Поэзия и проза Арабского Востока

Огромную роль в художественной культуре Арабского Востока играла поэзия. Можно сказать, что она заняла место пластических жанров искусства. Это было не случайно. С одной стороны, основной формой существования бедуинской культуры доисламской Аравии была поэтическая. С другой стороны, любые идеи в поэтической форме выражались и запоминались лучше, чем в прозе. Это прекрасно понимали и правители, содержавшие при себе целые армии прославляющих их придворных поэтов. Хорошие стихи сразу становились достоянием базара — средоточия религиозно-культурной и политической жизни того времени, и могли надолго прославить заказчика.

Касыда, особая композиционная форма арабской поэзии, послужила основой для создания целой системы поэтических форм в исламских странах.

Сложившаяся во второй половине VIII в., касыда представляла собой небольшую поэму в 15—200 строк — бейтов. Касыда обычно состояла из трех частей, различных по жанру и не связанных ни сюжетно, ни стилистически, но образующих в сознании слушателя стройную, целостную картину. Первая, лирическая часть стала отправной точкой в создании любовной лирики и поэзии, воспевающей радости жизни. Вторая часть, описывающая трудную жизнь героя в пустыне, дала начало жанрам описаний, «охотничьей» поэзии и произведений, в которых возвеличивались героизм и благочестие. Третья часть касыды, посвященная воспоминаниям о покинутом любимом крае, вдохновила поэтов на создание жанров оплакивания и осмеяния. Касыдный строй стиха был очень популярен в придворных кругах. Жанр касыды открывал перед поэтом два пути: традиционный (подробная разработка композиции) и индивидуальный (создание новых стилевых форм).

Основным жанром арабской поэзии в VII—VIII вв. стал панегирик как наиболее светский и легко превращаемый в политический инструмент. Ведь часто поэты, явившиеся религиозно-политическими лидерами, использовали свои произведения для отстаивания своих интересов. Именно в стихах были сформированы образы идеального правителя, государственного мужа, военачальника.

Классическим жанром поэзии была также кыта — стихотворение из 8—12 строк с единым содержанием, обычно в такой форме слагались погребальные плачи, а также восхваления и поношения во время поэтических перебранок.

Лирические любовные песни очень часто писались в жанре газелей — стихотворения из 7 или 14 бейтов. Очень популярна была у арабов любовная лирика, гимн любви и страсти, свободный от всяких религиозных рамок. При этом любовь часто понимается как подвижничество, всепоглощающее стремление к единственному и недостижимому идеалу, предопределенному свыше, знаком чего являются «вечные» любовные пары, например Лейла и Меджнун.

Хотя появлялись новые жанровые формы, все же поэтическое творчество было строжайшим образом канонизировано и состояло из трех основных разделов: метрики — аруза, рифмы — кафийи, поэтических троп и фигур — бади. Эти же требования наложились на национальные литературы, которые активно переводились на арабский язык и также должны были подчиняться основным положениям арабского канона. Это привело к тому, что с VIII по конец X в. мусульманская культура фактически становится одноязычной, развитие литератур на других языках (прежде всего, на фарси) начнется позже. Столь жесткие рамки, казалось бы, должны были неминуемо упростить и обеднить мир изящной словесности, однако этого не произошло. Более того, стремясь превзойти в мастерстве предшественников и сопер- ников-современников, поэты проявляли удивительную изобретательность в разработке традиционных тем и сюжетов, в поэтическом языке.

Ограниченная строгими рамками традиционной композиции и жанров, арабская поэзия развивалась за счет усложнения поэтической техники. Поэты увлекались чисто формальными задачами: уснащали свои стихи сложными поэтическими фигурами, многостепенными метафорами, изысканной игрой слов, заботились не только о звуковом, но и о зрительном эффекте, подбирая в бейтах такие слова, начертание букв которых превращало стихотворения в рисунки. Это связано с уже упоминавшимся выше почтительным отношением арабов к написанному слову, которое является как бы стадией воплощения божества вслед за идеями разума и звучащим словом. Недаром арабы сравнивали свое письмо с драгоценностями и цветами, а чернила — с духами. В поэзии же красота тела сравнивалась с линиями букв.

Арабская поэзия представлена несколькими крупными именами. Лбу Нувас (747—762) в совершенной форме воспевает веселье и любовь к жизни. Абу-аль- Атахия (XII в.), напротив, видел основу поэзии в аскетизме и отрешенности от мира и писал о суетности жизни. Аль-Мутанабби (XII в.) посвящал свои стихи владыкам Сирии, Египта, Персии. Многие его стихи со временем стали афоризмами. Вершиной арабской поэзии считается творчество слепого сирийца Абу-аль- Алаалъ Маари (973—1057). Основные темы его творчества — тайна жизни и смерти, порочность человека и общества, зло и страдание в мире.

В X в. появилось множество поэтических антологий, самые известные из них «Книга песен» аль-Исфахани, «Ожерелье голубки» Ибн Хазма и другие. Стихи этих сборников посвящены не только природе и любви, они служат источником сведений по социальной истории того времени.

В VIII в. в мусульманстве появилось новое течение — суфизм. Свое учение суфии излагали не только в специальных трактатах, но и в поэтической форме.

Суфийская литература — особое явление в арабской культуре, связанное с ярко выраженной символикой и метафоричностью, которыми увлекались многие поэты. Суфизм открывал необычайно широкие возможности для творчества, ведь, с одной стороны, это поэзия созерцания, мистического стремления к божественной истине и растворения в божестве, а с другой — изощренной чувственности, любви и жизни. Поэтому суфийские стихи всегда многоплановы: за видимым «земным» планом, воспевающим любовь, чувственный восторг, блаженство опьянения, скрывается глубокий мистический смысл. Именно в этом взаимопроникновении земного и мистического — секрет особого обаяния лучших образцов суфийской лирики, среди которой знаменитые рубаи Омара Хайяма (1048—1122).

Омар Хайям

Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим?

В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим. Как много чистых душ под колесом лазурным Сгорает в пепел, в прах, а где, скажите, дым?

Власть и влияние суфизма распространились на всю культуру мусульманского Востока, которая стала в значительной степени суфийской. И особенно это проявилось в ирано-таджикской поэзии, классический период которой приходится на X—XV вв. Эта поэзия (на языке фарси) сумела воспринять наиболее ценные элементы арабо-мусульманской культуры, сохранив при этом многие самобытные черты древней иранской традиции. Для этого составлялись специальные перечни арабских и персидских стихотворных размеров, а отечественные жанровые формы рубаи и месневи дополнялись арабской касыдой, газелью и др.

Рубаи представляют собой стихотворный афоризм из четырех строк. Первые две строки содержат экспозицию, третья — вывод и уже последняя — собственно «летучие слова». Месневи — это поэма, довольно объемная, господствующей в ней является парная рифма строк. В этой форме писали такие признанные мастера, как Рудаки, Руми, Низами.

Всемирно известен персидский поэт Фирдоуси (940 — ок. 1020), создавший бессмертную эпическую поэму «Шахнаме» («Книга царей»). Эта грандиозная поэма, состоящая из 150 тысяч бейтов, описывает царствование пятидесяти мифических, легендарных и исторических правителей Древнего Ирана. Главный герой поэмы — богатырь Рустам, проживший 600 лет и постоянно ведущий борьбу со всяких злом и несправедливостью.

Знамениты «Хамсе» («Пятерица») Низами Гянджеви (ок. 1141 — ок. 1209), включавшие поэмы «Сокровищница тайн», «Лейла и Меджнун», «Хосров и Ширин», «Семь красавиц» и «Искандер-наме».

К концу IX в. помимо поэзии и научных трактатов появилась проза, в частности новый жанр — адаб (сочинения, предназначенные для воспитания честного человека).

Адаб начинался как труд, представляющий собой совокупность знаний, необходимых в определенном ремесле (например, кади, секретаря). Но также он был представлен сборниками забавных или трогательных историй, сгруппированных по темам. Одни истории превозносили какой-то один социальный класс, другой делали объектом сатиры, иные — рассуждали о достоинствах арабов и неарабов, о пороках и добродетелях. К жанру адаба относятся морализаторские тексты, например «Калила и Димна» (здесь рассказчиками выступают животные), сборник волшебных сказок «Тысяча и одна ночь», рассказы из цикла о Синдбаде-мореходе, истории о Китае и Индии. В этом жанре также писались литературные упражнения в полемике, известные как «заседания», и любовные романы.

В X в. также сложилась макама, жанр, соединяющий в разных пропорциях особенности классической поэзии и новеллистики. Макамы, писавшиеся саджем, особым размером рифмованной прозы, стали предтечей европейского плутовского романа, появившегося в Испании в XVI в.

Темы борьбы созидающего, животворящего и разрушительного начал, идея Любви и Разума как главных движущих сил общественного развития, тема особой роли поэтического слова и поэта-пророка, составившие основное содержание литературы мусульманского Востока, в сочетании с отточенностью формы превратили восточную литературную традицию в одухотворяющий фактор для художественной культуры последующих веков. Следы ее влияния можно обнаружить не только на Востоке, но и в других культурных традициях: в поэзии вагантов и старопровансальских трубадуров, Пушкина и Байрона, многих других европейских и американских писателей и поэтов.

Влияние арабской культуры было огромным. Оно заметно не только в странах, исповедующих ислам, но и в Византии, средневековой Европе. Например, в архитектуре Сицилии и Венеции, в тканях из Флоренции. Именно арабская культура подтолкнула развитие европейской науки и философии, а также литературы. Для современных художников и писателей искусство Арабского Востока представляет огромный интерес.

Литература

  • 1. Арабская поэзия Средних веков. М., 1975.
  • 2. Арабская Средневековая культура и литература. М., 1978.
  • 3. Веймарн Б.В. Искусство арабских стран и Ирана. М., 1974.
  • 4. Всеобщая история искусств. Т. 2. Кн. 2. М., 1961.
  • 5. Климович Л.Я. Книга о Коране. М., 1986.
  • 6. Очерки истории арабской культуры V—XV вв. М., 1982.
  • 7. Плотровский М.Б. Коранические сказания. М., 1991.
  • 8. Ринка Я. История персидской и таджикской литературы. М., 1970.
  • 9. Сурдель Д., Сурделъ Ж. Цивилизация классического ислама. Екатеринбург, 2006.
  • 10. Яковлев Е.Г. Искусство и мировые религии. М., 1985.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >