Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Геоэкономические и геополитические механизмы Первой Мировой войны

ВОЕННО-ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ХОДЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. ИЗМЕНЕНИЕ РАССТАНОВКИ СИЛ В МИРЕ ДО 1918 ГОДА

В течение более чем четырех лет войны каждое серьезное передвижение фронта меняло расклад сил в мире. Не меньшее, а даже и большее значение, чем военные действия, имела продолжающаяся дипломатическая борьба. Ее промежуточные результаты иногда столь же важны, как и итоги послевоенного переустройства мира. Для динамики расстановки сил на мировой арене в течение Первой мировой войны был характерен циклизм: военно-политический и дипломатический перевес склонялся то на сторону Антанты, то на сторону Центральных держав.

Первый этап (август 1914 г. — весна 1915 г.) характеризовался крупными успехами Антанты, подчас неожиданными для нее самой. Немецкий «план Шлиффена» (разгромить Францию за полтора месяца, после чего бросить силы на Россию) был сорван. Хотя немцы оккупировали почти всю Бельгию и Северную Францию и достигли реки Марны в 70 км от Парижа, но наступление еще не завершившей мобилизацию России в Восточной Пруссии вынудило ослабить натиск на Западном фронте. В результате умелой обороны французского главнокомандующего Ж. Жоффра (1852— 1931) и Ж. Галлиени (1849—1916) фронт надолго стабилизировался. Русские же войска, несмотря на самоубийство генерала А. В. Самсонова (1859—1914), вызванного окружением российской группировки в районе Танненберга (Восточная Пруссия), сумели организованно отступить и выйти из окружения, нанеся немцам большие потери. В дальнейшем до весны 1915 г. они также беспокоили Восточную Пруссию своими ударами. Даже в русской Польше немцы не смогли продвинуться дальше приграничных районов. Австрийскую же армию постиг разгром: русские войска освободили почти всю Западную Украину (Восточную Галицию и Северную Буковину), включая Львов, а в марте 1915 г. взяли важнейшую крепость Перемышль в Западной Галиции, намереваясь наступать далее на Краков. Было создано Галицийское генерал-губернаторство, а в Буковине администрация передана в руки местных румын (так в России рассчитывали привлечь Румынию на сторону Антанты).

Еще более болезненным стало для австрийцев поражение от Сербии. Воевода Р. Путник освободил Белград и разбил австрийского полководца О. Потиорека (1853—1933) на реке Колубар. В довершение бед Дунайской монархии, с самого начала войны военные части, состоявшие из славян, воевали плохо и предпочитали сдаваться русским в плен.

Провалились и военные планы Османской империи, которую вплоть до октября 1914 г. дипломатия Антанты склоняла на свою сторону, но Энвер-паша (1881—1922) сделал выбор в пользу германского блока и просчитался. Обстрел русских портов не дал результатов, а на Кавказском фронте русские войска одержали победу под Сарыкамышем. Лучшая немецкая эскадра адмирала Максимилиана фон Шпее (1861 — 1914), пройдя с боями половину Земного шара, была уничтожена британским флотом у берегов Чили. Наконец, захват немецких колоний в Африке (кроме Восточной Африки) англо-французскими войсками, а на Тихом океане — японскими, казалось, делал победу Антанты неизбежной.

Это придавало уверенности дипломатии союзников. В сентябре 1914 г. они договорились не заключать сепаратного мира. С.Д. Сазонов озвучил следующие цели войны: к России должна была отойти Восточная Галиция и устье Немана; из частей русской, германской и австрийской Польши предполагалось создать новое польское государство; Франция, Бельгия, Дания должны были увеличиться за счет немецких территорий, предполагалось даже расчленить Германию на два—три государства, а ее колонии поделить. Сербия должна была получить Боснию, Герцеговину, Далмацию; Албания делилась бы между Сербией и Грецией; Болгарии также обещались уступки. Австро-Венгрию союзники в 1914 г. хотели в целом сохранить, дав автономию лишь Чехии. У Османской империи Сазонов, опасавшийся армянского национального движения в России, не планировал отбирать территории, в то время как Э. Грей настаивал на ее уничтожении и полном расчленении. Также Грей возражал против присоединения к Франции чисто немецких областей и требовал ликвидации немецкого флота.

Цели войны со стороны Германии, в свою очередь, были озвучены в меморандуме немецких промышленников: предлагалось присоединить стратегически важные районы Франции к Германской империи, конфисковав там земельную собственность, установить немецкий протекторат над Бельгией и захватить как можно больше территорий Российской империи. Пангерманисты чувствовали себя уверенно: военные ресурсы стран Антанты к началу 1915 г. иссякли, в то время как Германия раньше всех перевела экономику на военные рельсы.

Это стало причиной того, что на втором этапе войны (начало 1915 г. — начало 1916 г.) перевес получили Центральные державы. Немалый урон Великобритании нанесла немецкая «тотальная подводная война». На Западном фронте после безрезультатных попыток наступления в Артуа и Шампани союзные войска целый год просидели в окопах и ничем не помогли русской армии, оказавшейся в тяжелейшем положении. Снабжение русских войск снарядами, оружием, обмундированием испытывало постоянные сбои, и с мая 1915 г. (Горлицкий прорыв) до осени продолжалось «Великое отступление». Русская армия покинула Польшу, Литву, Галицию, Буковину. Лишь Италия, вступив в войну, оттянула на себя часть австрийских дивизий; правда, итальянский фронт оказался столь же стабильным и малоподвижным, как и остальные: в течение трех лет войны между итальянцами и австрийцами на реке Изонцо произошло одиннадцать (!) сражений подряд.

В феврале 1915 г. войска Британии и ее доминионов высадились в Дарданеллах, на Галлиполийском полуострове. По замыслу У. Черчилля, англичане должны были захватить проливы и Константинополь прежде русских, хотя Лондон уже официально обещал их России. В марте все же Англия согласилась отдать после победы в войне оба берега Босфора Российской империи в обмен на расширение английской сферы влияния в Персии. Но турецкие войска под командованием немецких офицеров одержали убедительную победу и заставили союзников покинуть Галлиполи к январю 1916 г. Страшный геноцид армян, греков, ассирийцев в Турции в течение 1915 г. позволил преступному правительству младотурок ликвидировать два миллиона потенциальных сторонников Антанты. Наконец, осенью 1915 г. австро-германская армия А. фон Макензена (1849—1945) вместе с болгарами разгромила и оккупировала Сербию, а вслед за ней Черногорию и большую часть Албании. На севере Греции и юге Албании (формально — нейтральных стран) закрепились войска Антанты.

На третьем этапе войны (1916 г.) Антанте удалось частично выправить положение. Грандиозные сражения у Вердена (неудачные попытки немцев захватить эту французскую крепость) и на Сомме (попытки англичан отодвинуть линию фронта, в том числе с использованием нового оружия — танков) привели лишь к незначительным изменениям линии Западного фронта, но они стоили обеим сторонам по миллиону жертв. Столь страшные потери Германия компенсировать уже не могла. Австро-венгерская же армия понесла невосполнимые потери в живой силе во время Брусиловского прорыва летом 1916 г., а османская — после поражения при Эрзуруме, когда к концу 1916 г. русские войска сумели продвинуться до Трапезунда и освободить значительную часть Западной Армении. Смерть Франца-Иосифа и убийство австрийского премьер-министра Карла фон Штюргка (1859—1916) социал-демократом В. Адлером (1852—1918) также не предвещали Четверному союзу ничего хорошего. Лишь разгром Румынии и австро-германская оккупация Бухареста поправили положение Центральных держав. На Ближнем Востоке им также сопутствовал успех: английский полковник Ч. Таунсенд (1861—1924), сражаясь в Южном Ираке с турками, отказывался от любого сотрудничества с русским казачьим корпусом в Персии (Россия вела боевые действия на территории нейтральной Персии вопреки позиции Лондона), из-за чего попал в ловушку и капитулировал в крепости Эль-Кут. А немецкий генерал Ф. фон Крессенштейн (1870—1948) сумел отбросить англичан за Суэцкий канал. Кроме того, следует отметить крупнейшее в мировой истории морское Ютландское сражение (31 мая 1916 г.), в ходе которого немецкому флоту удалось успешно отбить атаки в полтора раза превосходящего английского флота.

Важнейшим дипломатическим событием на данном этапе стала серия секретных англо-франко-русских соглашений апреля — мая 1916 г. о разделе Османской империи, получившая название «соглашение Сайкса — Пико». Англия должна была получить Месопотамию, Аравию, порты в Палестине (над которой должен был быть установлен международный контроль), т.е. фактически важнейшие нефтеносные районы Ближнего Востока; Франция — Сирию, Ливан, Курдистан, юго-восток Анатолии, нефтяные районы Мосула и Неджда; Россия — восточную Анатолию (армянские, лазские, курдские районы) и все турецкое побережье Черного моря до самого Константинополя включительно. Италии позже пообещали юг и запад Анатолии. Для самих турок предполагалось оставить только центр Малой Азии.

Со своей стороны, Германия в 1915—1916 гг. через придворных и дипломатов нейтральных стран, а иногда и устами крупных промышленников и финансистов (Стиннеса, Варбурга) предлагала России заключить сепаратный мир, но ответа не дождалась. Современные исследования позволяют считать доказанным, что Николай II категорически исключал возможность сепаратного мира, тем более, что он был возмущен австро-германской декларацией 5 ноября 1916 г., обещавшей создание большой независимой Польши (ранее русская декларация 1914 г. лишь намекала на создание будущей единой автономной Польши под скипетром царя; манифест о польской независимости Николай II подготовил, но не успел подписать перед самой февральской революцией 1917 г.). С другой стороны, после смерти Франца-Иосифа новый молодой австрийский император Карл I также стал нащупывать пути к миру.

12 декабря 1916 г. Германия выступила с нотой, превозносящей победы Центральных держав и предлагающей Антанте мир на «достойных условиях», без конкретизации этих условий. Это была дешевая демагогическая попытка расколоть Антанту и улучшить образ Германии в глазах общественности нейтральных стран, прежде всего США. Антанта ответила 31 декабря заявлением о невозможности мира «до тех пор, пока не обеспечено восстановление нарушенных прав и свобод, признание принципа национальностей и свободного существования малых государств». В промежутке между этими нотами 16 декабря президент США В. Вильсон предложил всем воюющим сторонам назвать свои условия заключения мира, на что Антанта назвала следующие пункты: фактический возврат к довоенным границам, возврат Франции Эльзаса-Лота- рингии, применение принципа национальностей в Восточной Европе. Немецкое и австрийское правительства не озвучили свои требования, а вместо этого вплоть до отречения Николая II (15 марта 1917 г.) зондировали возможность заключения сепаратного мира с Россией.

Эта возможность пугала Англию и Францию, которые, желая ослабить Россию, срывали большинство уже оплаченных поставок оружия и обмундирования, месяцами и даже годами не выдавая обещанные кредиты, заставляли Россию расплачиваться своим золотым запасом (только до февраля 1917 г. в Англию было вывезено золота на 60 млн фунтов стерлингов). США же и вовсе ставили для выдачи кредитов России неприемлемые, кабальные условия. В Лондоне и Париже активно способствовали свержению Николая II, надеясь заменить его братом Михаилом (1878—1918). Но ситуация стала выходить из-под их контроля, и хотя успехи 1916 г. сулили победу Антанты уже в 1917 г., начавшийся после Февральской революции четвертый этап войны стал временем упущенных возможностей. Пришедшее к власти Временное правительство, из союзника Антанты превратившееся в ее вассала, оказалось совершенно недееспособным. Летнее наступление русских войск захлебнулось из-за нежелания солдат воевать. Братания войск с немцами разлагали армию, а осенью 1917 г. немцы захватили Ригу и Моонзунд- ские острова. В декабре 1917 г. большевики заключили перемирие, и Восточный фронт фактически перестал существовать.

На Западном фронте наступление нового французского главнокомандующего Р. Нивеля (1856—1924) привело к бессмысленным огромным потерям. Нивеля сменил А. Петэн (1856—1951), жестоко подавивший волнения во французской армии. Вступление в войну на стороне Антанты весной 1917 г. США, а также Китая, Португалии, Греции, стран Латинской Америки позволило бросить свежие войска этих стран на Западный фронт и беспокоить немцев атаками в течение года. Самыми же крупными успехами Антанты в 1917 г. стало взятие английскими войсками Багдада и Иерусалима и ликвидация четырехсотлетнего османского господства над арабами. Изданная в ноябре 1917 г. декларация А. Бальфура, провозглашавшая создание еврейского очага в Палестине, породила новую проблему в международной политике, которая скоро станет головной болью для самих британцев, а затем — и для всего мира.

Что касается австрийцев, то в октябре — ноябре 1917 г. они разгромили итальянскую армию у Капоретто и продвинулись вглубь итальянской территории. Однако после того как мир узнал о сепаратных переговорах императора Карла I с Антантой весной 1917 г., Германия перестала доверять своей союзнице. К этому времени в самой Германии основные рычаги власти оказались в руках генерала Э. Людендорфа (1865—1937), установившего фактически военную диктатуру. По его требованию Вильгельм II назначил канцлером сначала Г. Михаэлиса (1857—1936), а потом Г. фон Гер- тлинга (1843—1919). Несмотря на то, что большинство депутатов в рейхстаге уже летом 1917 г. требовали заключения «мира без аннексий», а дезорганизация хозяйства и революционные выступление солдат стали в Германии и Австрии обычным делом, Центральным державам еще удавалось держаться из последних сил. Самым большим успехом Германии стало фактическое превращение Австро-Венгрии в ее экономический придаток под лозунгом интеграции «Срединной Европы». В Вене слишком поздно поняли, что фактически утратили суверенитет в пользу Берлина.

1917 год в истории международных отношений закончился оглушительным аккордом: большевики опубликовали все тайные договоры Антанты о планах раздела Турции, Персии, Китая, Австро-Венгрии, военные конвенции 1890—1910-х гг. и пр. Общественное мнение не только нейтральных, но и воюющих стран было в немалой степени шокировано этими материалами. 8 ноября В.И. Ленин издал Декрет о мире, за которым последовало перемирие с германской армией на условиях возврата к осенней линии фронта; 7 декабря большевистское правительство объявило все тайные договоры царского и Временного правительств недействительными и отказалось от всех целей войны, ради которых русские солдаты три года проливали кровь. С другой стороны, лозунг отмены тайной дипломатии теперь подхватили и левые партии всех европейских стран. Правительства же Англии и Франции 23 декабря 1917 г. заключили тайную конвенцию о разделе сфер влияния в России (англичане должны были «присматривать» за Севером, Кавказом и Доном, не допуская туда немцев, французы — за Украиной и Крымом; также были использованы японские и румынские войска, чехословацкий и польский добровольческие корпуса). Американские войска в январе 1918 г. высадились во Владивостоке.

Пятый этап Первой мировой войны (первая половина 1918 г.) напоминал второй этап тем, что ознаменовался военно-дипломатическими успехами Центральных держав. Однако прочной победы они достичь не смогли. На мирных переговорах в Бресте большевики предложили возврат к довоенным границам при условии проведения референдумов о независимости и автономии для каждой национальности, а также отказ от контрибуций. Австро-Венгрия, Болгария и Турция были против, но Германия в конце декабря 1917 г. демагогически приняла эти условия, с оговоркой, что Антанта тоже должна их принять (что было невозможно). Более того, немцы уже рассматривали Польшу и Прибалтику как свое приобретение и не желали идти на уступки насчет них. Но и австрийцы, в начале войны не хотевшие присоединения Польши, теперь требовали ее себе и не уступали немцам. Тогда в Берлине решили стравить австрийцев с украинской Радой, руководители которой зависели от Германии. В этом им помог Л.Д. Троцкий (1879—1940): зная, что дни Рады сочтены, он, тем не менее, признал «независимость» Украины во время переговоров. Центральные державы, со своей стороны, отказались от декабрьской формулы мира, сославшись на нежелание Антанты присоединиться к ней, и в январе 1918 г. потребовали от большевиков территориальных уступок и контрибуций без всяких «самоопределений» и референдумов.

Пока переговоры в Бресте затягивались, Антанта и США одной рукой пытались поощрить большевиков продолжать войну с немцами, а другой представили миру новый необычный документ — «14 пунктов» В. Вильсона от 4 января 1918 г., составленные советником президента Э. Хаусом. В них, в первую очередь, провозглашался отказ от тайной дипломатии, свободная торговля и мореплавание по всему миру. Эти требования были невыгодны старым членам Антанты постольку, поскольку они желали закрепиться в своих сферах влияния. В выигрыше от свободной торговли и «открытых дверей» были только США, которые фактически до конца XIX в. являлись оплотом протекционизма. В следующих пунктах говорилось о сокращении вооружений и «свободном, чистосердечном и абсолютно беспристрастном разрешении всех колониальных споров». Пункты 6—13 касались конкретных международных вопросов: освобождения балканских стран и России от немецкой оккупации и выбора ею собственного пути развития (хотя в кулуарах Э. Хаус призывал расчленить Россию на несколько государств), утверждения в этнических границах Франции (с Эльзасом и Лотарингией), Италии (с Южным Тиролем), Бельгии, а также создания независимой Польши с выходом к морю. При этом Австро-Венгерская и Османская империи должны были сохраниться при условии автономии населяющих их народов и минимальных территориальных уступках. 14-й пункт соглашения провозглашал создание «общего объединения наций» — Лиги наций — как инструмента управления миром, задуманного В. Вильсоном, Э. Хаусом и британским лордом Р. Сесилем (1864—1958).

Тем временем, 9 февраля Германия и Австро-Венгрия подписали мир с представителями уже изгнанной из Киева и потерявшей политическое значение Рады, по которому получали неограниченный доступ ко всем ресурсам украинской экономики, а от советского правительства потребовали отказаться от Польши, части Белоруссии и Прибалтики. Продолжавший «играть на руку» немцам Л.Д. Троцкий, несмотря на директивы В.И. Ленина подписать мир, выдвинул собственную формулу «ни войны, ни мира, а армию распустить». В результате этого австро-германские войска 18 февраля перешли в новое наступление, а 23 февраля Германия выдвинула новый ультиматум, требуя у большевиков теперь отказа от всей Прибалтики и Финляндии, разоружения всех русских флотов и практически свободной, беспошлинной торговли с Германией. Русско-турецкая граница возвращалась к линии до 1877 г. Уже 24 февраля В.И. Ленин принял все условия Центральных держав, хотя наступление их войск продолжалось до самого подписания мира 3 марта и даже после него: немцы оккупировали всю Украину (дойдя до Ростова-на-Дону), высадились в Финляндии, а их новые вассалы — румыны — аннексировали Бессарабию.

Заключив Брестский мирный договор с большевиками и Бухарестский мир с Румынией, Германия и Австрия получили колоссальные территории на востоке, богатые нефтью, пшеницей, углем, удобрениями, железом, марганцем, лесом и скотом. 27 августа большевики подписали дополнительное соглашение, обязуясь выплатить немцам контрибуцию золотом, банкнотами, углем и нефтью (при этом союзники Германии остались ни с чем и были возмущены таким сепаратным соглашением). На Украине немцами был приведен к власти марионеточный гетман П.П. Скоропадский (1873—1945), в Белоруссии — фиктивная «народная республика»; было провозглашено создание княжеств с немецкими принцами на тронах в Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве. Летом 1918 г. немецкое командование рассматривало даже возможность похода на Петроград и Москву и реставрации Романовых. После Брестского мира турецкие войска также перешли в наступление и к сентябрю взяли Баку, нанеся поражение английским отрядам; вместо развалившегося Кавказского фронта русской армии им теперь оказывали сопротивление лишь армяне, окруженные со всех сторон. Брестский мир, который сам Ленин расценивал как «похабный», хотя и был аннулирован всего через полгода, после капитуляции Центральных держав, но имел в перспективе самые негативные последствия для России. Граница РСФСР с Украиной, Белоруссией, прибалтийскими республиками, ставшая нынешней государственной границей Российской Федерации, а отчасти и границы Закавказья восходят именно к той линии, которую немецкий генерал М. Гофман (1869—1927) почти не глядя прочертил на карте в феврале 1918 г.

Однако Центральные державы не сумели использовать все колоссальные ресурсы восточных территорий для грамотного наступления на Западном фронте. Треть дивизий, около пол миллиона солдат немцы и их союзники продолжали держать на территории бывшей Российской империи, чтобы выкачивать полезные ископаемые и продукты сельского хозяйства. Тем не менее, не удалось собрать, например, и пятой части запланированного хлеба, поскольку вся Украина была охвачена партизанской войной. Э. Лю- дендорф еще надеялся быстрым «наскоком» взять Париж, после чего торговаться с Антантой о выгодных для Германии условиях мира. Но эти надежды были разбиты на заключительном, шестом этапе войны (лето—осень 1918 г.). Трижды немецкие войска прорывали Западный фронт и приближались к Парижу всего на 60 км, но в итоге резервы иссякли, и 8 августа армии Антанты перешли в решающее наступление.

Уже 13—14 августа немецкое военное командование потребовало заключить перемирие, пока территория Германии еще свободна от противника. В октябре 1918 г. войска Антанты прорвали фронты и в Италии, и на Балканах. Первой капитулировала Болгария (29 сентября), после чего царь Фердинанд отрекся от престола в пользу сына. В тот же день П. фон Гинденбург (1847—1934) и Э. Людендорф выдвинули ультиматум Вильгельму II, требуя немедленно сменить правительство и заключить мир. 5 октября новый канцлер Максимилиан Баденский (1867—1929) обратился к В. Вильсону с просьбой заключить мир на основе «14 пунктов». Тот согласился на переговоры с Германией, но не с Австро-Венгрией, которой уже был вынесен смертный приговор: западные державы признали новые эмигрантские чехословацкое, польское и югославское правительства. 30 октября капитулировали младотурки, подписав Мудросское перемирие: они соглашались на потерю всех арабских, курдских, армянских земель Османской империи и на оккупацию Константинополя и проливов войсками Антанты.

16 октября манифест Карла I объявил о превращении Цислей- тании в федерацию народов. Но представители этих народов отвечали, что эта уступка запоздала лет на десять, тем более что Транс- лейтания оставалась унитарной в руках мадьярской олигархии. Власть Карла I рушилась, Австро-Венгрия капитулировала 3 ноября, а через десять дней окончательно распалась на новые государства: Немецкую Австрию, Венгрию, Чехословакию, Югославию и ряд других. Карл I, однако, подписал манифест не об отречении, а об устранении от политических дел; в 1921 г. он еще попытается силой вернуть себе венгерский трон. Австрийская армия и флот были разоружены и перешли в распоряжение Антанты. Положение Германии стало безнадежным на всех фронтах, но В. Вильсон отказывался принимать мирные предложения, пока немцы не уйдут изо всех оккупированных стран, и намекал на необходимость смены власти в стране. Хотя в Германии срочно изменили конституцию в сторону парламентской монархии, Вильсон соглашался на мир только в случае капитуляции. США были готовы вести войну и дальше, но Англию, Францию и Италию этот сценарий уже не устраивал. Между союзниками возникли серьезные разногласия. В конце концов, они не приняли «14 пунктов», особенно лозунг «свободы морей», и потребовали от Германии репараций на восстановление экономики воевавших стран. 3 ноября в Германии восстали моряки и началась революция. 7 ноября французский главнокомандующий маршал Ф. Фош (1851—1929) в Компьенском лесу продиктовал условия капитуляции: немецкая армия покидала все оккупированные территории, передавала свою военную технику Антанте, на левый берег Рейна вводились союзные войска, при этом блокада Германии сохранялась, а немецкие военнопленные оставались в плену. 9 ноября Вильгельм II отрекся от престола и бежал в Нидерланды, а 11 ноября немцы подписали Компьенское перемирие на слегка смягченных условиях (отменялась блокада и уменьшалось количество выдаваемой Антанте военной техники, а немецкие войска должны были быть выведены из России только по прибытии туда союзных войск). Одновременная победа немцев в Восточной Африке уже ничего не могла изменить.

Дата 11 ноября считается днем окончания Первой мировой войны, хотя фактически мир наступил лишь для Западной Европы, да и то относительный. На просторах Восточной Европы, бывшей Российской империи, Ближнего Востока, Дальнего Востока гражданские войны, революции и даже межгосударственные войны (греко-турецкая, венгерско-румынская, польско-германская и др.) продолжались еще несколько лет. Таким образом, правильнее было бы говорить о десятилетнем переделе мира, длившемся с 1914 г. (или даже с 1911 — 1912 гг.) по 1923—1924 гг.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Дайте краткую характеристику основных этапов Первой мировой войны.
  • 2. На каком этапе войны начались секретные переговоры о послевоенном устройстве мира?
  • 3. Какие поражения подорвали военный потенциал Австро-Венгрии и Османской империи?
  • 4. Каковы были последствия революционной волны в России и континентальной Европе, прокатившиеся на пятом этапе войны?
  • 5. Какие переломные события случились на шестом, заключительном этапе войны?
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы