ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО

ОСОБЕННОСТИ СОДЕРЖАНИЯ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ОСУЖДЕННЫХ

В статье отражены организационные и правовые вопросы исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы в отношении ВИЧ-инфицированных осужденных. Особое внимание уделено распространению ВИЧ-инфекции в местах лишения свободы и ее влияние на порядок содержания осужденных в местах лишения свободы.

Рост наркомании в России привел к увеличению количества преступлений в стране. В 2014 г. правоохранительными органами выявлено 253,5 тыс. преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что на 9,5 % больше, чем за аналогичный период прошлого года1. Возрастание преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, влечет увеличение концентрации наркоманов в местах лишения свободы, а следовательно, и рост числа ВИЧ-инфицированных осужденных[1] [2]. Поэтому вирус иммунодефицита стал постоянной и всевозрастающей опасной проблемой в пенитенциарной среде. Необходимо учитывать, что распространение ВИЧ-инфекции в местах лишения свободы проявляется острее, носит более агрессивный характер, чем в обществе в целом.

Сравнительно новое и не познанное медициной в достаточной мере заболевание поставило перед уголовно-исполнительной системой сложную проблему организации изоляции, отбывания наказания, лечения. Учреждения УИС призваны исполнять уголовные наказания, готовить осужденных к жизни в современном обществе после освобождения, соблюдению законных прав и свобод человека[3].

После принятия поправок в уголовно-исполнительное законодательство в связи с необходимостью соблюдения права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну был изменен порядок содержания ВИЧ-инфицированных осужденных. С 2001 г. ВИЧ-инфицированным осужденным предписывалось отбывать наказание в виде лишения свободы на общих основаниях с другими осужденными[4]. Данное изменение имеет двоякий характер: с одной стороны, казалось бы, обеспечены права и законные интересы ВИЧ-инфицированных осужденных, связанных с соблюдением медицинской тайны, а с другой - нарушается принцип раздельного содержания физически здоровых и больных разными инфекционными заболеваниями осужденных (ч. 5 ст. 80 УИК РФ). Совместное содержание создает опасность распространения ВИЧ-инфекции среди остальных осужденных. Это связано с тем, что в свободном обществе каждый человек сам определяет круг общения, а в пенитенциарных учреждениях изоляция не только его ограничивает, но и «принуждает» к нежелательному общению, в том числе и с осужденными ВИЧ-инфицированными. Ранее содержание данной категории осужденных в локально-профилактических участках позволяло обеспечивать безопасность как самих ВИЧ-инфицированных осужденных от насильственных посягательств и заражения сопутствующими болезнями, так и других неинфицированных осужденных от возможного заражения[5]. Хотелось бы отметить, что ликвидация локально-профилактических участков не решила проблему сохранения конфиденциальности информации о заболевании[6].

В пенитенциарной системе России нормы о сохранении медицинской тайны порой сложно обеспечить. Лица, зараженные ВИЧ-инфекцией, нередко узнают о своей болезни при заключении в следственный изолятор или в исправительное учреждение при прохождении обязательного медицинского освидетельствования. Правилами обязательного медицинского освидетельствования установлено, что полученные сведения о наличии ВИЧ-инфекции медицинский работник обязан сохранять в тайне и за их разглашение несет ответственность, вплоть до уголовной. Последствия разглашения этой информации могут создать условия угрозы их жизни и здоровья, привести к психологической травме, потере социально значимых связей с родственниками и окружающими.

Специфика деятельности исправительных учреждений построена таким образом, что соблюдение медицинской тайны в полной мере невозможно. Система подчиненности в учреждениях уголовно-исполнительной системы сформирована так, что по общим служебным вопросам медики находятся в подчинении администрации мест лишения свободы. Также медицинские работники обязаны докладывать руководству исправительного учреждения о фактах внутривенного употребления наркотических средств, выявленных телесных повреждениях у осужденных и признаках сексуального насилия, которое может повлечь заражение ВИЧ-инфекцией[7].

Необходимо отметить, что некоторые нормы уголовно-исполнительного законодательства противоречат требованиям о сохранении медицинской тайны. Ст. 97 УИК РФ регламентирует выезд осужденных за пределы исправительного учреждения, ч. 3 данной статьи запрещает выезд некоторых категорий осужденных, в число которых входят и ВИЧ-инфицированные лица. В соответствии со ст. 96 УИК ВИЧ-инфицированным осужденным запрещается передвижение без конвоя. В соответствии с приказом от 2 августа 2005 г. № 125 «Об утверждении норм питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы, а также подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний, на мирное время» устанавливается дополнительная норма питания для осужденных, больных СПИД и ВИЧ-инфекцией.

Необходимо отметить, что согласно правилам внутреннего распорядка на прикроватной бирке должна быть указана статья УК РФ, по которой лицо осуждено. Так, ст. 122, п. «б» ч. 3 ст. 131, п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ в большинстве случаев непосредственно отражают наличие у осужденного такого заболевания как ВИЧ-инфекция.

Пенитенциарная субкультура накладывает свой отпечаток на распространение сведений, содержащих медицинскую тайну. Существует категория осужденных, которая занимается сбором информации о других осужденных, в частности о заболеваниях. В некоторых случаях еще до попадания в исправительное учреждение информация об осужденном доходит до других осужденных по «дороге»[8]. Данные сведения могут повлиять на дальнейшее отбывание наказания. Опасность заражения ВИЧ-инфекцией может привести к негативному отношению со стороны других осужденных.

В процессе исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы возникает противоречие между нормами соблюдения медицинской тайны и условиями отбывания наказания, ведущими к ее разглашению. На наш взгляд, соблюдение медицинской тайны в отношении ВИЧ-инфицированных осужденных приводит к нарушению прав остальных осужденных и персонала учреждения на безопасность, так как данные лица оказываются не осведомлены о наличие у того или иного человека, отбывающего наказание, такого неизлечимого заболевания как ВИЧ-инфекция, что увеличивает возможность скрытого заражения вирусом. Кроме того, уголовно-исполнительное законодательство устанавливает, что в соответствии со ст. 13 Федерального закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» учреждения, исполняющие наказание в виде лишения свободы, обязаны «создать условия для обеспечения правопорядка и законности, безопасности осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на их территориях» (п. 2) и «обеспечивать охрану здоровья осужденных» (п. 4), а также осужденные, больные различными инфекционными заболеваниями, содержатся раздельно и отдельно от здоровых осужденных (ч. 5 ст. 80 УИК РФ). В данных нормах нашло выражение достаточно значимое право здоровой части осужденных на защиту от риска и опасности быть подвергнутыми заражению инфекцией, а также на личную безопасность от воздействия негатива страданий и непредсказуемости поведения больных людей. Однако данное принципиальное требование закона и права осужденных не получили конкретизацию в организации изоляции осужденных к лишению свободы.

Таким образом, в настоящее время стремление к соблюдению норм о неразглашении медицинской тайны невольно способствует распространению ВИЧ-инфекции в местах лишения свободы, которая в таких случаях обретает латентный характер.

По оценкам специалистов процедура организации изоляции лиц как в интересах уголовно-исполнительного процесса, так и осужденных к лишению свободы, повышает риск заражения вирусом иммунодефицита. Факторы риска заражения ВИЧ-инфекцией хорошо известны, однако в исправительных учреждениях они имеют свои особенности. Во-первых, большая концентрация на изолированной территории людей, относящихся к группе риска (как отмечают специалисты, в большинстве стран количество ВИЧ-инфицированных среди осужденных значительно больше аналогичных показателей среди общего населения); во-вторых, распространенность нанесения татуировок; в-третьих, проблема сексуальных извращений. Также распространению ВИЧ/СПИДа в местах лишения свободы способствует до конца не решенная проблема нелегального употребления наркотиков. Внутривенное употребление наркотиков остается самым распространенным способом передачи ВИЧ-инфекции (64,8 %)[9], так как наркомания и ВИЧ-инфекция - это взаимосвязанные болезни.

Места лишения свободы являются учреждениями закрытого типа, где осужденным запрещается подвергать себя и иных лиц несанкционированным медицинским и немедицинским физическим воздействиям, пользоваться медицинским оборудованием и материалами. Поэтому наркозависимые осужденные являются правонарушителями, так как способствуют и обороту наркотиков, и их употреблению в исправительных учреждениях (ч. 1 ст. 116 УИК РФ), сознательно подвергая опасности свое здоровье (наркотиками), не озабочены опасностью общего заражения крови или ВИЧ-инфекцией от нестерильности шприца.

Поэтому проблема оборота наркотиков и лечения наркозависимых осужденных в местах лишения свободы стоит остро и имеет актуальное эпидемиологическое значение для снижения темпов распространения ВИЧ-инфекции в местах лишения свободы.

Таким образом, создается необходимость изменения условий отбывания наказания данной категорией осужденных, позволяющих обезопасить как неинфицированную часть осужденных от заражения, так и пораженных вирусом от передачи других заболеваний, способствующих развитию СПИДа.

Библиографический список

Анисымков, В. М. Тюремная община / В. М. Анисимков // «Вехи» истории: историко- публистическое повествование. - М., 1993. - 72 с.

Галимзянов, X М. Особенности профилактики ВИЧ-инфекции среди лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях России и зарубежных стран / X. М. Галимзянов, Ю. В. Ишков // Астраханский медицинский журнал. - 2010. - Т. 5. - № 3. - С. 124-128.

Дробышева, В. В. Предупреждение преступлений лиц, больных наркоманией: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / В. В. Дробышева. - Рязань, 2013. - 228 с.

Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации, в том числе в Крымском федеральном округе, за январь - декабрь 2014 г. [Электронный ресурс]. - URL: http://mvd.ru (дата обращения 04.09.2015).

Насреддинова, К. А. Центры исправления осужденных: результаты научного мониторинга / К. А. Насреддинова, А. В. Беляков // Вестник Владимирского юридического института. - 2015. -№ 1(34).-С. 56-60.

Никитин, Д. А. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых ВИЧ-инфицированными: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Д. А. Никитин. - Рязань, 2010. - 29 с.

Николаев, Р. Ю. Проблемные вопросы правового положения ВИЧ-инфицированных осужденных / Р. Ю. Николаев // Ведомости УИС. - 2010. - № 4. - С. 46-49.

Павленко, А. А. Особенности сохранения медицинской тайны в отношении осужденных в исправительных учреждениях / А. А. Павленко // Вестник Томского государственного университета. - 2009. - № 327. - С. 122-125.

Резник, Ж. Я. Оптимизация исполнения и отбывания лишения свободы в исправительных учреждениях для осужденных женщин как средство профилактики женской пенитенциарной преступности / Ж. Я. Резник // Вестник Самарского юридического института: научно- практический журнал. - 2014. - № 3(14). - С. 29-34.

Федеральный закон от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации» [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения: 10.09.2015).

УДК 340

  • [1] См.: Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации, в том числе в Крымском федеральномокруге, за январь - декабрь 2014 г. [Электронный ресурс]. - URL: http://mvd.ru (дата обращения: 04.09.2015).
  • [2] Дробышева В. В. Предупреждение преступлений лиц, больных наркоманией: дис. ... канд. юрид. наук. - Рязань, 2013.-С. 34.
  • [3] Резник Ж. Я. Оптимизация исполнения и отбывания лишения свободы в исправительных учреждениях для осужденных женщин как средство профилактики женской пенитенциарной преступности // Вестник Самарского юридическогоинститута: научно-практический журнал. -2014.-№ 3(14).-С. 31.
  • [4] Федеральный закон от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РоссийскойФедерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации» [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения:10.09.2015).
  • [5] Галимзяное X. М, ИшковЮ. В. Особенности профилактики ВИЧ-инфекции среди лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях России и зарубежных стран // Астраханский медицинский журнал. - 2010. - T. 5. - № 3. - С. 124.
  • [6] Николаев Р. Ю. Проблемные вопросы правового положения ВИЧ-инфицированных осужденных // Ведомости УИС.-2010.-№4.-С. 48.
  • [7] Павленко А. А. Особенности сохранения медицинской тайны в отношении осужденных в исправительных учреждениях //Вестник Томского государственного университета. - 2009. - № 327. - С. 123.
  • [8] См.: Анисимков В. М. Тюремная община // «Вехи» истории: историко-публистическое повествование. - М., 1993.- С. 59.
  • [9] См.: Никитин Д. А. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых ВИЧ-инфицированными: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Рязань, 2010. - С. 6.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >