Новый взгляд с высоты

Умение увидеть картину целиком всегда было одной из составляющих стратегического конкурентного преимущества. Поэтому неудивительно, что менеджеры по развитию пребывают в постоянном поиске новых технологий, способных сформировать такое видение, которое недоступно их конкурентам. В 1858 г. Гаспар Феликс Турнашон, веселый, общительный, изобретательный богемный парижский фотограф- портретист, больше известный под именем Надар, забрался в корзину воздушного шара, наполненного горячим воздухом, — это происходило по соседству с небольшой деревенькой Ле-Пети-Бисетр к юго-западу от Парижа. Он, как и многие исследователи-первопроходцы, подчинялся непреодолимому желанию человеческой натуры — увидеть картинку целиком.

Его воздушный шар не улетел далеко, что и неудивительно (удерживаемый тросом, он поднялся в воздух лишь на 80 метров). Но событие все равно вошло в историю, потому что Надар взял в корзину свое фотооборудование, которое в ту пору было очень громоздким. Зависнув над живописной долиной на приличной высоте, смельчак стал первым человеком, соединившим два только набиравших популярность увлечения — воздухоплавание и фотографию. Так родилась аэрофотосъемка. Со временем она получила применение во множестве областей: геологии, археологии, метеорологии и военной разведке, а также позволила по-новому увидеть наш общий дом — вспомните снимки мерцающей в космосе голубой планеты, сделанные экипажем Apollo 17, непременные спутниковые атрибуты проекта Google Earth на экране вашего компьютера.

Уже тогда Надару и его современникам была понятна ценность съемки с высоты птичьего полета. Вскоре Надару поступило заманчивое предложение от Наполеона III, императора Франции, который решил таким образом изучить диспозицию вражеских войск в ходе военной кампании против Италии. Надар деликатно отклонил предложение, но до неизбежного «брака» между аэрофотосъемкой и военной наукой оставалось совсем немного времени. Когда в США разразилась Гражданская война между Севером и Югом, президент страны Авраам Линкольн назначил Тадеуша Лоу, химика и метеоролога, на должность главного аэронавта Воздухоплавательного батальона армии северян. В ходе воздушной разведки Лоу обнаруживал и фотографировал передвижения войск конфедератов, что позволяло оценивать их силы в режиме реального времени.

В начале XX века фотоаппараты стали настолько компактными, что их можно было закреплять на почтовых голубях. Наступила эра скрытой разведки с воздуха. К концу Первой мировой войны она была стандартной составляющей боевых действий. По слухам, французские военные делали в особенно горячие дни до 10000 аэрофотоснимков; англичане сообщают о полумиллионе фотографий, снятых за те бурные годы. От своих противников не отставали и немцы — они хвастливо заявляли, что их военными фотоснимками, уложенными рядом друг с другом, можно покрыть всю территорию страны. Каждый новый виток развития авиации и фототехники обязательно служил и источником новых открытий в аэрофотосъемке.

Даже когда воздушных шаров еще не существовало, генералы по обе стороны фронта старались занять позицию на возвышенности, чтобы охватить взглядом все поле боя. Созерцание общей картины позволяло уточнить собственную стратегию и лучше понять стратегию противника, что было бы невозможно сделать внизу, находясь в гуще событий. Карты, на которых отмечались передвижения войск, также были попыткой увидеть общую картину, то есть все поле боя сразу. Но карта является лишь символическим отображением реальности, ее упрощенной моделью, в которой пропущены или искажены многие подробности. По сравнению с ней сделанные с воздуха фотоснимки — образцы точности и детализации. Благодаря этим качествам они стали непременными приложениями к картам. Они позволяют быстро обнаружить закономерности, заметить изменения в ситуации. Все это важно не только для военной, но и для бизнес- стратегии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >