Международные соглашения в области авторских прав на программы для ЭВМ и базы данных

Россия активно принимает участие в международном экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве. Это обстоятельство предопределяет неуклонное повышение роли международных правовых актов в качестве источников регулирования различных групп общественных отношений, в том числе в области авторского права на программы для ЭВМ и базы данных. Конституция РФ (п. 4 ст. 15) объявила общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации составной частью ее правовой системы. В Конституции РФ закреплен безусловный приоритет правил международных договоров по отношению к правилам, включенным в законы РФ: если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора.

Российская Федерация является участницей ряда международных соглашений в области охраны авторских прав. Главной задачей таких соглашений является обеспечение охраны авторских прав граждан и юридических лиц одного государства на территории других государств — участников международных договоров. Иными словами, цель таких соглашений состоит в охране авторских прав иностранцев, а заключение таких соглашений, как и любых международных договоров, представляет собой компромисс национальных законодательств[1].

Интерес различных государств к вопросам охраны интеллектуальной собственности, и в частности прав на программы для ЭВМ и базы данных, вполне понятен. По данным Business Software Alliance (Международная организация фирм — производителей программного обеспечения, деятельность которой направлена на борьбу с незаконным использованием программных продуктов), только в 2000 г. мировая отрасль по производству и распространению программного обеспечения понесла убытки в 11,8 млрд долларов из-за нелегального использования ее продукции[2].

Первую попытку международно-правового регулирования исключительных прав на программы для ЭВМ предприняла Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), которая в 1971 г. созвала консультативную группу экспертов по этой проблеме. В 1978 г. были приняты Типовые положения об охране программного обеспечения вычислительных машин[3]. При этом под программным обеспечением понимались компьютерные программы, их описание и вспомогательный материал (материал, созданный с целью облегчения понимания или применения программы, например описание проблемы и инструкции для пользователя). Типовые положения были приняты в качестве рекомендуемого образца для национальных законодательств. В 1983 г. ВОИС выдвинула и предварительный проект международного договора в данной сфере[4]. В предлагавшихся ВОИС документах предусматривалось создание системы, сочетавшей элементы патентного права с положениями авторского права. Однако такой «комбинированный» подход не встретил поддержки национальных законодателей. Единственным законодательным документом, в котором явно выразилось влияние Типовых положений, является постановление № 6 Государственного комитета по науке и технике Болгарии, в положениях которого, посвященных производству и сбыту (но не охране) программного обеспечения, использованы определения и подходы, заимствованные из документа ВОИС. В течение последующих десяти лет (до принятия Директив ЕС) авторские права на программы и базы данных на международном уровне регулировались лишь соглашениями в области охраны авторских прав общего характера.

Старейшим соглашением такого рода является Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 г.[5]. В настоящее время ее членами являются более 140 государств. Российская Федерация присоединилась к Бернской конвенции 13 марта 1995 г. Так как, согласно Закону РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» 1992 г., программам для ЭВМ предоставляется правовая охрана как произведениям литературы, а базам данных — как сборникам (ст. 2), следовательно, Бернская конвенция регулирует отношения и в области авторских прав на компьютерные программы и базы данных.

Конвенция базируется на принципе «национального режима», согласно которому произведениям, появляющимся в рамках Бернского союза, должна предоставляться охрана в других странах- участницах такая же, как и произведениям собственных граждан. Этот режим не зависит от выполнения формальностей, регистрации, депонирования и т.п. Цель Конвенции — эффективная и единообразная охрана прав авторов литературных и художественных произведений.

Лицами, охрана прав которых предусмотрена Конвенцией, являются авторы и их правопреемники. Авторами, чьи права охраняются Конвенцией, являются граждане стран-участниц, опубликовавшие свои произведения впервые в одной из стран, присоединившихся к Конвенции, а также авторы неопубликованных произведений; лица без гражданства, имеющие местожительство в государствах- участниках; граждане государств, не участвующих в Конвенции, но имеющие местопребывание в одной из стран-участниц. В отношении правопреемников таких ограничений Конвенция не содержит, т.е. они могут быть гражданами любого государства, но, тем не менее, пользоваться охраной, предоставляемой Конвенцией, в полном объеме.

Бернская конвенция предоставляет минимальные стандарты охраны литературной и художественной собственности. К исключительным правам, согласно Конвенции, относятся: право на перевод (ст. 8), на воспроизведение в любой форме и любым способом (ст. 9); на публичное исполнение драматических и музыкальнодраматических произведений (ст. 11); на трансляцию произведений в эфир или посредством кабельного оборудования или через громкоговорители (ст. 11 bis); на публичную декламацию (ст. 11 ter); на адаптацию, аранжировки и другие изменения произведений (ст. 12).

Конкретные формы и средства защиты личных прав автора определяются законами страны, в которой истребуется защита (ст. 6 bis (3)).

Минимальные стандарты охраны включают также и длительность ее действия. В соответствии с п. 1 ст. 7 срок охраны, предоставляемой Конвенцией, составляет все время жизни автора и пятьдесят лет после его смерти.

Таким образом, Бернская конвенция является правовым актом, предоставляющим минимальную охрану авторских прав, которая может быть усилена национальным законодательством и другими международными соглашениями[6].

Значение Бернской конвенции для правовой охраны компьютерных программ и баз данных состоит, помимо обеспечения охраны авторских прав граждан и юридических лиц одного государства на территории других государств, в том, что согласно ей охрана авторских прав не зависит от регистрации или депонирования произведения. Так в США после присоединения к Бернской конвенции (1989 г.) регистрация программ и баз данных не является обязательным условием их судебной защиты.

Другой важнейшей конвенцией в области охраны авторских прав является Всемирная конвенция об авторском праве 1952 г. (Женевская конвенция)[7]. В настоящее время около 160 государств являются членами Всемирной конвенции об авторском праве. Для СССР Женевская конвенция вступила в силу с 27 мая 1973 г.

Женевская конвенция предусматривает более низкий уровень охраны авторских прав по сравнению с Бернской. Это связано с тем, что Женевская конвенция разрабатывалась и принималась с целью присоединения к ней как можно большего числа государств, в том числе и тех, которые по тем или иным причинам не могут обеспечить уровень охраны авторских прав, предусмотренный Бернской конвенцией. Поэтому Всемирная конвенция содержит очень малое количество материально-правовых норм, создавая широкую возможность применения национальных законодательств ее участницами.

В преамбуле Женевской конвенции говорится об обеспечении охраны авторского права на литературные, научные и художественные произведения.

Произведения авторов страны, не участвующей в конвенции, не охраняются в других государствах, так же, как и иностранные произведения в этой стране.

Женевская конвенция предусматривает выполнение определенных формальностей для предоставления охраны произведению в отдельных странах-участницах. Это отличает ее от Бернской конвенции, которая исходит из факта создания произведения как достаточного основания охраны авторских прав на него. Поскольку ряд стран содержали в своем национальном законодательстве требования выполнения формальных условий для того, чтобы произведение охранялось (депонирование экземпляров, регистрация и т.п.), то в целях вовлечения этих стран в международную систему охраны авторских прав Женевская конвенция установила, что эти требования должны считаться выполненными, если, начиная с первого выпуска в свет данного произведения, все его экземпляры будут иметь знак в виде латинской буквы С, заключенной в окружность с именем владельца и указанием года первого выпуска в свет.

В отношении срока охраны авторских прав действует следующий принцип: сравниваются национальные сроки охраны страны суда и страны гражданства автора (если произведение не опубликовано) или страны, осуществившей первый выпуск произведения в свет, и применяется меньший из них (такой же принцип заложен и в Бернской конвенции). Минимальный срок охраны Всемирной конвенцией устанавливается в 25 лет (эта одна из немногих материально-правовых норм конвенции).

Специальные правила Женевская конвенция устанавливает в отношении стран — участниц Бернской конвенции. Если какая- либо страна выйдет после 1 января 1951 г. из состава Бернского союза, то произведения, страной происхождения которых она является, не будут пользоваться в странах Бернского союза охраной, предоставляемой Всемирной конвенцией. Второе правило устанавливает, что Женевская конвенция не применяется в отношениях между странами, связанными Бернской конвенцией, к охране произведений, страной происхождения которых, согласно условиям Бернской конвенции, является одна из стран этого союза.

Помимо многосторонних конвенций об охране авторских прав существуют региональные и двусторонние соглашения в этой области. Так 24 сентября 1993 г. в Москве государствами — членами СНГ было подписано Соглашение в области охраны авторского права и смежных прав[8]. Ряд двухсторонних соглашений был заключен еще СССР: соглашения с Венгрией (1977), Австрией (1981), Швецией (1986) и другими государствами[9].

Кроме того, нормы авторского права нередко содержатся в межгосударственных торговых соглашениях. Так, в торговое соглашение между СССР и США, подписанное 1 июня 1990 г. в Вашингтоне, было включено специальное положение о том, что программы для ЭВМ должны охраняться авторским правом так же, как произведения литературы[10]. При обмене письмами в ходе подписания соглашения были указаны и некоторые детали, касающиеся правовой охраны программ для ЭВМ. Например, собственник программы вправе воспроизвести ее единичную копию в целях архивирования или в других случаях, требуемых для использования программы.

Помимо перечисленных международных соглашений значение имеют и некоторые другие договоры, в которых Россия не участвует, но которые, не являясь источником права в РФ, тем не менее, могут играть роль ориентира для развития внутреннего законодательства нашей страны.

В настоящее время нашим государством заявлено стремление войти во Всемирную Торговую Организацию. Одним из условий вхождения является присоединение к Соглашению по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (TRIPS) 1993 г. Это соглашение налагает на его участников обязательства по выполнению Бернской конвенции об охране произведений литературы и искусства и ряда других соглашений в области охраны интеллектуальной собственности. Бернская и Женевская конвенции, устанавливая минимальные стандарты авторско-правовой защиты, однако, точно не определяют объекты, подпадающие под их защиту. Конвенции оставляют государствам-участникам самим решать вопрос о том, что они понимают под «литературными и художественными произведениями» и попадают ли в их число программы для ЭВМ. Соглашение TRIPS же прямо устанавливает, что программы для ЭВМ пользуются такой же охраной, что и литературные произведения. Статья 11 Соглашения предусматривает, что в отношении компьютерных программ и произведений кинематографии авторы и их наследники получают право разрешать или запрещать коммерческий прокат этих произведений. Государство освобождается от обязанности соблюдать это правило, если коммерческий прокат не привел к умалению права автора на изготовление копий. Соглашение устанавливает процедуры защиты интеллектуальной собственности, которые должны быть равными для всех и справедливыми (ст. 41). Согласно статье 42 TRIPS, члены Соглашения предоставляют правообладателям возможность обращаться к гражданским процедурам для обеспечения любого права интеллектуальной собственности, предусмотренного Соглашением. При этом всем сторонам должно быть дано право обосновывать свои иски и предоставлять все, имеющие к этому отношение, доказательства[11].

Большой интерес представляют также две директивы Европейского сообщества: директива 1991 г. «О правовой охране программ ЭВМ»[12] и директива 1996 г. «О правовой охране баз данных»[13]. Директивы ЕС являются правовыми актами, принимаемыми Европейским парламентом, действующим совместно с Советом или Комиссией ЕС, которые указывают цель для государств — членов ЕС и позволяют каждому из национальных правительств использовать методы для достижения этой цели, которые оно считает оптимальными[14].

Основные положения директивы ЕС 1991 г. сводятся к следующему:

  • 1) авторско-правовая охрана должна распространяться в отношении программ ЭВМ, зафиксированных в любой форме и на любом носителе информации, включая подготовительные материалы; программы должны охраняться, если они оригинальны, т.е. предполагается, что они являются результатом собственной интеллектуальной деятельности их создателя и не являются общеизвестными среди разработчиков программного обеспечения;
  • 2) идеи и принципы, лежащие в основе любого элемента программы, включая те, которые лежат в основе ее интерфейса, не охраняются авторским правом;
  • 3) исключительные права носителя прав включают право осуществлять или разрешать: воспроизведение, изменение, публичное распространение, включая прокат, использование компьютерной программы;
  • 4) законным пользователям должно предоставляться право на адаптацию программы исключительно в личных целях и в объеме предоставленной им лицензии, а также право наблюдать, изучать или испытывать функционирование программ для ЭВМ для определения заложенных в ней идей и принципов;
  • 5) копирование программы ЭВМ в личных целях не должно осуществляться без разрешения правообладателя, а изготовление резервных копий законным пользователем может производиться без получения такого разрешения;
  • 6) срок охраны должен начинаться с даты создания программы и продолжаться в течение жизни автора и 50 лет после его смерти;
  • 7) вопрос об авторстве в отношении программ ЭВМ, включая возможность признания авторства за юридическими лицами, должен решаться на национальном уровне стран — членов ЕС;
  • 8) в случаях правонарушения бремя доказывания в отношении копирования должно возлагаться на подозреваемого правонарушителя, если истец представил в суд доступные ему версии своей программы и показал сходство и подтвердил факт доступности своей программы для подозреваемого правонарушителя.

Практически все эти положения были учтены при разработке российского законодательства, регулирующего авторские права на программы для ЭВМ.

Директива ЕС 1996 г. «О правовой охране баз данных» понимает под базой данных сборник независимых произведений, данных или других материалов, организованных систематически или методически и доступных с помощью электронных и других средств. Директива предусматривает две формы охраны баз данных: с использованием авторского права (если отбор и систематизация содержания базы данных составляют результат собственной творческой деятельности их авторов) и с использованием специального (sui generis) права (если база данных представляет собой просто результат существенных инвестиций и усилий, которые должны быть вознаграждены). Директивой установлена совокупность действий, которые правообладатель имеет исключительное право выполнять или разрешать их выполнение третьим лицам: временное или постоянное воспроизведение любыми средствами и в любой форме, полностью или частично; перевод, адаптация, систематизация и любые другие изменения; любая форма распространения в обществе базы данных или ее копий; любая передача, воспроизведение на экране дисплея или демонстрация обществу; любое воспроизведение, распространение, передача, воспроизведение на экране дисплея или демонстрация обществу результатов упомянутых выше действий. Определены и ограничения в отношении исключительных прав, которые могут быть установлены национальными законодательствами. Глава третья Директивы устанавливает, что члены ЕС должны обеспечить составителю базы данных, который покажет, что был сделан качественно и/или количественно существенный вклад при получении, проверке или представлении содержания, право запрещать извлечение и/или повторное использование в целом или существенной части, оцениваемой качественно и/или количественно, содержания этой базы данных. Срок специальной охраны составляет 15 лет, причем любое существенное изменение, оцениваемое качественно или количественно, в отношении содержания базы данных, включая любое существенное изменение, ставшее результатом последовательного сбора дополнений, изъятий или замен, которые привели к тому, что их можно рассматривать как существенный новый вклад, оцениваемый качественно или количественно, влечет предоставление такой базе данных своего собственного срока охраны. Предоставление базам данных специального срока охраны, исчисляемого таким образом, является, пожалуй, самым спорным положением Директивы 1996 г. Между тем, аналогичные положения уже включены в законодательство многих западноевропейских стран.

В США в течение ряда лет Патентным ведомством и Управлением по авторскому праву при Библиотеке Конгресса предпринимаются попытки установить специальную охрану инвестиционных баз данных, которая предусматривает, помимо прочего, 15-летний срок специальной охраны баз данных. В мае 1996 г. в Конгресс США был представлен законопроект Н. R. 3531 «О вкладе в развитие баз данных и антипиратских мерах в области интеллектуальной собственности», основанный на принципах Директивы Европейского Союза. На основе этого законопроекта делегация

США представила предложения Дипломатической конференции ВОИС по некоторым вопросам авторского права и смежных прав. В 1997 г. вместо законопроекта H.R. 3531 был подготовлен законопроект H.R. 2652, который тоже не был принят. Наконец, в начале 1999 г. Конгрессу США был представлен законопроект H.R. 354 «Акт об антипиратских мерах в отношении коллекций информации». Подробное обсуждение проблемы специальной охраны баз данных представлено в докладе Патентного ведомства США на конференции по проблемам охраны баз данных и проблемам доступа[15].

Действующее законодательство стран — членов Европейского Союза и указанные законодательные проекты в США ведут к установлению уникального режима охраны инвестиционных баз данных, который фактически предполагают бессрочную охрану этих объектов. Действительно, содержание любой базы данных может актуализироваться путем ввода новых данных и удаления устаревших. Такая актуализация может считаться существенным изменением содержания базы данных, что ведет к увеличению срока охраны актуализированной базы данных еще на 15 лет. Актуализация может проводиться регулярно в течение неопределенно долгого времени, иными словами, охрана базы данных не прекратится, если этого не пожелает правообладатель.

Такое положение может привести к монополизации знаний в опасных для общества пределах. Не случайно проект международного договора, предусматривающего специальную охрану баз данных, в 1996 году на Дипломатической конференции в Женеве был отвергнут большинством стран мира, а внутри США существует сильная оппозиция законопроектам о специальной охране баз данных особенно среди научных и образовательных кругов[16].

Европейские директивы 1991 и 1996 гг. могут служить ориентиром для развития законодательства не только стран — участниц ЕС, но и России. Разумное заимствование ряда положений этих директив представляется весьма полезным для развития национального законодательства Российской Федерации о правовой охране программ для ЭВМ и баз данных. При этом, думается, следует избежать заимствования описанных выше положений о сроке правовой охраны баз данных, как существенно нарушающих права общества на использование результатов интеллектуальной деятельности. Заимствование положений директив ЕС также необходимо, учитывая существование такого документа, как «Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны», п. 1 ст. 55 которого гласит: «...стороны признают, что важным условием для укрепления экономических связей между Россией и Сообществом является сближение законодательства. Россия стремится к постепенному достижению совместимости своего законодательства с законодательством сообщества».

  • [1] См.: Богатова Л. Соглашения в области охраны авторских прав // Интеллектуальная собственность, 1997. № 7—8. С. 58.
  • [2] См.: Латкин А. Держи вора. Красть программы стали по-домашнему // Известия, 24.05.2001. № 90 (25928). С. 6.
  • [3] Публикация ВОИС 814, Женева, 1978.
  • [4] Публикация ВОИС / LPCS / II / 3, Женева, 24 февраля 1983 г.
  • [5] Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений.Парижский акт от 24 июля 1971 г., измененный 2 октября 1979 г // Авторскоеправо: Нормативные акты. Национальное законодательство и международныеконвенции / Сост., авт. вступ. ст. И. Силонов. М., 1998. С. 336—371.
  • [6] Подробнее о Бернской конвенции см.: Богатова Л. Соглашения в области охраны авторских прав // Интеллектуальная собственность, 1997. № 7—8. С. 58—60. О порядке применения Бернской конвенции в РФ см.: Стонов И. О применении в России норм Бернской конвенции // Интеллектуальная собственность,1997. № 11-12. С. 62-64.
  • [7] Всемирная конвенция об авторском праве, подписанная в Женеве 6 сентября1952 г. Пересмотрена в Париже 24 июля 1971 г // Авторское право: Нормативные акты. Национальное законодательство и международные конвенции / Сост.,авт. вступ. ст. И. Силонов. М., 1998. С. 372—388.
  • [8] Соглашение о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежныхправ. Подписано в Москве 24 сентября 1993 г // Интеллектуальная собственность. Т. 1. Авторское право и смежные права / Сост. и коммент. И.В. Попова.Минск, 1997. С. 180-183.
  • [9] Тексты этих соглашений см.: Авторское право: Нормативные акты. Национальное законодательство и международные конвенции. М., 1998. С. 408—423.
  • [10] Соглашение о торговых отношениях между США и СССР // Интеллектуальнаясобственность. Т. 1. Авторское право и смежные права / Сост. и коммент.И.В. Попова. Минск, 1997. С.184—189.
  • [11] Подробнее о ТРИПС см.: Борисов К.Г. Правовые формы партнерства Европей ского Союза в сфере коммуникаций и информационных услуг // Московскийжурнал международного права, 1998. № 2. С. 101—104; Лсфандиа- ров Б.М. Вопросы правовой охраны информационных ресурсов в информационном обществе // Информационные ресурсы России, 1997. № 6. С. 22.
  • [12] Council Directive of 14 May 1991 on the legal protection of computer programs //Official Journal of the European Communities, 1991, N L 122/42. Русский переводсм.: Директива ЕС «О правовой охране компьютерных программ» № 91—250 от14 мая 1991 г. // Журнал международного частного права, 1994. № 4. С. 68—83.
  • [13] Council Directive on the legal protection of databases 1996 // Official Journal of theEC. L. 77. March 27, 1996. P. 20 et seq.
  • [14] См.: Хартли Т.К. Основы права Европейского сообщества. М., 1998. С. 112. Внастоящее время в Европейский Союз входят пятнадцать государств: Австрия,Бельгия, Великобритания, Германия, Голландия, Греция, Дания, Ирландия,Испания, Италия, Люксембург, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция.Кроме того, еще одиннадцать европейских государств выразили желание вступить в эту организацию.
  • [15] Report on and Recommendation from April 1998 Conference on Database Protectionand Access Issues / Washington D. C.: Patent and Trademark Office, Department ofCommerce. 1998. 30 p.
  • [16] См.: Судариков C.A. Основы авторского права. Минск, 2000. С. 233—240; ОДирективе ЕС 1996 г. см. также: Абдуллин А.И. Правовая охрана баз данных вЕвропейском Союзе // Журнал международного частного права, 1997. № 2.С. 24-41.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >