ПРИНЯТИЕ ПРАВОСЛАВИЯ: СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ ДУХОВНОСТИ

Проблема, стоявшая перед князем Владимиром Святославовичем, не была неразрешимой альтернативой: все сводилось к монотеизму. Но какая религиозная традиция приемлема для Руси?

Выбор восточной ветви христианства был сознательным. На Востоке христианство имело характерные особенности мировой религии с ее абсолютизацией пространственной целостности мира — отсюда очевидная статичность, идейная и институциональная стабильность, традиционность, с упором на коллективное и всеобщее. Это были качества близкие по менталитету восточнославянскому язычеству, а стало быть, облегчающие переход Руси от религии предков к мировой религии.

Греческая (византийская) православная религия в значительной мере устраивала князя Владимира более всего по соображениям социально-политического характера:

  • 1) Византия представляла собой к концу X в. одно из могущественных государств, сопредельных Киевской Руси, поэтому последняя была заинтересована в укреплении дружбы и расширении торгово-экономических и культурных связей с Византией;
  • 2) христианство достаточно четко отражало монистическое начало, отвечавшее становлению централизованной государственной власти в лице киевского князя.

Процесс христианизации Руси — весьма длительный период, несводимый к единичному акту. Христианство проникало в русскую действительность посредством международных династических связей, имевших кроме всего прочего политическое и культурное значение; военных действий. Ранее всего христианство проникает в крупные города — в среду городской знати, видевшей в новой религии мощное средство духовно-политической консолидации верхов русского общества. Далее, со временем христианство распространяется в среде простого населения, в сельской местности. Так, Чернигов принял крещение в 992 г., Смоленск — в 1013 г.

На Руси христианство было принято в византийском варианте в 988 г. Следует отметить, что история русской культуры берет начало с основополагающего социокультурного события, изменившего жизнь древних русичей, поменявшего их мировоззрение и поведение, соединившего Древнюю Русь с потоком мировой истории, — с Крещения Руси.

С данного факта для русской культуры в известном значении начинается «осевое время»: события приобретают свой своеобразный смысл; ход времени получает в сознании людей определенное направление и начинает мыслиться как история. Однако оригинальность Древней Руси в том, что, вступая в «осевое время» мировой и собственной истории, древнерусская культура не имеет ярких индивидуальностей ни в поэзии, ни в философии, ни в области религиозно-этических концепций, ограничиваясь лишь олицетворением своих правителей и святителей, религиозных учителей и подвижников.

Все это выражает системообразующую черту древнерусской культуры: коллективность, ансамблевость, которые выражаются в образовании надындивидуальных творений, человек не стремится выделиться, противопоставить себя другим.

Принятие христианства модифицирует общественное мировоззрение, нравственную атмосферу общества. Смена язычества христианским единобожием выделяет человека из природы, награждая его качествами, непохожими на создания всего прочего тварного мира. Человек — подобие Бога, он одарен бессмертной душой. Для христианства человек — нравственно вменяемая личность, он наделен свободой выбора, свободой воли.

Христианские этические ценности понемногу вытесняют языческую мораль, оказывают воздействие на обычаи. Так, князь Владимир отказывался казнить разбойников, заявляя: «...боюся греха», выделяя как первостепенную христианскую ценность — милосердие.

Новая нравственная атмосфера содействует трансформации обстановки внутри страны: новая религия с единым абстрактным, лишенным этнических признаков Богом, религия, нивелирующая прежние родоплеменные традиции и утверждающая позицию единения только лишь по вероисповедальному признаку, способствует возникновению единого культурного пространства, включает Русь в мир европейской культуры.

Принятие христианства сделало проще контакты с другими народами, которые прежде были убеждены в своем высоком культурном уровне, моральном перевесе над Русью. Вкупе с осознанием равенства наступило и сознание общей истории всего человечества.

Принятие христианства подняло авторитет Древнерусского государства на международной арене. Европа уже не считала Русь варварской, ее теперь русский народ называли христианнейшим. Христианизация Руси и женитьба князя Владимира на византийской царевне Анне сделали возможным для Руси вхождение в семейство европейских народов. Киевская княжеская семья была сплочена династическими связями с польским домом, норвежский король Гарольд был женат на дочери Ярослава Мудрого Елизавете, младшая дочь Анна стала французской королевой, а Анастасия была замужем за венгерским королем Андреем I. Все это содействовало упрочение связей Руси с государствами Западной Европы, которые смотрели теперь на Древнерусское государство не как на неспокойного соседа-варвара, а равного члена общей семьи европейских народов.

Христианство формирует основу для сакрализации княжеской власти, формируется специализированная форма принятия власти — обряд возведения на престол князя, полностью соответствующий византийскому обряду венчания на царство. Если в свое время князь был попросту главой племенного союза, то теперь его воля освящена, а власть дарована богом.

Введение христианства содействовало созреванию русского литературного языка. Язык церковной письменности, тех книг, которые были к нам доставлены или у нас переписывались, был литературным языком болгар. Благодаря болгарской письменности христианство стало на Руси высокоорганизованной религией с высокой культурой.

Князья являлись главными проводниками книжной мудрости, ее заказчиками и ценителями. Максимальных успехов христианское просвещение добилось с помощью епископских кафедр и монастырей. Первыми монастырями на Руси были Печерский в Киеве, а затем Выдубецкий, Дмитриевский, Кловский, Андреевский в Москве и ее окрестностях. Монастыри, кроме участия в чисто религиозной сфере, играли существенную роль в распространении среди населения грамоты, научных знаний, написании книг. В стране энергично распространяется письменное слово. Церковная и светская литература показаны во всем разнообразии жанров. Это и летописи, и образцы ораторского искусства («Слово о законе и благодати Иллариона»), и поучения («Поучение» Владимира Мономаха), и житейская литература («Сказание о Борисе и Глебе»), и хождения («Хождения игумена Даниила»), и притчи, и назидательная жанровая литература.

Формированию национального языка содействовало также и то, что миссионерское дело с X в. велось на родном языке, а к XI в. основное количество служителей русской церкви состояло из русских людей.

С самого принятия христианства устанавливается тесная взаимосвязь светской и духовной власти в Русском государстве, заимствованная Русью у Византии. В первой половине XI в. начинается оформление церковной юрисдикции: в ведение церкви передаются дела о браке, разводе, семье, некоторые наследственные дела, внутрицерковные вопросы.

Сильное влияние византийской и болгарской культур не лишает древнерусскую культуру самостоятельности и своеобразия. Князья не рабски приняли культурные воздействия, а исходили из их соответствия русскому жизненному укладу. Так, Русь не восприняла право по римско-византийскому образцу. Древнерусское законодательство — Русская правда — строилось преимущественно на бытовом праве славян.

На древнерусской почве сложился особый образ святого, отличающийся от западноевропейского и византийского типов святых. В русской культуре складывается традиция почитания неповинной жертвы, юродивых, которые считались воплощением христианской мудрости. Культурным героем становится не деятель, а страдалец, обладающий даром духовного зрения, приближающего его к Богу.

Отдельно надлежит отметить связи, сформировавшиеся между христианством и язычеством в народной среде. Народная культура напрямую связана с трудовой земледельческой деятельностью. В этой культуре язычество связано с кругом верований, регулирующих эту деятельность по сезонному годовому кругу. Эти верования обращали труд в праздник и развивали уважение к земле. Здесь христианство смогло отыскать компромисс с язычеством, оставив этику, нравственные устои крестьянского труда. Эти процессы мы отмечали в Западной Европе, но оригинальность русской культуры заключается в том, что этот процесс не завершился в органическом синтезе двух мировоззренческих систем — христианства и язычества, а в отношении между ними наступил драматический параллелизм — двоеверие. Причем оно оставалось на Руси в течение многих веков, а не знаменовало переходный этап от одних верований к другим.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >