Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Геоэкономические и геополитические механизмы Первой Мировой войны

ФОРМИРОВАНИЕ ТРАНС- И НАДНАЦИОНАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СТРУКТУР В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА

РАЗВИТИЕ ФИНАНСОВЫХ И ТОРГОВЫХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Если говорить о значительной интернационализации экономических и политических отношений, то окажется, что глобализация, или, более точно, макрорегионализация — явление далеко не новое в человеческой истории. Естественно, оно не носило нынешнего планетарного масштаба, поскольку в предшествующие эпохи технический прогресс еще не мог предоставить столь мощные транспортные и коммуникационные средства, какие появились уже в наше время. Также нужно помнить, что плотность населения, необходимая для активной хозяйственной деятельности, смогла охватить практически все важнейшие регионы Земли лишь в конце XIX в.

Первые примеры глобализации в человеческой истории были связаны с формированием крупных систем разделения труда на основе интенсивной торговли в замкнутых морях. Неслучайно, что первые такие системы возникли в Средиземноморье. Особенно ярким был экономический опыт Римской империи. Средиземное море стало внутренним для этой мир-системы. Разделение труда между различными регионами империи достигло чрезвычайно высокого уровня: сельскохозяйственным оплотом был Египет, особенно в сфере зерновых культур; металлургия, связанная с бронзовыми изделиями и соответствующим использованием олова развилась на Иберийском полуострове и Британских островах; производство готовой продукции сосредоточивалось в основном в Итальянской части империи и Галлии; Греция специализировалась на обслуживании азиатской торговли и выращивании оливок. Античная версия экономической глобализации прекратила свое существование в V в. н.э. в период падения Западной Римской империи.

Европейская версия экономической глобализации имеет свою предысторию в лице Венецианской и Генуэзской республик, а также Великого Герцогства Тосканского. Развивая экономические отношения с Византией, а через нее с Азией, участвуя в кредитовании хозяйственных операций и королевских домов, они заложили европейский фундамент для международной торговли и банковского дела. А Республика Святого Марка со своими владениями за пределами Северной Италии практически стала первой колониальной империей после античной эры.

Однако эпоха Великих географических открытий XV—XVII вв. сместила центр экономической жизни в Голландию, поскольку та имела прямой выход к Атлантическому океану, ставшему главной площадкой для торговой коммуникации Европы с остальным миром. Количество территорий, с которыми Европа наладила прямые экономические отношения, возросло многократно. Венецианские капиталы одними из первых почувствовали эту тенденцию и стали перемещаться в Амстердам и Лондон. И если торговый флот еще носил отпечатки национального характера, то для финансового капитала интернационализация являлась безусловным приоритетом и преобладающим способом существования. Кроме того, в Нидерландах в результате буржуазной революции XVI в. был создан режим наибольшего благоприятствования для развития капитализма.

Как отмечает Фернан Бродель в своей работе «Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV—XVIII вв.»: «Что она (Европа) сумела сделать сама, так это открыть Атлантику, овладеть ее трудными просторами, покорить ее течения и ветры. Эта поздняя победа открыла Европе двери и пути всех морей мира. С этого времени на службу белому человеку оказалось поставлено единство морей Вселенной. Европа в ореоле славы — это флоты, корабли и еще раз корабли, пенные следы на водах морей. Это морские народы, порты, верфи. Петр Великий не заблуждался относительно этого во время первого своего путешествия на Запад (1697 г.): он отправляется в Голландию, на саардамские верфи возле Амстердама»1.

Амстердам и Лондон создали первые в мире структуры, ставшие прообразами практически для всех транснациональных компаний. Речь идет о Голландской и Британской Ост-Индской компаниях.

Несмотря на то, что Британская Ост-Индская компания была создана на 2 года раньше (в 1600 г. указом Елизаветы I) своей голландской конкурентки (Verenigde Oostindische Compagnie (VOC), 1602 г.); последняя стала пионером в области внедрения новых

Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV- XVIII вв. Т. 1. М„ 2006. С. 31.

принципов управления транснациональными коммерческими организациями.

Компания, по сути, явилась и первым акционерным предприятием, так как предложила своим учредителям нести долевую ответственность и соответственно принимать долевое участие в распределении прибыли. Это было связано с тем, что по статистике гибло до 30% парусников, становившиеся жертвами форс-мажорных обстоятельств (пираты, бури и т.д.). Она вела свою деятельность на международном уровне, осуществляя торговлю (в том числе чаем, медью, серебром, текстилем, хлопком, шелком, керамикой, пряностями и опиумом) с Индонезией, Китаем, Японией, Цейлоном, Южной Африкой и Северной Америкой. Центральным звеном ее интернациональной сети стала Индонезия, торговля с которой была монополизирована. Силами компании были основаны Нью-Йорк (Нью-Амстердам в 1609 г.) и Кейптаун (1652 г.). К 1669 г. компания была самой богатой частной фирмой в мире. Ей принадлежало свыше 150 коммерческих судов и 40 военных кораблей, на нее работало около 50 тыс. служащих, к 1637 г. ее стоимость достигла 7,4 трлн долл. США (в ценах 2012 г.). Это была самая дорогая компания в мире за всю историю бизнеса. VOC одна из первых создала свою частную армию из 10 тыс. солдат, которая использовалась не только для защиты экономических интересов, но и в геополитических целях. Так, в 1641 г. она самостоятельно, без помощи Голландского государства, выбила из нынешней Индонезии своих конкурентов — португальцев.

Экономические и геополитические технологии, наработанные VOC, в полном объеме были применены Британской Ост-Индской компанией. Королевским указом ей была предоставлена монополия на торговлю в Индии. Компания управлялась губернатором и советом директоров, который был ответствен перед собранием акционеров. Помимо Индии компания занимала сильные позиции в Китае, на Филиппинах и на острове Ява. Практически с самого основания она организовала собственные вооруженные силы, позволившие ей к первой трети XVIII в. (т.е. за 100 с лишним лет) подчинить территорию современных Индии, Пакистана и Бангладеш. Таким образом, коммерческая компания обладала практически полным набором правительственных и административных функций, которые утратила только в 1858 г., когда на территории Британской Индии было введено прямое правление английской короны.

Почти целое столетие компания проводила в своих индийских владениях разорительную политику (The Great Calamity period), результатом которой стало разрушение традиционных ремесел и деградация земледелия, что привело к гибели от голода до 40 млн индийцев. По подсчетам известного американского историка Брукса Адамса, в первые 15 лет после присоединения Индии британцы вывезли из Бенгалии ценностей на сумму в 1 млрд фунтов стерлингов. К 1840 г. англичане правили большей частью Индии. Безудержная эксплуатация индийских колоний была важнейшим источником накопления британских капиталов и промышленной революции в Англии.

Не брезговала компания и торговлей наркотиками. Опиум, производившийся из макового сырья, выращиваемого на индийских плантациях, широким потоком поступал на китайский рынок через подразделение компании в Кантоне, открытое в 1711 г. Экспорт опиума компании в Китай к концу XIX в. достиг 900 т в год. Наркомания стала общенациональной проблемой для Китая, и правительство страны было вынуждено ввести запрет на импорт опиума в 1799 г. Большинство денежных средств Британской Ост- Индской компании, предназначенных на закупку китайского чая, являлись доходами от торговли опиумом, которая продолжала его нелегальный ввоз. К 1838 г. он достиг 1400 т в год, и китайское правительство ввело смертную казнь за контрабанду опиума. Уничтожение китайским губернатором партии британского контрабандного опиума в 1839 г. привело к тому, что англичане начали военные действия против Китая, переросшие в Опиумную войну 1839-1842 гг.

На финансировании торговли опиумом во многом возросла экономическая мощь одного из крупнейших англосаксонских банков в мире — Hongkong and Shanghai Banking Corporation (HSBC) — созданного шотландцем Томасом Сазерлендом в 1865 г. и существующего по сей день. Сэр Томас был основателем (1863 г.) и крупнейшей судоверфи в Китае — Hongkong and Whampoa Dock. Таким образом, капиталистический цикл, включавший производство, торговлю, финансирование и транспортировку, тестировал формы макроуровневого надстранового управления.

Неким антиподом этой англо-голландской системы выступали Российская империя и Империя Габсбургов. Они в основном опирались на административно-территориальную экспансию, которой могла предшествовать экономическая (при этом не игравшая главную роль).

Однако Россия также знала организации, структурно близкие Ост-Индским компаниям и их другим англосаксонским аналогам. Так, клан промышленников Демидовых схожим образом осваивал

Урал. Этому семейству предоставлялись различные преференции и льготы, в том числе монопольные. Формировались территориально-промышленные комплексы, к которым приписывались целые деревни.

Однако наиболее интересен был опыт функционирования Российско-американской компании (РАК), созданной в конце XVIII в. Григорием Шелиховым и Николаем Резановым. Она родилась из экспедиции на Аляску в 1783-1786 гг., в ходе которой были основаны первые русские поселения в Северной Америке.

Проект Шелихова, представленный Екатерине II, предполагал защиту компании от административно-чиновничьего произвола и монополию на торговлю с Русской Америкой. В качестве нормативной основы были взяты уставы аналогичных французских компаний, которые естественно опирались на опыт пионеров подобных структур — голландцев и англичан. Однако императрица отвергла притязания купцов на монополию, и только после ее смерти Павел I предоставил компании изначально планируемый статус в июле 1799 г. В принципе, в появлении РАК не было ничего феноменального — уже в 1750-х гг. в России появляются первые монополистические торговые организации — Темерниковская, Персидская и Среднеазиатская. Все они были акционерными обществами, а ряд положений в учредительных документах первой из них весьма напоминал некоторые пункты правил и привилегий РАК.

Семидесятилетняя история существования РАК оказалась весьма примечательное. Созданная как бизнес-структура, наделенная частью административно-государственных функций, она под воздействием бюрократического аппарата мутировала в свою собственную противоположность. Сначала вместо купцов в ней взяли верх морские офицеры, а потом компания и вовсе превратилась в придаток военно-морского ведомства. Служба, воспринимаемая как временная, да и не очень престижная, была не лучшим стимулом для экономической эффективности. Таким образом, процесс огосударствления, бюрократизации высшей управленческой элиты РАК явился одной из косвенных причин продажи Аляски США в 1867 г. и последующей ликвидации самой компании.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы