ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА КАК ВОЙНА НОВОГО ТИПА

ПРИЧИНЫ ТОТАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА ВОЙНЫ

Начавшаяся в августе 1914 г. война обещала быть недолгой. Большинство политиков и военных, как стран Антанты, так и Центральных держав, считали, что война продлится от силы несколько месяцев. Так, немецкий Генштаб планировал уже на сороковой день войти в Париж, в свою очередь российская армия имела боеприпасов и продовольствия на несколько месяцев войны — больше, как считали русские генералы, не понадобится. Война нарушила эти планы и продлилась четыре с лишним года. И дело не в отличных боевых качествах немецкой армии, высоком боевом духе французов или жертвенности русского солдата. Дело было в ином. Изменилась сама суть войны. Из войны армий она превратилась в войну демографического, экономического и технологического потенциалов. Первая мировая война стала первой войной нового типа — тотальной войной государств и народов. Европа была настолько потрясена ее масштабом и последствиями, что окрестила ее Великой войной и в этом есть, несомненно, большая доля истины.

Взрывной рост населения в Северном полушарии в конце XIX — начале XX в. позволил европейским странам, России и США формировать огромные армии посредством всеобщего призыва. Общая численность населения в Европе, России и США с 1870 по 1914 г. выросла на 298 млн человек (на 73%) и составила 704 млн человек (табл. 7.1).

Таблица 7.1

Динамика численности населения в Европе, России и США в 1870-1914 гг.1

Страна

Млн чел.

1870

1914

Европа

290

435

Россия

77

171

США

39

98

Итого

406

708

1 АР European History — Demographic and Social Change 1870—1914; Рашин Л.Г. Население России за 100 лет (1813—1913). Статистические очерки / под ред. С.Г. Струмилина. М.: Государственное статистическое издательство, 1956; United States Census Bureau.

Соответственно увеличилась и плотность населения, что вместе с быстрым развитием транспорта и коммуникаций дало возможность существенно повысить скорость мобилизации и ее частоту.

Радикально изменилась технологическая составляющая войны, приведшая как к кардинальной модернизации имевшихся типов оружия, так и к появлению принципиально новых видов вооружений. Трансформировалась логистика поставок боеприпасов, перемещения войск и вооружения.

Изменилось применение артиллерии. Мобильные легкие орудия, которые можно быстро переместить и установить на новом месте в условиях маневренной войны, оказались не так нужны, как тяжелые орудия, способные разрушать фортификационные сооружения — бетонные укрепления, проволочные заграждения, окопы. В выигрышном положении оказалась немецкая армия, у которой была хорошо развита тяжелая артиллерия— от гигантских 420 мм орудий «Берта» до 150 мм гаубиц. Война показала значение тяжелой артиллерии, которая использовалась все активнее, превращая поля сражений в пустынные лунные пейзажи, покрытые воронками- кратерами.

Возросла роль автоматического оружия, в первую очередь, пулеметов, способного останавливать живые волны атакующих. Именно Первая мировая война показала значение автоматического оружия, при этом стало ясно, что дальность поражения менее важна, короткие автоматы и штурмовые винтовки будут сменять в дальнейшем дальнобойные длинноствольные винтовки.

Новым оружием стали минометы, позволяющие на небольших расстояниях поливать огнем позиции противника. Они были незаменимы в окопной войне. Росло значение карманной артиллерии — ручных гранат.

Появились первые танки. Пока они были лишь тихоходными монстрами, способными преодолевать окопы и разрушать пулеметные гнезда. Осуществленный ими прорыв быстро купировался подброшенными резервами и артобстрелами. Оставалось сделать только один шаг до быстрых танков, уходящих в прорыв в тыл противника. Но это будет реализовано только во Вторую мировую войну.

Позиционная война показала, что более серьезным укреплением являются не бетонные сооружения, а вырытые в земле окопы, прикрытие колючей проволокой. Солдаты зарываются в землю, выстраивая порою целые подземные города. Война уходит под землю, в условиях позиционного фронта возрождается тактика подкопов для внезапного проникновения в траншеи врага или их подрыва.

Солдаты стали обладать оружием, которое позволяло им воевать в узких окопах. Возрождается холодное оружие. Несмотря на технологическое развитие, доминирование артиллерии, использование танков и самолетов, рукопашная схватка остается важным элементом боевых действий. Формируется новый тип солдата — подготовленного, способного с помощью гранат, минометов и огнеметов взламывать узлы обороны противника, вооруженного короткоствольным оружием и штыком. Именно тактика применения подразделений из таких солдат со временем позволит преодолеть проблему позиционной войны. Штурмовые группы научатся взламывать оборону противника и открывать путь для дальнейшего наступления.

В попытках найти новое «чудодейственное» оружие на полях войны стали применяться газы. Ужасающее тотальное воздействие газов сделало солдата, одетого в противогаз, символом Первой мировой войны. Газовые атаки приводили к мучительной смерти, те же, кто выживал, становились инвалидами, порой обезображенными химическими ожогами на всю жизнь, и были свидетельством слепой бесчеловечности новой технологической реальности. Однако со временем газами перестали пользоваться, и не из-за запрета их международными конвекциями, а прежде всего из-за трудностей контроля результатов газовых атак, которые несут опасность как защищающимся, так и атакующим.

Появилась авиация. Она становится полноценным родом войск, позволяющим вести разведку, бомбардировку наземных войск, проводить воздушные бои за господство в воздухе. Авиация применялась даже на флоте, где были созданы прообразы будущих авианосцев, которые со временем изменят представления о ходе боевых действий на море.

Флот всегда воплощал в себе передовые военные технологии. Не стала исключением и Первая мировая война. С появлением нового класса кораблей — дредноутов и сверхдредноутов — неимоверно усиливается огневая и броневая мощь флота. Характерной особенностью дредноутов было однородное артиллерийское вооружение из большого числа орудий только крупного калибра, имевших централизованное управление и высочайшую по тем временам скорострельность (1,5—2 выстрела в минуту). На подобные корабли ставились паротурбинные силовые установки, что впервые в истории позволило им идти полным ходом в течение многих часов подряд. Были существенно усовершенствованы морские мины (гальваноударные мины) и налажен их массовый выпуск. В Первую мировую было установлено около 310 тыс. морских мин, от которых затонуло более 400 кораблей. Появилось торпедное оружие, позволявшее довольно незаметно и быстро поражать корабли противника. Настоящая революция произошла в области создания подводных лодок. Появились подводные лодки с дизельным двигателем для движения на поверхности и электрическим для движения под водой. К дизельному двигателю подключали генератор, который производил электричество для подзарядки батарей. Оснащение таких подводных лодок торпедами делали их сверхэффективным оружием. Всего за время войны 600 подводных лодок воюющих государств потопили 55 крупных боевых кораблей (линкоры и крейсера), 105 эсминцев, 33 субмарины.

Железнодорожный и автомобильный транспорт кратно ускорили доставку войск на фронт. Скорость переброски резервов между частями и из тыла существенно превосходила возможности маневрирования непосредственно в зоне боевых действий. Использование телеграфа и радио позволяло в течение нескольких минут отдавать приказы и распоряжения и пересылать необходимую информацию в виде сводок и т.п.

Участие огромных человеческих масс вместе с радикально изменившимся вооружением и логистикой распространили механизм практически непрерывных боевых действий на огромные расстояния. Из сугубо маневренной и комбинационной война превратилась в войну гигантских фронтов, т.е. в позиционную войну.

В Первую мировую военные еще не научились полностью использовать весь арсенал средств, предоставленный им новыми технологиями и вооружениями, что стало одной из главных причин ее затяжного характера. Это означало, что воюющим сторонам необходимо, в том числе, решать проблемы производства и восполнения ресурсов. Война становилась не столько войной армий, сколько войной экономик. Кто сумеет лучше мобилизоваться, обеспечить производство снарядов, патронов, винтовок, паровозов, еды и одежды для сражающихся армий, тот и победит.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >