ЗНАЧЕНИЕ ТИПОВ ПОЧВ МЕСТНОСТИ В ЭПИДЕМИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ ЛЕПТОСПИРОЗА

Пребывание патогенного микроба во внешней среде и в организме человека или животного - эволюционно выработавшиеся этапы жизненного цикла паразитических микроорганизмов. Возможность существования патогенных лептоспир во внешней среде помимо косвенных наблюдений прямо подтверждается многочисленными фактами выделения культур из почвы и воды в странах с различными климатическими условиями (С.В. Зайцев, Ю.Г. Чернуха, Е.В. Карасева, 1983).

Внешняя среда обеспечивает устойчивость природно-очаговых боле- ней. Наиболее существенна роль почвы: в ней нормально обитают почти все бактерии - возбудители природно-очаговых болезней, в том числе и лептоспиры (Ю.В. Ананьина, А.К. Акатов, А.О. Андрон, 1991).

Все возбудители природно-очаговых болезней сохраняются длительное время только в субстратах биологического характера - в живых организмах и в средах, насыщенных мертвой органикой (гумус почвы, пресные водоемы), которые удовлетворяют их энергетические потребности. Почва с позиции микроорганизма - это водная пленка, адсорбированная на почвенных частицах (Ю.В. Ананьина, А.К. Акатов, А.О. Андрон,1991; Д.И. Никитин, 1974).

В.Ю. Литвин (1988) к числу важнейших факторов внешней среды, определяющих условия существования патогенных микроорганизмов, относит и влажность субстрата. Обитая в почве, микроорганизмы, по существу, населяют микроскопические водоемы между частицами почвы, поэтому существенное значение имеют гранулометрический состав и структура почв. Отчетливо выражена приуроченность очагов многих инфекций к пойменным (гумидным) ландшафтам, связанным с депрессиями рельефа и характеризующимися повышенным увлажнением почвы. Установлена тесная прямая зависимость между влажностью почвы и численностью лептоспир.

У лептоспир имеется приуроченность к определенным почвам, т.е. своеобразная почвенная очаговость, зависящая от химического состава почвы, богатства ее органическими соединениями, степенью увлажнения и т.д. (Г.П. Сомов, 1985).

Анализ эпидемической ситуации по лептоспирозу среди сельскохозяйственных животных и применения картографического метода исследования выявил важный факт: приуроченность антропургических очагов к лесостепной зоне, где имеются почвы с нейтральными или близкими к нейтральным значениям pH (К.М. Синяк, и др., 1983; Т.И. Усикова, 2002).

При насыщении почвы влагой лептоспиры в ней живут месяцами. Наиболее благоприятна нейтральная и слабощелочная реакция почвы. Лептоспиры серогруппы grippotyhposa при влажности 31,2-74,2 и pH 4,3-7,8 выживали в почве до 279 суток, серогруппы ротопа при влажности 15,2-31,7% и pH 6,7-7,2 сохранялись до 74 дней; положительные результаты при этом получены в 25 из 80 опытов (С.В. Зайцев, Ю.Г. Чернуха, Е.В. Карасева, 1983).

Для распространения лептоспироза среди сельскохозяйственных животных благоприятны участки с преобладанием типичных, обыкновенных и южных черноземов, глинистых и тяжелосуглинистых. С густотой речной сети, величинами среднего годового стока отмечены слабые обратные тенденции связей, однако в местах (областях) с высокой эпидемической напряженностью общее число непроточных водоемов примерно вдвое, а искусственых озер и прудов - втрое больше, чем в местах (областях) с низкой эпидемичностью (Е.В. Ротшильд., С.А. Куролап, 1992).

Влияние температурного фактора на выживаемость патогенных лептоспир в почве не может быть признано решающим. Пребывание патогенных лептоспир серогруппы grippotyhposa в почве в замороженном состоянии с последующим восстановлением ими жизнедеятельности

С.В. Зайцев (1982) не считает чем-то исключительным.

К.М. Синяк идр. (1983) пишут, что природные очаги лептоспироза в основном располагаются в зонах, в которых обилие заболоченных и переувлажненных земель обусловлено гидрогеологическими особенностями территорий - большой густотой речной сети (0,33-0,87 км на 1 км2), высоким стоянием грунтовых вод, наличием водонепроницаемой «подстилки» из гранита и глины, медленным течением рек. Немаловажное значение имеет и значительное количество выпадающих атмосферных осадков.

Влажная почва с содержанием в ней значительного количества органических веществ и нейтральной или слабощелочной реакцией среды создает благоприятные условия для существования лептоспир и вляет на распространение лептоспироза среди животных (К.М. Сафаров, 1955;

D.J.W. Smith, H.R.M. Self, 1955).

На сухой почве (влажность 5-14%) лептоспиры, выделенные из организма животного, могут сохраняться всего до трех суток (Е.В. Карасева, С.В. Зайцев, Ю.Г. Чернуха, Л.А. Пискунова, 1974).

По данным W. Okazaki, L. Ringen (1957), в сухой почве патогенные лептоспиры перестают двигаться уже через 30 минут, способность к размножению в этих условиях они не теряют в течение 2-3 часов. Во влажной почве движение лептоспир прекращалось через 3 дня, а размножаться в такой почве они способны в течение 5 дней. В почве, насыщенной влагой, лептоспиры активно двигались в течение 133 дней, а способность размножаться сохраняли 183 дня.

Лабораторные опыты Smith G., Turner L. (1961) показали, что лептоспиры серогруппы australis выживали в почве сахарных плантаций (температура 20-29°, влажность 34-37%, pH 6,1-6,2) до 43 суток при заражении почвы культурой и до 15 суток при внесении инфицированной мочи крыс. Лептоспиры ряда серогрупп обнаруживались в почве до 152 суток, причем несколько дольше они сохранялись при слабощелочной реакции среды.

В сухих, кислых почвах (влажность 9,5-15,5%, pH 5,5-6,2) лептоспиры отмирали очень быстро (через 1-3 суток), тогда как во влажных (69- 71%), слабощелочных (pH 7,5—8,5) почвах они пережили лето и зиму с минимальной температурой -34°С. В результате выявлена достоверная прямая корреляция длительности существования лептоспир в почве с показателями ее влажности и кислотности (Г.П. Сомов, 1985).

Отмечена связь между свойствами почвы и уровнем ее спонтанной зараженности лептоспирами. Так, затененность почвы растительным покровом благоприятствует существованию в ней лептоспир (И.А. Макси- менкова, В.М. Голубев, 1984).

Периодическая микроскопия случайных (взятых наугад) образцов почвы и сочетание их с биопробой на хомяках Е.В. Карасева и Ю.Г. Чернуха (1975) выявили наличие патогенных лептоспир в 12% образцов. Исследования проводились в период глубокой депрессии численности носителей инфекции - полевок-экономок. Результаты показали возможность постоянного (неопределенно длительного) обитания лептоспир в почве природного очага даже при отсутствии хозяев, а также резервации возбудителя в почве на протяжении межэпидемических сезонов.

На основании результатов экологических экспериментов установлено, что лептоспиры серовара grippotyhposa способны переживать в почве природного очага до 279 суток, а серовара saxkoebing - менее одних суток, можно сделать вывод о внутривидовой гетерогенности по способности к длительному существованию во внешней среде и толерантности к ее абиотическим факторам. В границах рода Leptospira и составляющих его видов можно выделить группы, резко отличные по относительной роли паразитической и сапрофитической фаз существования в судьбе популяций. Одним сероварам (например, grippotyhposa) свойствен широкий круг хозяев, включающий далекие в экологическом и филогенетическом отношении виды, преимущественно водный путь передачи инфекции, способность к длительному переживанию во внешней среде, наличие как у сапрофитов гипервариабельных повторов в геноме. Напротив, для лептоспир серогруппы seiroe доказана строгая гос- тальная специфичность, возможность полового пути передачи инфекции. Внешняя среда не играет какой-нибудь существенной роли в сохранении популяции либо эта роль отрицательна. Между этими крайними вариантами, вероятно, существует градиент переходных форм. Изложенные данные позволяют прийти к заключению, что термины «сапроноз» или «сапрозооноз», часто используемые применительно к лептос- пирозам, правомерны только в отношении тех этиологических форм, для которых имеются доказательства возможности существования их возбудителей в сапрофитической фазе, на современном уровне знаний - только лептоспир серовара grippotyphosa (Ананьина Ю.В., 1993).

Для заражения полевок необходима достаточная концентрация лептоспир в почве, а не просто их наличие. Эпидемический потенциал территории природного очага не может обеспечиваться одним лишь длительным сохранением лептоспир в почве (Е.В. Карасева и др., 1974).

Заражающая способность почвы, пропадающая через 2 суток после однократного внесения лептоспир, может регулярно возобновляться или постоянно поддерживаться за счет добавления лептоспир носителями в зараженные точки. Эпидемический потенциал участка природного очага определяется числом и территориальным распределением зараженных точек, отличающихся постоянной заражающей способностью, благодаря регулярному внесению лептоспир (М.В. Голубев, Ю.В. Литвин, 1983).

Почва как среда обитания лептоспир выполняет важную селективную функцию при обоих способах существования популяции возбудителя - циркуляции и резервации (В.Н. Кисленко, 2001).

По данным В.Ю. Литвина (1988) в основе адаптации патогенных лептоспир к существованию в почве лежит избирательное выживание небольшого числа микробных клеток из миллионов, выводящихся с мочой носителя в почву. Резкое падение численности возбудителя после попадания в почву, по-видимому, есть не «слепая» массовая гибель, а избирательная элиминация. В этой связи интересно указание Ю.Г. Чернухи (1988) на гетерогенность остальной части популяции лептоспир: будучи в целом высоковирулентной, она может содержать около 10-8 авирулентных микробных клеток.

«Селективный» вариант реализации популяционного механизма изменчивости основан, по существу, на сохранении во внеорганизменной части популяции возбудителя минимальной доли «неадекватных» особей (ввиду малого числа они могут не выявляться). При каких-то неведомых условиях (определенном сочетании) в популяции резко активизируется либо процесс передачи плазмид с определенными генами в составе транспозонов, либо сам процесс транспозиции, либо амплификация детерминант данного признака. При этом существенно, что при низкой скорости размножения бактерий (что характерно для их обитания в почве или воде) может возрастать копийность плазмид, вероятность интеграции плазмид, фагов и мигрирующих элементов и, значит, скорость их распространения в бактериальных популяций (В.Д. Беляков и др., 1985).

В целом стабильность природно-очаговых болезней обеспечивается одновременным действием нескольких разнотипных механизмов. Это длительное сохранение микроорганизмов в резервуарах и краткосрочное - в средах. Возбудители природно-очаговых болезней имеют, как правило, две среды, в которых они пребывают более или менее продолжительное время. Обычно это пары: млекопитающие + клещ или млекопитающие + почва (вода) (Ю.В. Ананьина, А.К. Акатов, А.О. Андрон, 1991).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >