Стратификационная саморегуляция доверия

Выступая особым способом перераспределения социальной энергии людей, стимулируя их перемещения из одного слоя в другой, стратификация выполняет важную функцию в саморегуляции доверия. Значимыми стратификационными признаками доверия являются различия людей на основе неравенства их социального положения — объективные признаки, а также отражение неравенства в индивидуальном и групповом сознании — субъективные признаки. Для целей настоящего эмпирического исследования к объективным признакам отнесем неравенство социального статуса, материального положения, занятости, а к субъективным — самооценку смысла неравенства в жизнедеятельности респондента.

Социальный статус оценивался на основе семибалльной шкалы, где первая и вторая позиции соответствовали в сумме низкому статусу, а шестая и седьмая в сумме — высокому. Материальное положение семьи оценивалось на основе 10-балльной шкалы, где первые четыре позиции соответствовали в сумме низкому уровню материального положения, а последние четыре в сумме — высокому. Занятость оценивалась по соответствующим ответам на вопрос: «Есть ли у вас сейчас оплачиваемая работа?» Субъективный смысл неравенства оценивался на основе распределения ответов на вопрос об оценке степени важности отсутствия значительного социального расслоения (на богатых — бедных, высшие — низшие слои общества) по пятибалльной шкале, где первая и вторая позиции соответствовали в сумме значению «не важно», а четвертая и пятая в сумме — «важно».

Связь стратификационных признаков с уровнем доверия в межличностных взаимодействиях показана в табл. 17.

Анализ средних суммарных значений, представленных в табл. 17, свидетельствует о наличии искомой связи. Значения уровня доверия заметно различаются в связи со стратификационными признаками, кроме занятости. Несмотря на одинаковые средние суммарные значения уровня доверия в зависимости от наличия или отсутствия оплачиваемой работы (К= 3,56), прослеживается влияние этих признаков на доверие семье, соседям, коллегам, соотечественникам. Причем безработные больше доверяют семье = 4,45 против 4,40 среди имеющих работу) и соотечественникам (К= соответственно 3,30 и 3,24). Следовательно, свои насущные ожидания люди связывают прежде всего с работой, лишаясь которой, они компенсируют нереализованные ожидания, больше доверяя семье и обществу.

Таблица 17

Уровень доверия в межличностных взаимодействиях в зависимости от стратификационных признаков

Стратификационный признак

Уровень доверия (К*)

Среднее суммарное значение

семье

соседям

коллегам

соотечественникам

Социальный ста- туе

низкий

4,44

3,35

3,33

3,30

3,60

высокий

4,14

3,07

3,16

3,31

3,42

Материальное

положение

низкий

уровень

4,41

3,26

3,32

3,27

3,56

высокий

уровень

4,78

3,57

3,36

3,28

3,75

Занятость

наличие

работы

4,40

3,23

3,39

3,24

3,56

отсутствие

работы

4,45

3,20

3,28

3,30

3,56

Оценка степени важности отсутствия социального расслоения

не важно

4,43

3,28

3,35

3,22

3,57

важно

4,53

3,30

3,39

3,33

3,64

* К — средневзвешенный коэффициент по пятибалльной шкале оценок.

Влияние статусных признаков и материального положения практически не различается на макрогрупповом уровне. На это указывают одинаковые значения связи этих признаков с доверием соотечественникам, что вполне объяснимо, так как высокий социальный статус коррелирует с высоким уровнем жизни. Но в микрогрупповых взаимодействиях отмечается диаметрально противоположная направленность их влияния. Среди лиц с высоким социальным статусом значительно ниже уровень доверия семье (К = 4,14 против 4,44 среди респондентов с низким статусом); соседям (К= соответственно 3,07 и 3,35); коллегам (3,16 и 3,33). Среди респондентов с высоким уровнем материального положения, наоборот, значительно выше уровень доверия семье (К — 4,78 против 4,41 среди респондентов с низким уровнем материального положения); соседям = соответственно 3,57 и 3,26); коллегам (3,36 и 3,32). Видимо, в повседневной жизни среди лиц с высоким социальным статусом дифференцирующим признаком доверия окружающим выступает не столько осознание высокого уровня своего материального положения (оно является неким общим знаменателем), сколько ожидание от них других статусных признаков, в том числе разного рода брендов — марки автомобиля, принадлежности к элите и проч. Поэтому рост уровня материального положения способствует повышению доверия в межличностных отношениях, а символизация современных статусных признаков — снижению его уровня, усилению социального расслоения.

Таким образом, повышение жизненного уровня позитивно влияет на доверие людей друг другу и является значимым фактором дестратификации в обществе. Об этом свидетельствует анализ субъективного стратификационного признака на основе распределения ответов на вопрос: «Оцените степень важности лично для вас отсутствия значительного социального расслоения (на богатых — бедных, высшие — низшие слои общества)». Среди респондентов, которые выбрали ответ «важно», уровень доверия и семье, и соседям, и коллегам, и соотечественникам значительно выше (среднее суммарное значение К= 3,64), чем среди тех, кто ответил «не важно» {К= 3,57). В данной зависимости отразилось понимание каждым третьим (30,3%) респондентом важности дестратификации как условия повышения уровня доверия в межличностных взаимодействиях.

Связь социально-стратификационных признаков с уровнем доверия общественным институтам прослеживается в табл. 18.

Анализ данных, представленных в табл. 18, указывает на наличие связи средних суммарных значений уровня доверия общественным институтам с изменением стратификационных признаков. Уровень доверия заметно выше в группе респондентов с низким социальным статусом (К= 2,82), чем среди представителей высокостатусной группы (К = 2,78), он повышается в связи с ростом уровня жизни (К= 3,21 в группе высокообеспеченных и 2,82 среди низкообеспеченных). Относительно более высокий уровень доверия общественным институтам среди безработных (К= 2,92), чем у респондентов, имеющих оплачиваемую работу (К= 2,78). Отсутствие работы, низкий социальный статус усиливают состояние неопределенности, надежду на преодоление которой люди связывают с общественными институтами. Отсюда рост доверия церкви (К= соответственно 3,35 среди безработных и 3,20 среди имеющих работу), СМИ (К = 3,01 и 2,91), профсоюзам (2,49 и 2,45), армии (2,82 и 2,57). О связи доверия общественным институтам с повышением социальной определенности свидетельствует и анализ субъективного восприятия людьми последствий социального расслоения в обществе. Осознание важности преодоления социального расслоения позитивно отражается на доверии церкви (К = соответственно 3,35 среди признающих важность преодоления расслоения и 3,06 среди тех, кто считает это не важным для себя), СМИ (2,91 и 2,59), профсоюзам (2,46 и 2,43), армии (2,86 и 2,63).

Уровень доверия общественным институтам в зависимости от стратификационных признаков

Таблица 18

Стратификационный признак

Уровень доверия (К*)

Среднее суммарное значение

церкви

СМИ

профсоюзам

армии

Социаль- ный статус

низкий

3,24

2,82

2,41

2,81

2,82

высокий

3,28

2,42

2,40

3,04

2,78

Материальное положение

низкий уровень

3,32

2,84

2,41

2,73

2,82

высокий уровень

3,40

3,30

2,78

3,36

3,21

Занятость

наличие работы

3,20

2,91

2,45

2,57

2,78

отсутствие

работы

3,35

3,01

2,49

2,82

2,92

Оценка степени важности преодоления социального расслоения

не важно

3,06

2,59

2,43

2,63

2,68

важно

3,35

2,91

2,46

2,86

2,89

* К — средневзвешенный коэффициент по пятибалльной шкале оценок.

Таким образом, стратификация усиливает потребность в доверии общественным институтам, благодаря которому повышается уровень социальной определенности в среде низкостатусных групп, способствующей процессу дестратификации в обществе.

Связь социально-стратификационных признаков с уровнем доверия политическим институтам и правоохранительным органам отражена в табл. 19.

Из анализа данных, представленных в табл. 19, становится очевидным, что связь стратификационных признаков с уровнем доверия политическим институтам и правоохранительным органам имеет направленность, аналогичную тенденциям связи с другими общественными институтами, данные о которых содержатся в табл. 18. Представители низкостатусных групп населения и безработные склонны больше доверять и власти, и правоохранительным органам, видя в них надежду на преодоление неопределенности своего положения. Так же, как и в табл. 18, здесь мы видим более высокие значения уровня доверия политическим институтам и правоохранительным орТаблица 19

Уровень доверия политическим институтам и правоохранительным органам в зависимости от стратификационных признаков

Стратификационные

признаки

Уровень доверия (К*)

политическим институтам

правоохранительным

органам

Президенту

Верховной Раде

Правительству

политическим партиям

прокуратуре

судам

милиции

Социаль- ный статус

низкий

2,22

1,90

2,01

1,95

2,04

2,00

2,00

высокий

2,20

1,81

1,92

1,86

2,01

1,99

1,90

Материальное

положение

низкий

уровень

2,17

1,73

1,98

1,97

2,09

2,05

2,05

высокий

уровень

3,33

3,08

2,96

2,63

2,76

3,19

2,51

Занятость

наличие

работы

2,00

1,79

1,82

1,94

2,07

2,04

2,01

отсутствие

работы

2,20

1,96

2,05

2,02

2,08

2,07

2,06

Оценка степени важности преодоления социального расслоения

не важно

2,19

1,91

2,05

2,08

1,96

1,93

1,88

важно

2,25

1,99

2,08

2,00

2,10

2,08

2,08

* К — средневзвешенный коэффициент по пятибалльной шкале оценок.

ганам среди респондентов, признающих важность преодоления социального расслоения. Возможность дестратификации видится ими в повышении жизненного уровня. В группе лиц с высоким уровнем материального положения доверие власти и правоохранительным органам значительно выше, чем среди малообеспеченных слоев населения.

Таким образом, социальное расслоение сопровождается, во-первых, ростом уровня неопределенности в наименее социально продвинутых слоях населения, во-вторых, повышением уровня доверия к общественным институтам в этих слоях, в том числе к власти и правоохранительным органам, способствуя росту определенности в институциональных взаимодействиях. Кроме того, доверие институтам становится фактором дестратификации в обществе.

На фоне общих тенденций нельзя не обратить внимание на существенную особенность связи стратификационных признаков с доверием к политическим институтам и правоохранительным органам. Особенность состоит в весьма низких значениях оценок уровня доверия, колеблющихся от 1,73 до 3,33 балла по пятибалльной шкале, что свидетельствует о преобладании недоверия над доверием. Так, даже в высокообеспеченной группе населения уровень доверия в процентном выражении выглядит следующим образом: Президенту[1] совсем не доверяли и скорее не доверяли 63,4%, а скорее доверяли и полностью доверяли 16,6% (остальные затруднились с ответом); Верховной Раде — соответственно 72,4 и 7,2; Правительству — 69,4 и 9,0; политическим партиям — 71,4 и 5,9; прокуратуре — 63,4 и 7,0; суду — 56,7 и 7,6; милиции — 67,2 и 7,9%. В зависимости от других стратификационных признаков разрыв между доверием и недоверием институтам еще больше. Это означает, что социальное расслоение усиливает поляризацию доверия/недоверия населения к политическим институтам и правоохранительным органам.

Последствия поляризации наиболее болезненно проявились в юго-восточных регионах страны. Взрыв недовольства нелигитимной властью, спровоцированный принятием дискриминационного закона о русском языке и назначением руководителей регионов из числа местных олигархов, завершился ее непризнанием. А попытка этой власти силовым путем подавить мирные выступления людей привела к вооруженному противостоянию.

  • [1] На момент исследования — В. Ф. Янукович.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >