Введение

Интерьер культового пространства представляет собой ближайшую к человеку и наиболее контактирующую с ним предметнопространственную среду. Поэтому функциональная и эстетическая организация пространства жизни и деятельности человека во все эпохи была и остается главнейшей задачей архитектуры и декоративно-прикладного искусства. Однако стоит учесть, что само понятие интерьера имеет довольно широкие рамки толкования. Существующее традиционное понятие «интерьеров» как внутренних помещений (залы, комнаты, коридоры, галереи и т.д.) нередко дополняется понятием «интерьер города», интерьеры внутренних дворов и площадей. Подчас строгое деление сооружений на внешнюю оболочку и интерьеры бывает невозможно, особенно в случае, когда созидание архитектурных объектов осуществлялось по единым формообразующим принципам и целостному композиционному сценарию. Характерной особенностью зодчества ряда эпох, культурно-исторических типов цивилизаций и творческих направлений было отсутствие четких границ между внутренним пространством и внешней архитектурой. Предметно-пространственная среда всегда воспринимается зрителем через призму мировоззрений и понятий, свойственных его социальному окружению, религии и времени. Спецификой культового интерьера является то, что его эстетический образ воспринимается человеком в единстве всех архитектурно-художественных характеристик: архитектурных форм и пространств, их освещения, обстановки, художественной отделки и элементов пластических форм, а также быта, привычек, поведения, религиозной мотивации людей, для которых он создается. Архитектура Средних веков оказывала на людей своей эпохи более глубокое и сложное эмоциональное воздействие, чем на нас, поскольку мы видим и оцениваем в ней преимущественно эстетическую организацию объемов и пространств. Понять эмоциональный образ интерьеров культуры Западноевропейского Средневековья можно лишь ознакомившись с основой их семантического строя, учитывая деятельность человека того времени. Изучение истории культовых романских интерьеров Окситании (Южная Франция и Каталония) поэтому предполагает анализ всех вышеуказанных составляющих в их диалектическом взаимном развитии.

Предметом исследования данной монографии стали генезис, история развития, иконография, структура, архитектурно-художественные особенности и типология культовых романских архитектурных сооружений eglises fortifiees Окситании X—XIII вв. Объектом же исследования, в свою очередь, служили непосредственно культовые сооружения Южной Франции и Каталонии указанного периода, которые являют собой зримое воплощение в материале идейно-художественных программ христианского религиозного мироощущения католической Западной Европы.

Основной целью данного исследования стала проблема выявления глубокой и сложной взаимосвязи религиозно-мистической парадигмы самобытной окситанской цивилизации с художественной практикой строителей культовых сооружений региона. В монографии, помимо ранее использованных в научном обороте литературных источников, были привлечены материалы малоизвестных зарубежных публикаций, архивных документов (любезно предоставленных музеем «Огюстен», Тулузским Университетом и Католическим институтом Тулузы, Центром Катарских исследований в Каркассоне), а также материалы непосредственного исследования автором натурных объектов изучаемого региона. Анализ всех этих данных позволил по-новому взглянуть и оценить культурно-исторический фон, ставший благодатной почвой для появления и распространения культовой архитектуры укрепленных церквей, последующего формирования и распространения своеобразной романской архитектуры Юга Франции. В данной монографии впервые вводится в научный оборот ряд новых гипотез, позволяющих более объективно взглянуть на особенности культовой архитектуры Южной Франции. Это, в свою очередь, значительно расширило научные представления об объемно-пространственных композициях укрепленных культовых сооружений данного периода, а также позволило связать вопросы синтеза искусств и концептуальных образов, порождаемых религиозными идеями той эпохи.

Поскольку период времени X—XIII вв., относящийся к теме данной монографии, — это эпоха безраздельного господства схоластики, постольку автор счел целесообразным (следуя примеру Эрвина Панофского) при ее написании использовать общую схоластическую схему оформления средневековых трактатов (secundum ordinem disciplinae), с тем чтобы шаг за шагом идти от одного суждения к другому, постоянно информируя читателя о ходе развития этого логического процесса. Такая простая и вместе с тем понятная методика, примененная к системе классификации культовых сооружений, дала возможность исследовать «окситанскую» архитектуру, заранее зная (или предполагая) те идейно-художественные программы, которые изначально были обусловлены тем или иным местоположением культового объекта в системе предложенной автором классификации.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >