологическое образование и повышение экологической культуры персонала по вопросам изменения климата и влияния недропользования на климат в условиях Крайнего Севера;
  • • оценка экономического ущерба и дополнительных затрат предприятия в результате климатических изменений в районах разработки месторождений;
  • • привлечение местных жителей в рамках проведения общественных слушаний по вопросам оценки воздействия предприятия на окружающую среду для выработки взаимосогласованных условий разработки месторождений с учетом минимизации влияния на климат; и др.

По мнению специалистов Всероссийского центра мониторинга и прогнозирования «Антистихия» МЧС России, многие потенциальные чрезвычайные ситуации связаны с отступлением вечной мерзлоты из-за потепления. При этом надо учитывать, что 63% территории России занято мерзлотой, здесь находятся около 80% как освоенных, так и разведанных запасов полезных ископаемых, а их добыча является основой экономики страны. Прогрессирующими темпами потепление будет происходить как раз в районах вечной мерзлоты. Проблема состоит в том, что многие транспортные магистрали, многие объекты нефте- и газодобычи расположены там, где это потепление локальное, растепление грунтов уже имеет место. При таянии мерзлоты неизбежны просадка фундаментов и разрушение домов, трубопроводов и других коммуникаций. Таяние мерзлоты несет и биологические угрозы: при отступлении на 100—150 км не просто смещается граница вечной мерзлоты, но и меняются ареалы распространения различного рода паразитов и насекомых, которые переносят болезни.

Что касается России, то, по оценкам, глобальное потепление может иметь катастрофические последствия для Сибири. Так, в ближайшие годы рост таяния льда в Северном Ледовитом океане может в три раза ускорить тот же процесс в области пояса вечной мерзлоты, простирающегося по Сибири вплоть до Аляски и Канады. Таяние вечной мерзлоты создает опасность разрушения дорог, нефтепроводов и зданий, построенных в расчете на постоянно мерзлый грунт. Подобные явления имеют уже в настоящее время место в Республике Саха (Якутия) и др. Кроме того, под угрозой окажется и местная фауна. По оценкам МЧС России, более четверти жилого фонда на севере страны может подвергнуться разрушениям. Разрушениям из-за оттаивания вечной мерзлоты также могут подвергнуться аэропорты, через которые в основном идет доставка грузов на север, и подземные хранилища, в том числе естественные резервуары с нефтью. При увеличении среднегодовой температуры на 1—2°С несущая способность свай, забитых в вечную мерзлоту, снизится на 50%. Уже сейчас в Западной Сибири вечная мерзлота оттаивает на 4 см в год, а в ближайшие 20 лет ее граница может сдвинуться на север на 80 км. Еще одной проблемой, которая возникнет из-за глобального потепления, является увеличение риска паводков. К 2015 г. водосточность рек возрастет на 90%, а период ледостава на северных реках сократится на 15—20 дней, а это приведет к увеличению опасности паводков в два раза.

Таким образом, в рамках проведения аудита климатических изменений могут быть выполнены следующие работы:

  • • оценка, проверка программ, связанных с изменением климата;
  • • обоснование целевых экологических инвестиций;
  • • использование процедуры аудита климатических изменений при ведении кадастра (инвентаризации) выбросов парниковых газов;
  • • оценка инвестиционных проектов по снижению выбросов парниковых газов.

Кроме того, могут быть выполнены эколого-экономический анализ углеродного рынка, оценка эффективности использования углеродных кредитов, под которыми понимаются любые разрешения на выбросы парниковых газов, которые можно использовать для зачета выполнения обязательств по сокращению или ограничению выбросов, в частности обязательств предприятий в соответствии с национальными планами распределения углеродных квот на выбросы парниковых газов, а также оценка результативности программ, проектов и мероприятий по предотвращению климатических изменений.

Сейчас Россия выбрасывает всего лишь 6% всего глобального цикла. И, помимо этого, треть мирового стока углеродов идет через наши леса, т.е. порядка 500 млн т вредных веществ перерабатывают наши деревья. И даже при ежегодном росте экономики в 7% и динамичном повышении энергоэффективности к 2015—2017 гг. Россия выполнит взятые на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов. Модернизация системы природоохранного регулирования будет способствовать реализации объективных преимуществ Российской Федерации как одного из ведущих поставщиков глобальных экологических услуг и создаст необходимые предпосылки для получения дополнительных преимуществ при исполнении международных конвенций и соглашений, направленных на достижение глобального экологического эффекта. Следует отметить, что Правительством Российской Федерации принят ряд решений, которые фактически направляют страну на путь «низкоуглеродного» развития: снижение удельной энергоемкости экономики к 2020 г. на 40%, доведение доли возобновляемой энергетики к 2020 г. до 4,5%, через 4—6 лет почти полная утилизация нефтяных попутных газов (95%).

