Психологические факторы массового сознания и поведения

Анализ современных исследований массового поведения в разных вариантах массовых событий, в которых использовались или подтверждались предлагаемые теории объяснения массового поведения, вскрыл ряд тем.

Сознание и поведение массовых групповых образований были признаны явлениями, зависящими от определенных условий — «зрителей», отдельных личностей, а также от динамики ситуационных массовых изменений окружающей среды (Slepicka, 1995).

Например, К. Янг (Young, 2002) пришел к выводу, что потребность болельщиков в установлении норм групповой идентификации (основанной на широком спектре факторов), по- видимому, является важным фактором массовой дезорганизации поведения.

Б. Дози с коллегами (Doosje et al., 2002), исследуя развитие групповой идентификации в ответ на предполагаемые или актуальные изменения в межгрупповой иерархии (в лабораторных условиях), пришли к выводу, что степень и природа выражения солидарности зависит от степени идентификации со своей группой.

Исследователям стало ясно, что массовое поведение необходимо понимать как феномен межгруппового взаимодействия с учетом различных перспектив динамики в ин-группах и аут- группах. Массовые скопления людей (толпы) с большей вероятностью вовлекаются в конфликт, когда конфликтное поведение считается законным, поскольку внешняя группа, по их мнению, нарушает должные нормы и практику социального поведения, или когда конфликт считается эффективным средством достижения желаемых целей ин-группы. Распространение конфликта было связано со степенью изменения в самокатегоризации социальной идентичности ин-группы и с неспособностью внешней группы дифференцировать наличие разных подгрупп в массовом групповом образовании (толпе). Межгрупповая динамика оказалась решающим фактором возникновения и развития массового конфликта (Reicher, 1996).

Феномен возникновения «чувства силы» (phenomenon of empowerment) в ин-группе, внутри массового группового образования (в толпе в целом) также был идентифицирован исследователями как важный фактор, оказывающий влияние на массовое поведение ин-группы (Vider, 2004; Drury, 2002). Силовые

(конфликтные) действия членов ин-группы (толпы) опирались на представления о «должной/правильной практике взаимодействия» (социальной норме) и ее нарушениях представителями аут-группы (на практике — представителями правоохранительных структур).

Дж. Друри и С. Рейхер на основе наблюдений отметили, что поскольку члены массового группового образования (толпы) воспринимали поведение аут-группы как «незаконные», границы толпы начинали расширяться, и в ин-группу начинали включаться те индивиды, которые формально считались аутсайдерами (т.е. сторонними наблюдателями) (Drury, Reicher, 2000). Расширение границ массового группового образования приводило к возникновению феномена «чувства силы» в массовом сознании толпы, другими словами, толпа становится более сильной.

В последующих работах исследователей феномен «чувства силы» толпы как фактор массовых коллективных действий был подвергнут дальнейшему анализу (Drury et al., 2005; Drury, Reicher, 2005).

Коллективная (групповая) самообъективизация как процесс, с помощью которого индивид приобретает представление о себе как личности, является ключевым фактором в формировании феномена «чувства силы», возникающего из групповых действий (Drury etal., 2005).

Этнографическое исследование двух типов массовых групповых образований (толп) подтвердило, что возникновение «чувства силы» в толпе является функцией степени коллективной самообъективизации (Drury, Reicher, 2005).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >