Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История мировой культуры

Русская литература XX века

В начале века русская литература шла в общем русле с западноевропейской, поэтому в ней активно проявились модернистские (авангардистские) тенденции.

Русский авангард

Он не имел единой художественной программы или стиля, а включал ряд радикальных новаторских течений, сложившихся в русском искусстве еще в 1907—1914 гг. и достигших зрелости в первое послереволюционное десятилетие. Они решительно порывали не только с академическими традициями в искусстве, но и с недавно появившимся стилем модерн, радикально отказываясь от всего культурного наследия. Их целью было создание не только нового искусства, но и новой жизни.

Футуризм. В. Хлебников и В. Маяковский

Самым ярким течением русского литературного авангарда стал футуризм. Футуризм провозгласил революцию формы, независимой от содержания, абсолютную свободу поэтического слова. Стремясь создать «искусство будущего», футуристы декларировали отрицание не только традиционной культуры, ее моральных и художественных ценностей, но даже естественного языка, подменяя слова произвольными звукосочетаниями. Футуристы, отталкиваясь от символизма, искали путь к непосредственно данной действительности. Они разрушали границу между искусством и жизнью, между образом и бытом, ориентировались на язык улицы, лубок, рекламу, городской фольклор и плакат.

Это течение не было однородным и состояло из нескольких группировок, в том числе эгофутуристов (Игорь Северянин, Борис Пастернак) и кубофутуристов (Велимир Хлебников, Владимир Маяковский), каждая из которых претендовала на роль единственного выразителя ценностей подлинного футуризма. Существовала еще одна группа поэтов-абсурдистов (Илья Зданевич, 1894—1975), сочинявших «заумную поэзию».

В своем манифесте с эпатирующим названием «Пощечина общественному вкусу» (1912) футуристы изложили теоретические основы своего мировоззрения, согласно которому слово выступало уже не как символ, не как средство проникновения в иные, «заповедные» миры, а как самостоятельный и независимый организм, развивающийся благодаря творчеству поэта и не имеющий никакой связи с обозначаемой им действительностью.

Поэтический язык представителей футуризма отдавал эзотерикой и выделялся эпатажными оборотами. Обессмысливая слово и тем самым лишая его коммуникативного содержания, теоретики и практики футуризма сводили его к произвольному выражению того или иного состояния свободной личности в непонятном для других наборе звуков, то есть к языку «для себя». В этом был положительный момент, так как это воспринималось как протест против трафаретного обеднения значения слов в обиходе, нацеливало на поиск новых словообразований, зачастую довольно любопытных («творяне» — творцы, «смехач» — смеющийся человек, «миларь» — милый человек и др.).

По своей культурной направленности футуризм выступал как своеобразный бунт против респектабельного буржуазного мировоззрения, против мещанства, хотя сам он и не выходил за границы буржуазного миропонимания.

Один из основоположников футуризма — Велимир Хлебников (наст, имя Виктор Владимирович Хлебников, 1885—1922) видел свою главную задачу в радикальной реформе поэтического языка. Для этого он считал необходимым сближение науки и поэзии, так как в результате будет создана «новая мифология» и «сверхъязык» будущего человека. К этому сверхъязыку Хлебников шел через разрушение классического стиха, через отказ от рационального слова-понятия, дробил его на составные элементы, наделенные размытым образным смыслом, складывал из них новые слова.

В. Хлебников

Кузнечик

Крылышкуя золотописьмом Тончайших жил,

Кузнечик в кузов пуза уложил Прибрежных много трав и вер.

«Пинь, линь, линь!» — тарарахнул зинзивер. О,лебедиво!

О,озари!

Как никто другой, Хлебников выходил за рамки поэзии и искусства, разрабатывал идею глобального переустройства мира. Данное направление его творчества нашло выражение в книге «Время — мера мира». Он мечтал о том, что в новом мире установится всемирное братство людей, будет восстановлена гармония людей с природой (поэма «Ладомир», 1919). Особую роль в переустройстве мира Хлебников отводил поэту. Он определял эту роль как миссионерскую, спасительную. Поэт виделся ему как некий тайновидец, открывающий путь к овладению числовыми «законами времени».

Владимир Владимирович Маяковский (1893—1930) — одна из самых неоднозначных фигур в истории русской литературы. Яростный сторонник революции, участник революционного движения, «канонизированный» после смерти советской властью, покончил с собой, и одной из причин самоубийства поэта стал, видимо, нараставший конфликт с этой властью. Маяковский не признавал стихотворные размеры, он придумывал для своих стихов ритм, который задавался в столбик, а с 1923 г. — знаменитой «лесенкой», которая стала «визитной карточкой» Маяковского. Лесенка помогла Маяковскому заставить читать его стихи с правильной интонацией, так как запятых иногда было недостаточно.

Крупнейшим произведением Маяковского 1910-х годов стала поэма «Облако в штанах» (1914—1915), которую он сам называл «катехизисом сегодняшнего искусства» и призывал в ней к свержению всех существующих ценностей — любви, Heкусства, религии, общественного строя. В этом поэт был солидарен с Ф. Ницше, идеями которого он очень увлекался в то время. Маяковский очень много выступал публично. Его стихи в большой мере предназначались для устной декламации и были рассчитаны как раз на авторское чтение в традиционалистски настроенной аудитории, вне которой не могли произвести подразумевавшегося автором шокового эффекта. Благодаря мощному голосу и блестящим артистическим способностям он стал явным лидером всех публичных выступлений футуристов.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 
Популярные страницы