Значительный интерес в рамках рассмотрения данной проблемы представляет страхование экономических последствий, связанных с климатическими изменениями1.

В настоящее время происходит процесс формирования и развития специализированных рынков в сфере экологически-ориенти- рованного бизнеса — рынков работ, товаров и услуг экологического назначения. К примеру, к числу таких активно развивающихся рынков можно отнести рынок работ и услуг в сфере экологического аудита и консалтинга, рынок экологического страхования и страхования в сфере природопользования, рынок экологически благоприятных товаров, в том числе продуктов питания, чистой питьевой воды, рынок экологического туризма[3] [4]. В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (утверждена распоряжением Правительства России 17 ноября 2008 г. № 1662-р) к основным направлением обеспечения экологической безопасности экономического развития отнесено создание эффективного экологического сектора экономики. Новым направлением развития рынка экологических услуг является формирование рынка продажи квот на выбросы парниковых газов — рынка торговли углеродными квотами как элемента экономического механизма реализации Киотского протокола[5]. Основными направлениями развития этой новой отрасли становятся снижение парниковых выбросов через развитие энергосберегающих технологий и переориентация российской энергетики на экологически чистые виды энергии, с одной стороны, и сохранение существующих лесов и лесовостановительные работы на непокрытых лесом территориях — с другой.

В настоящее время ряд российских фирм и компаний, осуществляющих оказание услуг на углеродном рынке, ведут подготовительные работы для участия в механизмах продажи квот на выбросы парниковых газов. Так, к примеру, НИЭО «Энергетический углеродный фонд» при РАО «ЕЭС» (Москва), осуществляющее инвентаризацию выбросов парниковых газов, экологический мониторинг, фирма «Экологический центр международной топливно- энергетической ассоциации» (Москва), а также ООО «Экосервис НЕФТЕГАЗ» подготовили специализированных экологов-аудиторов для работы на данном рынке. ООО «Национальная система сертификации сокращения антропогенных выбросов парниковых газов» совместно с Комитетом по природопользованию и экологии Торгово-промышленной палаты России участвует в разработке и внедрению добровольной сертификации в реализации климатических инвестиционных проектов. Данные фирмы и другие малые предприятия разрабатывают комплексные программы экологического консалтинга и экологической оценки проектов, реализуемых в рамках реализации Киотского протокола в России.

В рамках развития данного рынка экологических услуг могут решаться такие задачи, как:

  • • экологическая оценка квот по выбросам парниковых газов в России;
  • • исследование и экономическая оценка природного капитала, включая оценку экологических функций и экосистемных услуг природной среды (депонирование парниковых газов, воспроизводства чистого воздуха, воды и т.д.);
  • • экологическая оценка изменения климата и оценка экономического ущерба от возможного изменения климата в отдельных регионах;
  • • проведение экологической инвентаризации выбросов парниковых газов (оценка, мониторинг) в отдельных регионах и отраслях хозяйства, например в энергетике, разработка предложений по управлению экологическими рисками;
  • • разработка проектов и мероприятий, которые могут быть реализованы в рамках межгосударственных соглашений и проектов о торговле квотами;
  • • оценка возможностей российской экономики по продаже квот на выбросы парниковых газов для совместных международных программ и компенсационных механизмов по обмену (торговле) квотами;
  • • разработка новых учебных программ и учебных курсов для вузов по проблематике Киотского протокола.

Представляется, что экологически-ориентированные предприятия могут сыграть существенную роль в развитии и функционировании данного рынка (в качестве, например, оценочных, экоауди- торских, консалтинговых компаний, фирм по внедрению энерго- и ресурсосберегающих технологий и др.). Формирование данного рынка торговли углеродными квотами является своего рода механизмом перераспределения ассимиляционной ренты между странами и регионами.

В настоящее время в Республике Бурятия разработан План действий по реализации Киотского протокола. По оценкам Министерства экономического развития и внешних связей Республики Бурятия (2006), объем годового депонирования углерода составляет 31,11 млн т в пересчете на СО2, что в денежном выражении, даже при минимальных оценках в 5 евро за 1 т СС^’ составит 155,55 млн евро в год. Реализация данного проекта, как и других форм партнерских отношений в сфере туризма на Байкале, может иметь следующие положительные моменты: создание условий для отдыха иностранных туристов на природе в экологически чистом регионе, совместная деятельность по освоению территории, а также продвижение идеологии Киотского протокола. В целом этот проект направлен на осуществление мер по формированию особых экономических зон — туристско-рекреационной зоны на Байкале как нового механизма улучшения инвестиционного климата. Проект создания и развития такой зоны, в том числе с использованием киотских механизмов, направлен на привлечение малого бизнеса, строительных компаний, проектировщиков, обучение и подготовку кадров. При этом строительство и обустройство горнолыжных трасс, гостиниц, экологических кемпингов, активное развитие инфраструктуры туризма намечается осуществлять с привлечением как отечественных, так и международных инвесторов.

Значительный интерес представляет первый опыт проведения экологического аудита в Арктической зоне, в Республике Саха (Якутия) на ОАО «Алмазы Анабара» (2008), в ходе которого определялась оценка затрат на рекультивацию нарушенных земель при добыче алмазов на россыпных месторождениях, а также была выполнена оценка влияния недропользования в данном регионе на криогенные процессы и изменение климата[6].

По данным Росгидромета, Россия выполняет свои обязательства по Киотскому протоколу. Даже при ежегодном росте экономики в 7% и динамичном повышении энергоэффективности к 2015—2017 гг. наша страна выполнит взятые на себя обязательства. Россия со своей стороны уже объявила о готовности к 2020 г. снизить энергоемкость на 40%. Тем не менее это не снижает актуальности страхования последствий климатических изменений, которые носят глобальный характер. Мэрия Москвы намерена провести глобальное исследование столичного климата с учетом всех его изменений за последние 30 лет для разработки новой градостроительной концепции. Стоимость данного исследования составит около 30 млн руб. Итогом работы станет разработка проекта «Строительная климатология. Региональные приложения для города Москвы». Планируется, что результаты данных исследований позволят сделать здания более энергоэффективными и снизить затраты при строительстве в среднем на 15—20%. В долгосрочной перспективе это может уменьшить динамику повышения средней температуры в городе. За последние 30 лет среднегодовая температура в Москве повысилась на ГС. В свою очередь, повышение интенсивности тепловых волн влияет на самочувствие граждан. Так, за лето 2010 г. количество «лишних смертей», т.е. тех людей, которые не входят в группу риска, возросло до 60 тыс. человек. Исправить ситуацию могло бы климатически грамотное планирование градостроительной политики в сторону создания «хорошо продуваемых» кварталов, зеленых и водных охлаждающих пространств, а также применения новых технологий в строительстве — в частности, материалов, которые меньше накапливают тепло[7]. Отметим, что подобные работы для ряда крупнейших городов мира уже давно вошли в практику.

В рамках аудита климатических изменений получило развитие такое направление научно-практических работ, как экономическая оценка теплового загрязнения как инструмент экологического аудита.

Широком понимании под энергетическим аудитом понимается обследование предприятий, организаций и отдельных производств по их инициативе в целях определения возможностей экономики потребляемой энергии и оказания помощи предприятию в осуществлении этой экономии путем внедрения механизмов эффективного энергоиспользования, а также для внедрения на предприятии энергетического менеджмента.

Данное направление в России активно развивает А.А. Попов (г. Саратов) и другие специалисты1.

В рамках эколого-энергетического аудита в целях развития механизма энергосбережения предлагается, в частности, введение платы за энергетическое загрязнение[8] [9]. Другими словами, платит больше тот потребитель или производитель, кто больше теряет энергии с учетом ее качества и кто в большей степени воздействует потерянной энергией и связанными с ее получением и потреблением негативными процессами воздействия на экономику и окружающую среду, включая изменения климата. Речь идет об экономической оценке теплового загрязнения на основе инструментария экологического аудита. Таким образом, энерго-экологический аудит направлен на решение таких задач, как: а) оценка ущерба от климатических изменений и разработка соответствующих корректирующих мер по его снижению; б) оценка влияния изменения климата на здоровье человека; в) оценка климатических рисков.

Повышение энергоэффективности является одной из приоритетных задач для социально-экономического развития России. Масштабность предполагаемой задачи требует активного участия в ее решении не только государственной власти, но также и бизнес- структур и гражданского общества. Для России энергоемкость — ключевой индикатор, характеризующий устойчивость развития как страны в целом, так и энергетического сектора[10].

Индекс потребления энергоресурсов (так называемый энергетический подход) в исследованиях Т.А. Акимовой и других авторов был также положен в основу обобщенной оценки экологического состояния районов на примере Московской области1. По мнению Т.А. Акимовой, для соизмерения производственного и природных потенциалов для конкретной территории на энергетической основе следует ввести норматив предельно допустимой энергетической нагрузки[11] [12].

  • [1] Калаврий Т.Ю. Разработка мер по адаптации экономики к климатическим изменениям при реализации проектов и программ в Арктической зоне Якутии// Современные проблемы управления проектами в инвестиционно-строительной сфереи природопользовании: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. М.: ФГБОУВПО «РЭУ им. Г.В. Плеханова», 2012. С. 150—155.
  • [2] Козупеев А.В., Курнев В.Т., Клейменов В.В. Анабарский ГОК: Разработка алмазоносных россыпей в Арктической зоне Якутии// Горный журнал. 2005. № 7.С. 54-57.
  • [3] Потравный И.М. Страхование экономических последствий, связанных с климатическими изменениями. С. 153—160; Коробова Н.Л. Киотский протокол и страхование рисков экологических проектов// Теория и практика экологическогострахования: устойчивое развитие: Материалы VII Всерос. конф. Т. 2. М.: НИЦ«Экопроект», 2007. С. 72—74; Она же. Роль экологического страхования в снижении риска последствий негативных климатических изменений для экономикиРоссии// Теория и практика экологического страхования: Тр. XII Всерос. конф.М.: НИЦ «Экопроект», 2012. С. 53-55.
  • [4] Думное А.Д. Окружающая природная среда и затраты на ее охрану (системноестатистическое исследование). М.: НИА-Природа, 2006.
  • [5] Потравный И.М. Формирование рынка экологических услуг по реализацииэкономического механизма Киотского протокола// Экология. Экономика.Информатика. Материалы XXXIV школы-семинара «Математическое моделирование в проблемах рационального природопользования. Ростов н/Д,2006. С. 110-112.
  • [6] Захаров С.А. Смягчение социально-экономических и экологических последствий изменения климата при добыче полезных ископаемых в районах КрайнегоСевера // Экономические механизмы решения глобальных экологических проблем в России. Барнаул, 2008. С. 228—231.
  • [7] Синяева Ю. Сложности столичного климата оценили в 30 млн рублей// Известия. 2012. 19 апреля.
  • [8] Попов А.А. Эколого-энергетический аудит промышленных предприятий//Природа и общество на рубеже нового тысячелетия: Глобализация и региональные эколого-экономические проблемы: Материалы Междунар. конф. Российского общества экологической экономики. Саратов: ИКД «Пароход», 1999.С. 131 — 132; Попов А.А., Симонов В.Ф., Попов А.И. Научно-методические основы эколого-экономического механизма энергосбережения и аудита// Устойчивое экологическое развитие: региональные аспекты: Междунар. науч. сб.Саратов: Сарат. гос. техн. ун-т, 2001. С. 25—33; Попов А.А., Андрющенко С.А.,Попов А.И. Экологический аудит в системе экономической оценки тепловогозагрязнения окружающей среды// Региональные проблемы управления экономическими и экологическими рисками: Межвуз. науч. сб. Саратов: Сарат. гос.техн. ун-т, 2002. С. 18—27.
  • [9] Попов А.И., Новожилова Л.А., Попов А.А. Методика определения эколого-экономической эффективности энергосберегающих решений // Эколого-экономическое управление и планирование в региональных и городских системах:Материалы Междунар. конф. Российского общества экологической экономики.М.: Ин-т проблем управления РАН, 2001. С. 54.
  • [10] Бобьыев С.Н., Аверченков А.А., Соловьева С.В., Кирюшин П.А. Энергоэффективность и устойчивое развитие. М.: Ин-т устойчивого развития: Центр экологической политики России, 2010.
  • [11] Акимова 71, Хаскин В., Батоян В., Моисеенков О. Сравнительный анализ и оценкаэкологического состояния районов Московской области. М.: АСЛАН, 1994.
  • [12] Акимова Т.А. Норматив предельно допустимой энергетической нагрузки какинструмент устойчивого развития территории// Экономика природопользования. 2012. № 5. С. 45-50.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >