ЭГОЦЕНТРИЧЕСКИЕ СЦЕНАРИИ (САМОНАВЯЗЫВАНИЕ, ОТПУГИВАНИЕ)

Общей целевой установкой эгоцентрических сценариев является заполнение коммуникативного пространства собой как позитивно или негативно представленным в сознании собеседника персонажем, своими эмоциями, желаниями, потребностями.

Сценарий самонавязывания

Целевые установки сценария самонавязывания Целью реализации данного сценария является прямое или косвенное привлечение внимания к собственной персоне.

Предпосылки реализации сценария самонавязывания Предпосылками реализации сценария являются дискомфорт от недостатка внимания (соответствующее или не соответствующее действительности представление, что внимания уделяется недостаточно) и потребность максимально увеличить внимание к себе со стороны конкретного человека, определенной или неопределенной группы. Участники сценария самонавязывания

Инициатором реализации сценария всегда является тот, кто стремится актуально попасть в центр внимания и оставаться в нем в качестве позитивного персонажа, желательного собеседника, востребованного в коммуникативном пространстве: попутчик в поезде и самолете, покупатель, пациент, клиент любой сферы услуг, претендент на рабочее место, телефонный хулиган, работник творческого труда и участник художественной самодеятельности, если цель их творчества — привлечь к себе внимание, классический выпендрежник, постоянный обитатель лавок в городских и завалинок в сельских дворах, человек, уставший от одиночества, желающий познакомиться с кем- либо, ощущающий дефицит общения, тот, что обращается за психологической помощью, модница (если она не провоцирует и не состязается), человек, страдающий манией внимания, советчик (если он не провоцирует), неукротимые охотники делиться своей грошовой мудростью, бабушка-сказительница. Реагентом в этом случае оказывается любой человек, который попадает в сферу действий инициатора и не успевает, не имеет возможности или желания увернуться от него: продавец, другой пассажир, врач, мастер в сфере услуг, работодатель, судья, член жюри, зритель, болельщик, избиратель и др.

Обобщенная последовательность действий в сценарии самонавязывания Возникновение предпосылок и информационной основы сценария

  • 0. Неопределенность темы в рамках информационного пространства приводит к необходимости повышения степени ее определенности, установления отношений с другими темами. В частности, для большинства людей существует как первостепенно важная тема «Я и мое место в мире». В некоторых случаях она испытывает дефицит актуальности, вызванный недостаточной определенностью места темы по отношению к другим. Этот дефицит проявляется в том, что она находится в удалении от других тем, вне контакта с ними или заслоняется темой, не имеющей к ней отношения в той области информационного пространства, в которой она функционирует. Стремление к определенности темы «Я и мое место в мире» приводит к тому, что она испытывает потребность в переориентации тем относительно себя, что может быть реализовано на базе позитивной или негативной оценочности. Информационной основой сценария са- монавязывания является выбор позитивной ориентированности: тема стремится приблизить к себе другие темы и одновременно приблизиться к ним. Из всей совокупности тем, с которыми можно войти в контакт, она отбирает такие, которые имеют явно выраженную позитивную семантику в данном сегменте информационного пространства. В коммуникативном пространстве это проявляется в том, что определенный человек испытывает недостаточное количество внимания к своей персоне, отстраненность от разговоров, дефицит общения, личностную невостребованность, потребность заявить о себе, желание напомнить о своем присутствии.
  • 1. Вход (втягивание)

Втягивание потенциального инициатора в сценарий осуществляется за счет внедрения в его сознание продуцируемого информационным пространством импульса, который обращается в мысль «Мне необходимо быть в центре».

2. Ориентация

На карте информационного пространства отмечаются темы, актуализируя которые инициатор может повысить свой статус, и одновременно темы, актуализировать которые нельзя; темы, которые нужно к себе притянуть, и темы, которые нужно от себя максимально удалить. При этом разметка тем производится на фоне совокупности тем, существенных для данной группы (они могут находиться в русле групповых интересов или в той или иной степени отличаться от них, в том числе полностью приписываться группе инициатором).

3. Моделирование

Темы, выделенные в качестве приоритетных и запрещенных, соотносятся с темой «Я и мое место в мире». Инициатор намечает направления, пути, способы притягивания к себе выгодных тем и отталкивания невыгодных, соотнося темы со своими реальными или мнимыми способностями, возможностями, знаниями, а также с особенностями коммуникативного пространства; оценивает, хватит ли у него усилий, чтобы включиться в эту модель. Так, при чемпионе по боксу инициатор вряд ли скажет о себе, что он выдающийся боксер. Во время моделирования инициатор осуществляет распределение выгодных тем по степени уместности: о чем наверняка можно сказать, а о чем лучше не говорить, определяет возможное место включения в коммуникативное пространство. При этом сложность задачи состоит в том, что инициатору нужно построить модель своих значительных отличий, не противоречащих установкам других участников. При неспособности адекватно решить эту задачу инициатор может использовать одну из стандартных моделей: во-первых, копировать поведение лидера; во-вторых, резонировать, подключаясь к обсуждению каждой темы; в-третьих, настоятельно инициировать различные темы к месту и не к месту, ориентируясь на установку «всех слушают — и меня должны».

4. Генерирование речевых форм

Спецификой сценария является высокая степень заимствования речевых форм, что выражается в копировании речевого поведения лидера, подхвате сказанного другими участниками, самоцитирова- нии, повторе одних и тех же историй в разных ситуациях. Общая семантика речевых форм состоит в констатации наличия у себя признаков, положительно оцениваемых в рамках коллектива. При этом элементы констатации связаны по принципу тематически не ограниченного нанизывания. Повествование инициатора ориентировано на перечисление действий, а не состояний, признаков: ему важно представить себя в качестве активного субъекта информационного пространства. Ссылки на слова других людей в этом сценарии используются как подтверждение положительной оценки своих действий. Основными вербальными формами самонавязывания являются повествовательные конструкции, типа «А я...», «А у меня...». Инициатор использует речевые формы, обеспечивающие возможность продолжения такого же типа поведения (перечислительную интонацию, интригующие заявления, отсылки к последующим и предшествующим элементам текста), которые не позволяют оборвать его на полуслове, а также речевые формы, структура и семантика которых позволяют сконцентрировать на себе внимание и вовлечь реагента в коммуникативный процесс исключительно как слушателя. Все это продуцирует насыщенность речевых форм: количество информации, приходящейся на форму должно быть выше, чем в обычной речи. Инициатор активно использует оценочную лексику, причем то, что относится к другим людям, эксплицитно или имплицитно оценивается как посредственное, ординарное или низкокачественное, плохое, дешевое, а то, что относится к самому инициатору, — как неординарное, хорошее, качественное, дорогое. Это сопровождается формальным стремлением к фактической четкости (указывается марка автомобиля и каждого из аксессуаров, цена квартиры и ее интерьера, не только год и месяц, но и день и час совершения положительного поступка, подробный перечень свидетелей с комментариями их ценности). Однако он не заботится о том, чтобы внешние проявления как-то соответствовали его рассказу (он может рассказывать о выигрыше миллиона, будучи одетым в лохмотья). У самонавязывателей со стажем, как правило, есть коронная зацепка, позволяющая переключить внимание на себя («Вот когда я лежал в психбольнице...», «Прилетаю я как-то на Таити...», «А вот в моей молодости...»), или знание актуальных для собеседника тем, больных, слабых мест постоянных собеседников (тема армии в институте, успех собеседника, о котором всегда можно напомнить). Одним из распространенных способов самонавязывания является рассказ об акте самонавязывания, совершенном в адрес инициатора актуальными существами или предметами (известными людьми, пришельцами, рыбами, компьютером и т.д.).

5. Адаптация коммуникативного пространства под свои задачи как участника в соответствии с диктатом сценария

Инициатору важно быть не сверху, а вровень и в центре, на равноприближенном ко всем расстоянии, но в то же время обеспечить такое пространство, которое лишает реагента возможности выхода, поэтому предпочтительными являются ситуации вынужденного контакта (в купе поезда, в самолете, в автобусе, в очереди, за кафедрой в аудитории, в лифте, в кафе, на рабочем месте, если помещение занимают несколько человек), закрытые небольшие пространства. Инициатор может готовить пространство невербальными средствами: заинтересованным всматриванием в потенциальных реагентов; рассматриванием какого-либо предмета, но при этом он делает ставку на комфортность, привычность среды для него (если кафе — то он его завсегдатай; если самолет — он постоянно летает). В то же время он озабочен тем, чтобы в этой среде ничто не отвлекало реагента от инициатора, что также объясняет тягу к закрытым пространствам. Идеальным пространством для самонавязывания является сегмент реальности, организованный как цирковая арена: о самона- вязывателях говорят: «Весь вечер на арене». Ему нужно пространство, в котором он может беспрепятственно обращаться ко всем, не быть обеспокоенным тем, что они вот-вот разбегутся, положение, которое воспринимается как его естественное состояние и которое позволяет ему визуально находить подтверждение своим словам. Характеристики комфортности или освещенности пространства безразличны самонавязывателю, хотя он приветствует направление света на себя.

6. Экспликация собственного коммуникативного статуса

Поведение инициатора в целом соответствует значению глагола «интересничать»: всеми средствами (загадочным взглядом, пристальным всматриванием, вовлекающими жестами, оценочными репликами и жестами, безапелляционными высказываниями) он привлекает к себе внимание с целью сделать себя неотъемлемым активным компонентом коммуникативной ситуации. С этим связан образ инициатора как человека осведомленного во всем (в частности, в качестве зацепки может использоваться любой признак или факт из жизни реагента). Вместе с тем инициатор стремится быть более чем своим в данном коллективе, обладать гипертрофированными положительными признаками: если это пассажир — то образцовый; если представитель субкультуры — то с самыми яркими, самыми большими знаками принадлежности; если бомж — то самый заросший, оборванный, грязный; если ученый — то подчеркнуто пренебрегающий бытовым комфортом. В отличие от сценария отчета инициатор не использует зачина. Значимое отсутствие вступления является одним из способов демонстрации его исключительности. Таким образом, в плане экспликации собственного коммуникативного статуса инициатор вынужденно балансирует между «я такой же, как все» и «я лучше всех» (ср.: в сценарии отчета инициатор всегда лучше знает, и уже поэтому он не такой как все), что создает для него ситуацию динамического зависания, а для ситуации — повышенную напряженность, которая может на начальном этапе отторгать реагента от инициатора.

7. Внешнее выражение речевых форм

Из двух ипостасей любого человека (рассказчика и слушателя) инициатор обращается только к слушателю, поэтому даже если он задает вопросы, то либо риторические, либо с заранее предсказуемым ответом, и в любом случае ответ его не интересует. Речь инициатора характеризуется особой интонацией, которая должна заинтересовать (вкрадчивой, убеждающей, намеренно отстраненной, в целом отклоняющейся от нормы). Основные модели коммуникативного поведения в рамках этого сценария (копирование лидера, резонирование и волюнтаризм) не предполагают последовательности, логичности повествования, поэтому характер внешнего выражения речевых форм в течение этого этапа может значительно меняться с учетом реакции коммуникативного пространства на акт самонавязывания или без учета этой реакции (как прощупывание реагента на уязвимые места). Поскольку целью реализации сценария не являются передача информации, изменение поведения или установок реагента, так или иначе ограничивающие речевые действия инициатора, в ходе вербального выражения речевых форм этого сценария велика доля импровизации, которой инициатор восхищается, отождествляя спонтанные изменения планируемых действий как мастерское владение языком. Следует подчеркнуть, что импровизация возможна и в других сценариях, однако здесь имеет место особый ее тип — импровизация, которая не возвращается к центральной теме. В силу того что концентрация осуществляется на предмете сообщения (себе), инициатор уходит в себя и обязательно впадает в транс различной степени глубины, что находит выражение во внешних формах (интонациях, ассоциативных переходах, циклических заторможенных жестах, затуманенном, отстраненном взгляде, закатывании глаз) и в силу этого передается реагенту. В зависимости от глубины погружения в транс инициатор либо полностью уходит в него до конца сценария, либо периодически выныривает на поверхность. Во втором случае целостное повествование оказывается состоящим из двух существенно различных по типу организации компонентов, один из которых подчинен бытовой логике, а другой — законам транса. Кроме того, поскольку трансовое состояние препятствует контролю инициатора над своей речью, логика повествования устраняется и замещается иными механизмами организации, коренящимися опять же внутри самого инициатора.

8. Прогнозирование реакции

Малоориентированная тема отрывается от своего места в этой системе и некоторое время взаимодействует со многими темами, не приобретая устойчивых связей ни с какими, находится в своеобразном дрейфе по информационному пространству. Это вызывает, кроме разной степени интенсивности динамических процессов в информационном пространстве, напряженность в коммуникативном пространстве, которая проявляется в различном диапазоне состояний участников коммуникативной ситуации — от пассивного подчинения до недоумения, речевой агрессии и прерывания коммуникации. Эти и другие эмоциональные характеристики отражают степень распространения транса на реагента. Поскольку самонавязывание обращено в основном на группу людей и не основано на рациональных категориях, особую роль в прогнозировании реакции в этом сценарии приобретают флюктуации настроений, которые так или иначе резонируют и определяются в аспекте принятия или отторжения инициатора. Прогноз в данном случае носит характер желаемого предположения инициатора о невозможности провала и в подавляющем числе случаев с его стороны неадекватен. Таким образом, инициатор, пытаясь заполнить собой все коммуникативное пространство, сам из этого пространства выходит и, если ему удается погрузить в транс остальных участников, утягивает их за собой.

9. Реакция

Информационное и коммуникативное пространства определяются относительно темы «Я и мое место в мире», заявленной инициатором: она либо принимается как актуальная, либо игнорируется, либо отторгается. В любом случае степень своей актуальности тема повышает, но при этом она может вступить во взаимодействие с теми темами, с которыми хотел инициатор, или с любыми другими, т.е. так или иначе происходит перегруппировка тем и высвобождение энергии в информационном пространстве, а в коммуникативном — присоединение к трансу или отстранение от него. В случае присоединения реакция выражается в вербальных или невербальных формах поддакивания и подражания, в случае отторжения — в формах устранения инициатора из коммуникативного пространства (устранения собственно реагента или удаления от него), а также замыкания коммуникативного пространства на себе (начале разговора на другие темы).

10. Оценка реакции

Особенностью сценария является то, что инициатор ни в каком случае не выражает оценку реакции вербально и в случае любой реакции продолжает самонавязываться до вмешательства каких-либо внешних сил, которые его прерывают. Выразить негативную оценку прямо для инициатора означает признать свою неактуальность, а позитивную — нет никакой необходимости. Оценка реакции как негативной или позитивной реализуется путем продолжения коммуникативной деятельности с усилением или сменой тактики или темы. Последнее маловероятно вследствие трансового состояния инициатора, которое зацикливает его на одном содержании и одних формах поведения. Успех и неуспех в равной степени стимулируют продолжение коммуникативной деятельности инициатора. Причем успех усиливает состояние его транса, и он все больше и больше развивает тему, доводя ее до глобальных масштабов. Вместе с тем вербальную оценку собственной реакции может выражать реагент («Вот какой интересный человек, а я и не замечал», «Как ты мне уже надоел», «Что-то мы засиделись, уши поразвесили», «Как интересно заливает» и т.д.).

11. Оценка результата

Если воздействие удовлетворяет информационное и коммуникативное пространства, возможности и потребности инициатора увеличиваются, сценарий продолжается; если же воздействие по содержанию, объему и результативности не устраивает участников сценария, не удовлетворяет тенденции информационного пространства, сценарий также продолжается до прерывания внешними факторами, после которого повторяется в тождественной или модифицированной форме, или происходит переход к другому сценарию. Единственным средством выражения финала в данном случае является умолкание инициатора под воздействием внешних факторов. Коммуникация между инициатором и реагентом разрывается и обстоятельствами, после чего они могут адекватно или неадекватно оценить происшедшее, модифицировать свое поведение, поменять установки и т.д.

12. Информационный финал сценария

Результативная реализация сценария предполагает, что тема «Я и мое место в мире» перемещается в центральные области информационного пространства и ориентируется относительно других тем, тесно связываясь с какой-то одной. В коммуникативном пространстве на некоторое время актуализируется заслуженно или незаслуженно забытый человек, он попадает в центр внимания, что повышает его самооценку и снимает его внутренние комплексы. Происходит перегруппировка тем, которая выдвигает на первый план две темы («Я и мое место в мире» и ту, которая с ней связана). При этом какие-то другие темы задвигаются на задний план (в частности, «Я и мое место в мире» в восприятии другого человека, что стимулирует новую реализацию сценария). Поскольку тема «Я и мое место в мире» актуализирует и тему, с которой связывается, массовое использование для самонавязывания какой-то определенной темы создает эффект гиперреальности объектов этой темы (актуализация за счет темы криминала повышает криминальность общества, пиетет и страх перед преступностью, а актуализация за счет христианской морали приводит к религиозному всплеску).

Типичные коммуникативные ситуации и жанры сценария самонавязывания

К числу коммуникативных ситуаций, в рамках которых реализуется сценарий самонавязывания, относятся знакомство, демонстрация фотографий, наград, достижений, заслуг, хвастовство, намеренное неожиданное вторжение, участливое напоминание о себе, навязчивое опекунство, принятие командования на себя.

Типичные для данного сценария жанры: воспоминания, мемуары, прожект, похвала самому себе, комплимент себе, афоризм, бенефис, самооговор в асоциальной среде, напоминание о себе, имиджевая реклама, плач в жилетку.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >