СТРОИТЕЛЬСТВО СОБОРА ПРИ ЕПИСКОПЕ БЕРТРАНЕ ДЕ ЛИЛЬ-ЖУРДЕНЕ (de Bertrand de L'Isle-Jourdain) В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIII - НАЧАЛЕ XIV ВЕКОВ

В конце XIII столетия, возможно вдохновившись примером реконструкции, а практически возведения нового собора в Нарбонне, в 1272 году, в стиле модной тогда «парижской готики», епископ Бертран де Лиль-Журден (1270- 1286) принял решение начать в 1274-75 году осуществление амбициозного проекта по возведению внушительного собора в Тулузе. Фактически речь шла о том, чтобы «подарить» Тулузе гигантское культовое готическое сооружение, которое в случае своего завершения должно было иметь высоту в 130 метров. К великому сожалению проект этого собора, если он, конечно, существовал, не сохранился до наших дней.[1] Частичное воплощение этого грандиозного по тем временам проекта, мы можем сегодня видеть в соборе Сен-Этьен в Тулузе.

Хор собора, почти в два раза превышающий неф предыдущего собора, простирается на 60 метров в длину с запада на восток вдоль северной стены и сопровожден клуатром. Он состоит из главного нефа трехнефной базилики с пятью последовательно расположенными однородными травеями, завершающимися пентагональной (пятиугольной) апсидой. Боковые нефы, более узкие, имеют череду из 10 маленьких капелл, располагающихся вдоль линии движения бокового нефа, которые сообщаются между собой при помощи переходов. Эта череда капелл завершается деамбулаторием, который соединяя боковые нефы в восточной части собора, тем самым еще и обслуживает пять основных капелл, центрически расположенных вокруг хора базилики. Таким образом, по замыслу архитектора, формируется некое сакральное место, состоящее из «венца» капелл, которые окружают центральное соборное пространство, специально акцентированное для расположения главного алтаря, места епископа и хора каноников. К сожалению, шестнадцатая капелла, у которой достроенной оказалась лишь половина ее полукруглой апсиды, должна была располагаться, предположительно, с северной стороны - напротив первой из малых капелл. По видимому, ориентированная по оси запад-восток, она должна была выходить на восточную часть собора и указывать, согласно замыслу Бертрана де Лиля, на трансепт, который был предусмотрен планом.[2] [3] Согласно этому «многоугольному» плану, пятнадцать других капелл были подняты также высоко, как и своды бокового нефа и большие аркады, почти на 20 метров над землей. Нижний уровень, над которым расположены своды капелл, деамбулатория и боковых нефов, играющие роль своеобразных боковых стен внутреннего пространства, снаружи сформированы искусно сгруппированными выступающими опорными столбами, а изнутри - тридцатью двумя однородными цилиндрическими опорами из камня, добытого и привезенного специально из Каркассона. Этот превосходный материал, доминирующий в общем фоне «розового» тулузского кирпича, позволил создать непревзойденные шедевры каменного зодчества, воплотив дерзкие замыслы Бертрана де Лиль в реальность. Из привозного каркассонского камня созданы фундамент, изящные колонки, идущие вдоль опорных столбцов, миниатюрные капители с дивным растительным орнаментом позднеготического типа, ребра сводов, облегчающие нагрузку поверхности стен, - все, что подверглось искусному обтесыванию, профилировке, скульптурной обработке в интерьере собора.

Тщательно проведенное обследование сооружения показало, что фундамент собора был выполнен монолитным, а вот для более высоких частей здания применялась уже иная технология, что свидетельствует о достаточно высокой профессиональной подготовке мастеров.[2] Эти же позволили предположить, что, скорее всего, лишь деамбулаторий, боковой неф базилики и восемь капелл оси конструкции запад-восток и северной части хора могли быть окончены во время епископства Бертрана де Лиль-Журдена. Похоже, что мастерам удалось достичь той высоты, что была первоначально запланирована для осевых капелл и для тех капелл, что отмечают соединение северной части хора с трансептом. Своеобразным подтверждением этого факта служат идентичные контрфорсы с длинными крутыми водосливами. Далее эти конструкции разделяются надвое оградой, отмеченной контрфорсами с различными водосливами, и возрастающей системой сводов других капелл северной части хора. Сегодня историки, по крайней мере уверены в том, что к моменту смерти Бертрана де Лиль-Журдена в 1286 году, полукруглая апсида со своими высокими аркадами, расположенная на востоке - напротив центрального входа в собор, была уже несомненно возведена целиком. Тогда же был сооружен и установлен уникальный, главный алтарь собора, изготовленный из серебра, антепендиум и алтарный полиптих. После кончины де Лиль-Журдена, слева от алтаря была помещена его усыпальница, которую окружают и как бы «поддерживают» фигуры четырех львов/

На сегодняшний день среди историков, к сожалению, нет единой точки зрения на вопросы хронологии строительства хора, поэтому для уточнения этого вопроса требуется проведение тщательного анализа каменно-строительных работ, чего до сих пор не проводилось. Тем не менее, почти все исследователи сходятся во мнении, что наиболее старыми являются замки сводов северной части собора, капеллы осевой части и первая южная капелла, поскольку на это указывают те разрушения, которые были произведены во время соединения старой постройки с новой. Несомненно одно, смерть епископа Бертрана де Лиль- Журдена в 1286 году, который являлся главным и основным инициатором и донатором собора Сен-Этьен, а затем последовавший в 1317 году раскол Тулузской епархии, нанесли мощный удар по дальнейшему благополучному ведению строительных работ.[5]

В дальнейшем, южная часть хора достраивалась уже позднее, в течение первых сорока лет XIV столетия, тогда же капеллы и деамбулаторий получили наконец свое завершение, в виде возведенных сводов (см. илл. в приложении). Причем существенную роль в финансировании и завершении данного этапа строительных работ, сыграл некто мэтр де Рие (de Rieux). Сегодня это можно увидеть в плане шести замков свода деамбулатория: три из которых, напротив осевой капеллы, были сооружены в 1330 году, а три у восточных капелл бокового, южного нефа, чуть позднее. Только после завершения этого этапа строительства, строители получили возможность приступить к возведению террас, обращенных к югу, а также трифория и опор собора. Однако, тем не менее известно, что даже к середине XIV века, хор все еще находился под защитным покрытием, поскольку строительные работы велись вяло и вплоть до XV столетия, собор оставался недостроенным. [6]

  • [1] С. Freigang. “Imitare ecclestas nobles”. Die Kathedralen von Narbonne, Toulouse und Rodez und dienordfranzosische Royonnantgotik im Languedoc, Worms, Wernersche Verlagsgesellscgaft, 1993.
  • [2] См.: С. Freigang, там же.
  • [3] Эти исследования фундамента собора проводились комиссией в 1989 году, о чем подробно можнопрочитать в монографии: Q. Cazes. Le quartier cannonial de la cathedrale Saint-Etienne de Toulouse. C.A.M.L.EDITEUR, 1998. p.75.
  • [4] См.: С. Freigang, там же.
  • [5] 2 * См.: G. de Catel, Memoires de l'histoire du Languedoc, Toulouse, 1633. p. 909-910.
  • [6] Цит. no: Q. Cazes. Там же., с. 75.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >