Взаимодействие органов и учреждений ФСИН России с религиозными объединениями в контексте противодействия пенитенциарному религиозному экстремизму

В истории взаимоотношений между религиозными объединениями и государством существовали различные периоды. Только за прошедшее столетие эти отношения прошли путь от политического покровительства одним конфессиям - к борьбе с религией как таковой, преследованию со стороны государства и тотальному запрету любых религиозных объединений {первая половина XX в.); от индифферентных, но чаще враждебных отношений - к предоставлению абсолютной свободы сектантским группам {вторая половина XX в.). И, наконец, от понимания интегрирующей социальной роли религии и конституционно-правового регулирования свободы вероисповедания - к конструктивному сотрудничеству с конфессиями, пересмотру системы принципов государственно-религиозных отношений в Российской Федерации и осознанию необходимости борьбы с деятельностью общественно опасных религиозных культов {конец XX - начало XXI в.).

Аналогичным образом складывались отношения между правоохранительными органами страны и религиозными объединениями. По вполне понятным причинам (среди которых идеологические и политические) сотрудничеством с которыми пренебрегали. Однако, благодаря изменениям, произошедшим в конце XX в. во многих сферах жизни общества и государства, начиная с середины 90-х гг., силовые структуры сначала на федеральном уровне, а затем уже и на местах стали заключать соглашения о сотрудничестве с общественными объединениями, в том числе и религиозными организациями. Складывающаяся система взаимоотношений между государством и религиозными объединениями в Российской Федерации постепенно стала приобретать характер партнерства на основе разделения их функций[1].

Совместная деятельность государственных органов и представителей религиозных организаций России способствовала разрешению многих проблем. Так, например, религиозные деятели внесли значительный вклад в дело укрепления мира и стабильности в Северо-Кавказском регионе. Они содействовали в освобождении заложников и разрешении других конфликтных ситуаций, оказывали благотворительную помощь пострадавшим. Священнослужители принимали активное участие в различных мероприятиях, организуемых по линии МВД, ФСБ и МО России, проводили просветительскую работу с населением по нравственно-правовым вопросам.

Сегодня решение задач, стоящих перед правоохранительными органами России, в том числе и перед уголовно-исполнительной системой, обусловливает использование не только собственных сил и средств, но и возможностей государственных и муниципальных органов, общественных объединений, в том числе религиозных конфессий.

Пенитенциарно-религиозные отношения занимают особое место в системе и механизме государственно-конфессиональных отношений. Однако, к сожалению, в настоящее время юридическая наука и практика уделяет недостаточно внимания проблемам организации и правового регулирования участия религиозных объединений в деятельности пенитенциарной системы.

Активное взаимодействие органов и подразделений ФСИН России с общественными организациями и религиозными объединениями, широкое использование сотрудничества со всеми структурами гражданского общества является необходимым условием реформирования системы исполнения уголовных наказаний.

Сотрудничество органов и учреждений ФСИН России с различными институтами гражданского общества организуется не только с целью обеспечения прозрачности деятельности уголовно-исполнительной системы. Составной частью деятельности общественных организаций является оказание гуманитарной, благотворительной финансовой и материальной помощи, как осужденным, так и членам семей сотрудников, повышение юридической грамотности, обеспечение правовой и социальной защищенности, как осужденных, так и сотрудников УИС, организация занятости осужденных, содействие социальной адаптации и ресоциализации лиц, освобождающихся из мест лишения свободы.

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (ч. 4 ст. 12, ст. 23, ст. 142, ч. 3 ст. 165 УИК РФ) подробным образом регламентирует участие религиозных объединений в деятельности пенитенциарных органов и процедуру удовлетворения религиозных потребностей осужденных.

Действующее российское законодательство и подписанные соглашения о сотрудничестве между ФСИН России и традиционными[2] для нашей страны конфессиями позволили наладить совместную конструктивную работу по духовному и нравственному воспитанию осужденных. В настоящее время ФСИН России подписаны соглашения с Советом муфтиев России (12 мая 2010 г.), Буддийской традиционной Сангхой России (30 декабря 2010 г.), Русской православной церковью (22 февраля 2011 г.). Кроме того, ФСИН России сотрудничает с Федерацией еврейских общин России (ФЕОР) и другими религиозными объединениями. Соглашениями предусмотрено сотрудничество в области образования и духовно-нравственного просвещения осужденных, обеспечение доступа священнослужителей в учреждения УИС России и строительство религиозных сооружений на территории исправительных колоний и тюрем.

Показательным в этом плане является текст соглашения о сотрудничестве между ФСИН и Русской православной церковью. Считаем целесообразным привести выдержку из него:

«4. Обязанности Русской православной церкви

  • 4.1. На основании принципов добровольности и свободы вероисповедания, в соответствии с внутренними установлениями Русской православной церкви в порядке и пределах, установленных действующим законодательством осуществляет духовное окормление, включая совершение богослужений, религиозных обрядов и церемоний, а также религиозное образование и духовно-нравственное просвещение работников уголовно-исполнительной системы и членов их семей, курсантов образовательных учреждений ФСИН России, лиц, осужденных к лишению свободы, и лиц, заключенных под стражу.
  • 4.2. Принимает посильное участие в сооружении в учреждениях УИС православных храмов и часовен, в оборудовании молитвенных комнат, обеспечивает лиц, осужденных к лишению свободы, и лиц, заключенных под стражу, духовной литературой и предметами религиозного назначения.
  • 4.3. Оказывает посильную благотворительную помощь лицам, осужденным к лишению свободы, и лицам, заключенным под стражу, в виде медикаментов, продуктов питания, товаров и вещей, разрешенных к хранению осужденным к лишению свободы и лицам, заключенным под стражу.
  • 4.4. Оказывает содействие администрации исправительных учреждений в создании условий для формирования у осужденных к лишению свободы уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, стремления к исправлению имеющихся негативных качеств, повышения их образовательного и культурного уровня, стимулирования правопослушного поведения, с учетом ограничений, установленных законом.
  • 4.5. Проводит встречи и беседы с лицами, осужденными к лишению свободы, и лицами, заключенными под стражу, не ущемляя прав других лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, с целью оказания духовной помощи, образования и духовно-нравственного просвещения.
  • 4.6. Оказывает содействие лицам, находящимся в местах лишения свободы, в подготовке к освобождению, в том числе в трудовом и быто-

~ 234

вом устройстве после окончания срока наказания...» .

5 марта 2010 г. согласно Постановлению Священного Синода Русской православной церкви учрежден Синодальный отдел Московского Патриархата по тюремному служению, в ведение которого переданы вопросы, касающиеся взаимодействия Церкви с учреждениями уголовноисправительной системы в субъектах Российской Федерации.

С весны 2010 г. Федеральная служба исполнения наказаний России совместно с Синодальным Отделом Московского Патриархата Русской православной церкви по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями запустила «пилотный» проект по включению священнослужителей Русской православной церкви в деятельность исправительных учреждений на штатной основе, деятельность исправительных учреждений на штатной основе, реализация которого началась в 16 исправительных учреждениях: У ФСИН России по Республике Мордовия (4), Камчатскому краю (3), Вологодской (5) и Саратовской (4) областям. [3]

В 2013 г. Священный Синод Русской православной церкви принял общецерковный документ «Миссия тюремного служения Русской православной церкви и пенитенциарные учреждения», содержащий в себе изложение структурных основ, направления и принципы тюремного служения в исправительных учреждениях УИС России.

В этом же году Священный Синод утвердил Положение о канонических подразделениях Русской православной церкви, функционирующих на территории учреждений уголовно-исполнительной системы. Положением определены порядок учреждения религиозных общин в местах принудительного содержания и их церковно-каноническое обустройство[4].

Таким образом, были заложены основы становления института тюремных капелланов (священнослужителей) в учреждениях УИС России.

В 2014 г. процесс организации тюремного служения в органах и учреждениях УИС получил новый импульс. О необходимости создания института тюремного духовенства говорится в поручении Президента РФ от 12 июня 2014 г. № Пр-1408. Был поставлен вопрос о введении должностей «Помощников начальников УФСИН России по организации работы с верующими» из числа священнослужителей традиционных религий России.

При этом, что немаловажно, между ФСИН и конфессиями достигнуто соглашение, что предварительный отбор кандидатов к назначению на должности помощников начальников территориальных органов ФСИН России по организации работы с верующими возлагается на централизованные религиозные объединения с учетом особенностей вероисповедания осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях соответствующего территориального органа ФСИН России.

Минюстом России был подготовлен проект, предусматривающий введение должностей помощников начальников территориальных органов ФСИН России по организации работы с верующими. И 17 октября 2014 г. Постановлением Правительства Российской Федерации в штат ФСИН были введены 85 должностей «Помощников начальников региональных Управлений ФСИН России по организации работы с верующими»[5].

В соответствии с объемом задач и функций, возлагаемых на данную категорию должностных лиц территориальных органов УИС в Академии права и управления ФСИН России была разработана «Дополнительная профессиональная программа профессиональной переподготовки работников УИС «Помощники начальников территориальных органов ФСИН России по организации работы с верующими (кандидаты к назначению на должности помощников)». Целью программы является ознакомление с теоретическими основами и законодательной базой, а также с практикой реализации основных средств исправления, обеспечения режима и безопасности в УИС, организации воспитательной, психологической и социальной работы с осужденными и бывшими осужденными, методами и формами реализации данных направлений работы в условиях учреждений, исполняющих наказания.

Сегодня, священнослужители всех традиционных конфессий, продолжая традиции прошлого, осуществляют духовно-нравственное воспитание осужденных, выступая, прежде всего, проповедниками миротворческих отношений, как между осужденными и администрацией учреждений, так и в самой среде правонарушителей, помогая последним морально пережить лишение свободы и изоляцию от общества. В учреждениях ФСИН России функционируют христианские храмы, надомные церкви и молельные комнаты, осуществляют деятельность духовные образовательные школы по обучению основам вероисповеданий. Во многих исправительных колониях ежегодно отмечаются церковные праздники (например, Рождество Христово), проводятся религиозные обряды (крещение, венчание и др.). В отдельных учреждениях УИС организованы выпуски телепрограмм на православную тематику с участием священнослужителей, конкурсы православных стенных газет, выступления священнослужителей перед отрядами осужденных и пр. Так, например, в 2010 г. в У ФСИН России по Республике Мордовия были проведены отборочные этапы Всероссийского Православного конкурса иконописи «Канон» и Всероссийского Православного конкурса живописи «Явление». Работы осужденных из ФБУ ИК-4,18 УФСИН России по Республике Мордовия, признанные лучшими, были направлены в Синодальный отдел по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учре-

237

ждениями для участия в подведении итогов ежегодного смотра .

Число осужденных, вовлеченных в деятельность религиозных организаций, активно посещающих храмы и молельные комнаты, ежегодно увеличивается. Если к 2004 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы насчитывалось около 45 тыс. верующих осужденных[6] [7], то сегодня в исправительных учреждениях создано свыше 1,5 тыс. религиозных общин различных конфессий. По разным оценкам от 70 до 90 % осужденных в исправительных учреждениях и следственных изоляторах ФСИН России считают себя верующими, или заявляют о своей принадлежности к тому или иному религиозному вероучению. Отчасти это объясняется тем, что религиозная самоидентификация осужденного, как правило, напрямую связана с его принадлежностью к определенной этнической группе или национальностью осужденного.

Существующая система работы с осужденными по духовно-нравственному просвещению в местах лишения свободы и влияние религии на их поведение в период отбывания наказания доказала свою эффективность. Получение духовных знаний повышает уровень сознательной дисциплины среди осужденных, оказывает на них воспитательное воздействие. Священнослужители содействуют администрации исправительных учреждений в восстановлении социально полезных связей осужденных, их подготовки к освобождению.

Усиливается роль религиозных организаций в обеспечении деятельности институтов условно-досрочного освобождения и помилования. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 04.08.2006 г. № 842 «О порядке образования общественных советов при федеральных министерствах, Федеральных службах и федеральных агентствах, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Российской Федерации, при Федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственных этим федеральным министерствам»[8] при территориальных органах ФСИН России созданы общественные советы, в состав которых входят и священнослужители.

Особое место в организации взаимодействия в рамках соглашения с религиозными объединениями занимает работа священнослужителей не только с осужденными, но и с сотрудниками подразделений исправительных учреждений. Потенциал религиозных конфессий используется в воспитании работников уголовно-исполнительной системы. Так, в рамках служебной подготовки священнослужители проводят занятия с личным составом по основам религиозных вероисповеданий, оказывают духовную поддержку семьям сотрудников, погибших при исполнении обязанностей и т. п.

Несомненно, все эти мероприятия, осуществляемые в рамках реформирования уголовно-исполнительной системы Российской Федерации, направлены, прежде всего, на нейтрализацию внешних и внутренних факторов, создающих угрозу нормальному функционированию исправительных учреждений, способствуют формированию социальной направленности осужденных, их ресоциализации[9]. Однако существует ряд пока еще нерешенных проблем связанных с деятельностью религиозных объединений.

Религия всегда выступала в качестве своеобразного морально-нравственного регулятора. В последнее время влияние религиозных норм и ценностей на жизнь общества заметно увеличилось. Будучи нормативной системой и основой санкционированных обществом способов поведения, религия определенным образом упорядочивает деятельность людей[10]. В современный период религиозные объединения оказывают значительное влияние на духовную, культурную, социально-политическую и иные сферы жизни общества. Не вызывает сомнений то обстоятельство, что религиозные объединения способны эффективно выполнять регулятивную и воспитательную функции, способствуют профилактики многих правонарушений. Вместе с тем религию можно рассматривать как важный фактор не только социальной стабильности, но и негативных социальных изменений[11]. Приходиться констатировать, что религия может играть и дезинтегрирующую роль[12], противопоставляя членов какого-либо одного религиозного объединения другому или окружающему социуму в целом.

Правоохранительные органы все чаще сталкиваются с увеличивающимся количеством правонарушений со стороны религиозных организаций. В последнее время наблюдается усиление межконфессиональной конкуренции. Значительную угрозу представляют экстремистские группы исламского направления, оккультные, псевдорелигиозные апокалиптические секты[13], различные проявления религиозной нетерпимости. Активизировались последователи нетрадиционных религиозных течений восточной направленности и сатанисты.

Очевидно, что в такой ситуации деструктивный потенциал религии может способствовать возникновению социальных конфликтов, создавать благоприятную среду для проявлений религиозного экстремизма.

Как известно, экстремизм может проникать в любую субкультуру общества, формируемую под влиянием самых различных факторов: этническое происхождение, религиозная самоидентификация, социальная группа и др. Религиозный фактор может являться решающим при угрозе возникновения экстремистских действий в отношении различных субъектов[14]. И криминальная среда здесь не исключение.

Проповедники религиозного экстремизма ориентируются не только на маргинальные группы, но и активизировали свою деятельность в среде осужденных. Широкое распространение получила вербовка новых сторонников экстремистских и террористических организаций, насаждение определенной категории лиц, в том числе и в среде осужденных, религиозно-экстремистских взглядов. Под вербовкой в данном случае следует понимать систему специальных мероприятий по привлечению лиц, способных сотрудничать с радикальными формированиями, выполнять задания «агентурного характера», оказывать помощь при организации и осуществлении противоправных действий экстремистского характера.

Изучение криминальных проявлений в местах лишения свободы показало, что осужденные за преступления экстремистского характера направленности зачастую стремятся к расширению круга преступных связей, вовлечению в него новых лиц и передаче полученного преступного опыта. Кроме всего в условиях изоляции от общества концентрация большого числа представителей различных национальных и этнических групп может создавать предпосылки для возникновения конфликтных ситуаций. Такие конфликты способствуют разжиганию расовой и религиозной розни, становятся причиной совершения правонарушений в исправительных учреждениях[15] [16] [17].

Учитывая ежегодное увеличение количества лиц, осужденных за преступления, связанные с экстремистской и террористической деятельностью, процесс вовлечения представителей самых различных национальностей и вероисповеданий в деятельность радикальных формирований принимает угрожающий характер. Так называемые «ваххабитские вербовщики» могут предоставлять «новообращенным» финансовую помощь и физическую защиту, психологическую и материальную поддержку.

О высоком уровне активности экстремистских религиозных групп в среде осужденных говорят данные правоохранительных органов и публикации в СМИ.

Так, например, имам при мечети в одной из исправительных колоний строгого режима Республики Северная Осетии Д. Тандуев хранил у себя запрещенные предметы, экстремистского характера, осуществлял призывы к джихаду, за что был помещен в штрафной изолятор камерного

247

типа .

В 2011 г. в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий в ФБУ ИК-4 УФСИН России по Республике Мордовия, в помещении мечети была обнаружена и изъята литература, включенная в Федеральный список

248

экстремистских материалов .

В 2010 г. в общей библиотеке исправительных колоний № 1 и № 2 УФСИН России по Республике Алтай в ходе проверки были изъяты печатные материалы, признанные по решению судов Российской Федерации

249

экстремистскими .

Вначале 2011 года в библиотеке исправительной колонии ФКУ ИК-12 ГУФСИН России по Ростовской области были найдены включенные в Федеральный список экстремистских материалов книги Свидетелей Иеговы «Чему на самом деле учит Библия?» и «Внимайте пророчеству Даниила»[18] [19].

В 2011 г. также в библиотеке мечети ФКУ ИК-5 УФСИН России по Республике Татарстан, была обнаружена и изъята брошюра экстремистского характера, распространение которой на территории Российской Федерации запрещено. Печатное издание содержало открытые призывы к совершению террористических актов[20].

В мае 2011 г. в ФКУ ИК-3 УФСИН России по Удмуртской Республике было изъято печатное издание «Библия: слово Бога или человека?», внесенное в Федеральный список экстремистских материалов[21].

В апреле 2011 г. Прокуратура Ростовской области по надзору за соблюдением законов в ИУ в ходе проведения проверки исполнения законодательства о противодействии экстремистской деятельности в ФКУ ИК-12 ГУФСИН выявила экстремистскую литературу. В отношении руководства исправительной колонии было возбуждено дело об административном правонарушении за хранение в целях массового распространения экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов (cm. 20.29 КоАП РФ)[22].

В сентябре 2011 г. у осужденного ИК-44 ГУФСИН России по Кемеровской области в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий были обнаружены аудио и видео файлы, которые входят в Федеральный список экстремистских материалов. Посредством сотовой связи осужденный выходил в Интернет и размещал записи экстремистской направленности на личной странице. По данному факту возбуждено уголовное дело[23].

В июне 2011 г. у осужденных архангельской исправительной колонии, отбывающих наказание по ч. 1 cm. 282 УК РФ (возбуждение ненависти, либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) было обнаружено около десятка брошюр, журналов и книг экстремистского характера155.

Необходимо отметить, что большая часть всех изъятых экстремистских материалов в учреждениях УИС носит религиозный характер. Это и неудивительно в условиях общего роста объема литературы, издаваемой религиозными центрами и издательствами, как на территории России, так и за рубежом. Таким образом становиться очевидным, что организации экстремистской направленности делают серьезную ставку на осужденных, вовлекая их в противоправную деятельность, что способствует развитию негативных процессов в среде осужденных и дезорганизации деятельности исправительных учреждений.

Уже сегодня значительно увеличилось число осужденных, представляющих различные этнорелигиозные группы, и как следствие, возросло количество конфликтных ситуаций внутри исправительных учреждений на почве межэтнических и межрелигиозных отношений[24] [25]. По прогнозам специалистов криминогенная ситуации в местах лишения свободы в ближайшие годы будет иметь тенденцию к осложнению. Эти обстоятельства не могут не вызывать тревоги. В этой связи вопросы организации деятельности структурных подразделений УИС по противодействию поступлению к осужденным материалов экстремистского характера приобретают важное практическое значение. Правовая регламентация организации деятельности органов УИС по выявлению и перекрытию источников поступления экстремистских материалов осужденным нуждается в совершенствовании. Необходимо принятие ведомственного нормативно-правового акта, закрепляющего систему организации деятельности в этом направлении. При содействии специальных подразделений ФСБ и МВД России (например, центров по противодействию экстремизму) необходимо разработать комплекс мер, направленных на предупреждение, пресечение и выявление каналов поступления осужденным таких материалов.

Необходимо отметить, что определение факторов, детерминирующих появление и распространение религиозного экстремизма в учреждениях УИС, имеет большое значение, так как может способствовать улучшению работы по организации противодействия проявлениям данного негативного явления. Определение и прогнозирование возможных угроз, оценка степени их опасности для общества и граждан принципиально важны и необходимы при выборе и реализации соответствующих организационных, профилактических и оперативно-розыскных мероприятий.

Само собой разумеется, что осужденным должна предоставляться полная свобода для удовлетворения религиозных потребностей, но только, при условии соблюдения установленного режима отбывания наказания.

Православные храмы и католические кирхи, костелы и мусульманские мечети, буддийские или индуистские пагоды, иудейские синагоги и скинии, и даже языческие храмы (капища) - вот неполный перечень религиознокультовых построек и мест для публичного отправления религиозных обрядов, представленных сейчас в нашей многоконфессиональной среде. Совершенно очевидно, что в учреждениях УИС России не представляется возможным, да и нецелесообразно сооружение культовых учреждений во всем их многообразии. С другой стороны абсолютно недопустимо отдавать предпочтения лишь одному или нескольким религиозным объединениям в вопросах сотрудничества с учреждениями УИС России. Это может способствовать возникновению напряженности между представителями различных вероисповеданий, создавать предпосылки для возникновения экстремистских настроений в среде осужденных.

Возникают вопросы: Как в таком случае не допустить неправомерного ограничения деятельности религиозных объединений в местах лишения свободы и обеспечить реализацию осужденными конституционного принципа свободы совести и вероисповедания? Какие законные меры необходимо принять для предотвращения распространения различных проявлений религиозного экстремизма в местах лишения свободы и изоляции от общества?

Попробуем ответить на эти вопросы.

Конституционный суд Российской Федерации определил четкие границы свободы деятельности религиозных объединений. Так, в Постановлении от 23 ноября 1999 г. № 16-П говорится, что государство вправе воспрепятствовать деятельности религиозных объединений, «если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угрозой применения насилия и т. п.»[26].

В соответствии с антиэкстремистским законодательством Министерство юстиции России периодически публикует в «Российской газете» списки организаций, признанных судами, как осуществляющие экстремистскую деятельность. В один список включаются ликвидированные и запрещенные организации, в другой - организации, деятельность которых приостановлена.

Принимая во внимание высокую общественную опасность таких организаций, представляется, что процесс взаимодействия органов и учреждений УИС с общественными, в том числе и религиозными объединениями требует тщательной проработки, обсуждения и утверждения в рамках реформирования. Необходимо законодательное закрепление проведения предварительного контроля и проверки общественных и религиозных организаций, участвующих в деятельности УИС.

В этой связи корректировки потребуют нормы уголовно-исполнительного законодательства, положения Федерального закона РФ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания»[27] и Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»[28].

Предпринятые меры будут способствовать сокращению числа потенциальных участников религиозных экстремистских движений.

Законодательством Российской Федерации предусмотрена ответственность за производство, хранение или распространение экстремистских материалов, список которых формируется на основании поступающих в Минюст России копий вступивших в законную силу решений судов о признании информационных материалов экстремистскими. Функции по ведению, опубликованию и размещению в сети Интернет федерального списка экстремистских материалов в соответствии со ст. 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», п. 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации[29], также возложены на Министерство юстиции России.

В ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации не дается четкого перечня предметов запрещенных к использованию в исправительных учреждениях. - Ч. 8 указанной статьи отсылает нас к нормативному акту, конкретизирующему соответствующие вопросы деятельности исправительных учреждений. Таким актом являет приказ № 205 Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г., который устанавливает правила внутреннего распорядка исправительных колоний, лечебных исправительных объектов, тюрем и следственных изоляторов, выполняющих функции исправительных учреждений в отношении той или иной категории осужденных[30].

Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений включают в себя исчерпывающий список объектов, запрещенных к обращению в среде осужденных. Однако указанный перечень не содержит указание на информационные материалы экстремистского характера[31], что, по нашему мнению, может способствовать их относительно свободному проникновению в исправительные учреждения и дальнейшему распространению среди осужденных. Необходимо отметить, что если негативные последствия поступления в исправительные учреждения денег, спиртных напитков, наркотических средств, средств связи или, например, оружия вполне очевидны и прогнозируемы, то общественная опасность проникновения в учреждения УИС материалов экстремистского характера явно недооценивается.

В целях повышения эффективности мер, направленных на противодействие различным проявлениям экстремизма, считаем необходимым дополнить Перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать, материалами экстремистского характера. Периодически необходимо осуществлять проверку библиотечного фонда исправительных учреждений на предмет выявления экстремистской литературы, запрещенной к распространению на территории Российской Федерации и каналов ее поступления.

Целесообразно рассмотреть вопрос о создании специальных структурных подразделений в территориальных органах ФСИН (по примеру Прокуратуры, Следственного комитета, ФСБ и МВД России), которые осуществляли бы обобщение и анализ оперативно-розыскной и иной информации, необходимой для выявления, предупреждения и пресечения проявлений экстремизма в среде осужденных, целенаправленно проводили бы мероприятия по противодействию противоправной деятельности экстремистских религиозных образований.

В целях повышения эффективности деятельности по выявлению лиц, причастных к совершению преступлений экстремистской направленности, лидеров и активных участников преступных этнических группировок, поддерживающих религиозные экстремистские течения, содержащихся в местах лишения свободы, а также организации работы по выявлению и пресечению каналов финансирования экстремистской деятельности на постоянной основе необходимо осуществлять следующие мероприятия:

  • - подвергать тщательной цензуре входящую и исходящую корреспонденцию осужденных;
  • - подвергать досмотру посылки, передачи и бандероли на предмет обнаружения экстремистской атрибутики, символики и аудио-, видеоматериалов;
  • - обеспечивать оперативным прикрытием осужденных за преступления экстремисткой направленности, приверженцев радикальных религиозных течений;
  • - систематически проводить в отношении данной категории лиц ОРМ с привлечением возможностей подразделений МВД и ФСБ;
  • - проводить работу по выявлению этнических диаспор и предотвращению криминогенных процессов, происходящих в них, возможных намерений их представителей по установлению контактов с осужденными либо сотрудниками учреждений УФСИН;
  • - перед освобождением из учреждений, осужденных за преступления террористического характера и экстремистской направленности, информировать территориальные органы МВД и ФСБ.

Не вызывает сомнений то обстоятельство, что взаимодействие всех институтов, гражданского общества и государства является основой функционирования законодательных и исполнительных органов. Как следствие, проблемы пенитенциарно-религиозных отношений нуждаются в постоянном внимании.

Указанные обстоятельства вызывают необходимость определения и дальнейшей научной разработки принципов организации совместной деятельности органов УИС и конфессиональных объединений.

Требуют уточнения формы и методы участия религиозных объединений в работе учреждений и органов, исполняющих наказания. Выработка рекомендаций, дальнейшее совершенствование методов и технологий взаимодействия учреждений УИС с институтами гражданского общества, безусловно, положительно скажется и на эффективности противодействия угрозам национальной безопасности.

  • [1] См: Прокошин В. А. Партнерство государства и церкви во имя гражданского согласия иблагополучия России // Партнерство государства и церкви. Стабильность политической системыгражданского общества: сборник материалов Международной научно-теоретической конференции,посвященной 250-летию со дня рождения преподобного Серафима Саровского (25-26 июня 2004 г.).-Курск, 2004. -С. 30-41.
  • [2] И в юридической науке, и в религиоведении нет единого мнения относительно наименованийрелигиозных новообразований. Так, например, А. Дворкин предложил новые религиозныеобразования, отклоняющиеся от общепризнанной догматики, именовать «тоталитарными сектами»{Дворкин А. Сектоведение. - Н. Новгород. 2000. - С. 35); А. И. Хвыля-Олинтер в своих работахоперирует понятиями «деструктивные образования» и «деструктивные секты» {Хвыля-Олинтер А. И. Деструктивные религиозные секты России // Профессионал. - № 2-3. - 1999. - С. 49-55). Большинство ученых-религиоведов предпочитает пользоваться термином «новые религиозныедвижения», который на сегодняшний день, по мнению и самого автора, является наиболееприемлемым.
  • [3] Соглашение о сотрудничестве между Федеральной службой исполнения наказаний и Русскойправославной церковью [Электронный ресурс] / Материалы официального сайта МосковскогоПатриархата. - URL:http://www.patriarchia.ru (дата обращения: 26.11.2014).
  • [4] См.: Иринарх Епископ Красногорский. Взаимодействие Церкви и государственной системыисполнения наказаний // Взаимодействие Русской православной церкви с государственной системойисполнения наказаний: опыт, проблемы, перспективы: материалы Междунар. науч.-практ. конф.(г. Рязань, 16-17 окт. 2013 г.). - Рязань: Академия ФСИН России, 2014. - С. 65-66.
  • [5] О внесении изменения в приложение к постановлению Правительства Российской Федерации от24 марта 2007 г. № 176: постановление Правительства Российской Федерации от 17 октября 2014 г.№ 1063 // Собрание законодательства РФ. - 2014. - № 43. - Ст. 5899
  • [6] Материал предоставлен УФСИН по Республике Мордовия.
  • [7] Уголовно-исполнительная система, 125 лет / под общ. ред. Ю. Я. Чайки. - М., 2004. - С. 261.
  • [8] О порядке образования общественных советов при федеральных министерствах, Федеральныхслужбах и федеральных агентствах, руководство деятельностью которых осуществляет ПрезидентРоссийской Федерации, при Федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственныхэтим федеральным министерств: Указ Президента Российской Федерации от 4 августа 2006 г. № 842 //Собрание законодательства РФ. - 2006. - № 32. - Ст. 3539.
  • [9] Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года:распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р // Собраниезаконодательства РФ. - 2010. - № 43. - Ст. 5544.
  • [10] Пронина М. И. Проблемы религиозного осмысления свободы совести и свободы вероисповеданияв Российской Федерации // Аспирант и соискатель. - 2006. - № 4. - С. 42.
  • [11] Радугин А. А. Введение в религиоведение: теория, история и современные религии: курс лекций. - 2-е изд., исправ. и доп. - М., 2000. - С. 51-52.
  • [12] Алексеенко А. И. Религия в условиях модернизации современного российского общества: дис. ...канд. социолог, наук. - Курск, 2005. - С 43.
  • [13] Апокалиптическая секта - идеологическое объединение людей под руководствомхаризматического авторитарного лидера, с характерными для деструктивных тоталитарных сектчертами. В основе идеологии секты содержатся мистические пророчества о скором «конце света».
  • [14] См.: Резникова А. В. Структурные и динамические характеристики современного религиозногоэкстремизма: Роль «исламского» фактора в Северокавказском регионе: дис. ... канд. социолог, наук. - Ростов- н/Д, 2005. - С. 17.
  • [15] См.: Карькина Н. Н. Обеспечение безопасности осужденных-представителей этнических групп откриминальных угроз в местах лишения свободы: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Рязань, 2010.-С. 17.
  • [16] Имам мечети при осетинской колонии попал в карцер за призывы к джихаду [Электронныйресурс] / Материалы официального сайта «Газета.Ru» - URL: http://www.gazeta.ru/news/lenta (датаобращения: 17.07.2015).
  • [17] Материал предоставлен УФСИН России по Республике Мордовия.
  • [18] В исправительных колониях Республики Алтай хранилась экстремистская литература[Электронный ресурс] / Материалы информационного агентства «Амител». - URL:http://www.amic.ru/news (дата обращения: 20.01.2015).
  • [19] В Ростовской области исправительную колонию оштрафовали за хранение в библиотеке книгСвидетелей Иеговы [Электронный ресурс] / Материалы Информационно-аналитического центра«СОВА» - URL:http://www.sova-center.ru (дата обращения: 13.11.2014).
  • [20] В библиотеке исправительной колонии хранилась экстремистская литература [Электронныйресурс] / Материалы официального сайта «Аргументы и факты. - Казань» - URL: www.kazan.aif.ru(дата обращения: 20.11.2014).
  • [21] В библиотеке исправительной колонии в Удмуртии выдавали экстремистскую литературу[Электронный ресурс] / Материалы Информационного агентства Удмуртии - «День» - URL:http://www.dayudm.ru/news (дата обращения: 24.11.2012).
  • [22] Прокуратура выявила экстремистскую литературу в библиотеке исправительной колонии в г. Ка-менске-Шахтинском [Электронный ресурс] / Материалы официального сайта ПрокуратурыРостовской области. - URL: http://www.prokuror.rostov.ru (дата обращения: 20.11.2013).
  • [23] Осужденный подозревается в пропаганде экстремистской деятельности из мест лишения свободы[Электронный ресурс] / Материалы официального сайта «ВашГород. ру». - URL:http://www.vashgorod.ru (дата обращения: 21.11.2014).
  • [24] Прокуратура Архангельской области обратилась в суд с требованием признать ряд печатныхизданий, изъятых в исправительной колонии, экстремистскими [Электронный ресурс] / Материалыофициального сайта Прокуратуры Архангельской области - URL: http://www.arhoblprok.atnet.ru/ru/news (дата обращения: 07.03.2015).
  • [25] См.: НИИ ФСИН России. Характеристика мужчин, осужденных к лишению свободы (поматериалам исследований 2009-2010 годов) // Ведомости уголовно-исполнительной системы. - № 5(108).-2011.-С. 33.
  • [26] По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 ст. 27Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» всвязи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозногообъединения «Христианская церковь Прославления: Постановление Конституционного судаРоссийской Федерации от 23 ноября 1999 г. № 16-П // Собрание законодательства РФ. - 1999.- № 51. - Ст. 6363.
  • [27] Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительногосодержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания:Федеральный закон от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. - 2008. - № 24. - Ст. 2789.
  • [28] Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы: ЗаконРФ от 21 июля 1993 г. № 5473-1 (с изменениями и дополнениями) // СПС «Гарант».
  • [29] Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации: Указ Президента РФ от 13 октября2004 г. № 1313 (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. - 2004. - № 42.- Ст. 4108.
  • [30] Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений: приказМинистерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. № 205 // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации, 2005 -№ 12.
  • [31] Материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения,распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, наосновании представления прокурора или при производстве по соответствующему делу обадминистративном правонарушении, гражданскому или уголовному делу.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >