Административная и уголовная ответственность за нарушение авторских прав на программы для ЭВМ и базы данных

Кроме методов гражданского права для борьбы с нарушениями авторских прав на программы для ЭВМ и базы данных следует использовать и методы публичного права (административного и уголовного). Преследование интеллектуальных «пиратов» с помощью гражданского иска в суде оказывается порой чрезмерно медленным (рассмотрение дела занимает иногда 6—12 месяцев) и неэффективным (контрафактная продукция легко уничтожается, увозится, перемаркируется и т.п.). В этих случаях необходимо применение оперативных административных и карательных мер против нарушителей.

Роль административного права в борьбе с нарушителями авторских прав на программы и базы данных состоит прежде всего в установлении административной ответственности.

Административные санкции за нарушение авторских прав предусматривает, во-первых, Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах». Так, согласно п. 2 ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», помимо возмещения убытков или выплаты компенсации в твердой сумме суд или арбитражный суд за нарушение авторских прав взыскивает штраф в размере 10% суммы, присужденной судом в пользу истца. При этом сумма штрафов направляется в установленном законодательством порядке в соответствующие бюджеты.

До недавнего времени норма аналогичного содержания существовала и в п. 1 ст. 18 Закона РФ «О правовой охране программ для

ЭВМ и баз данных». Однако уже упоминавшимся выше Федеральным законом от 24 декабря 2002 г. № 177-ФЗ данное законодательное положение было исключено. Такое изменение закона представляется логичным. В настоящее время штраф за нарушение авторских прав предусмотрен в КоАП РФ и установление административной ответственности за аналогичное правонарушение в ином законе и при этом еще и в ином размере следует признать дефектом юридической техники. Кроме того, ст. 1.1 КоАП РФ запрещает устанавливать административную ответственность федеральными законами, иными, чем сам Кодекс. Думается, что следует исключить норму о 10%-ном штрафе и из Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность за продажу, сдачу в прокат и иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм (ч. 1 ст. 7.12). Диспозиция ч. 1 ст. 7.12 сформулирована так, что охватывает практически все действия по незаконному использованию объектов авторского права, в том числе программ и баз данных (продажа, сдача в прокат, воспроизведение, импортирование и т.п.). Обязательными условиями привлечения к административной ответственности здесь выступают два обстоятельства: связь нарушения с материальными носителями произведений (экземплярами) и преследование нарушителем целей извлечения дохода. В этой связи ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ не применяется, например, к случаям незаконной передачи программ или баз данных по кабелю, а также к нарушителям, не преследовавшим цель извлечения дохода.

Охватываемые ч. 1 ст. 7.12 КоАП действия образуют состав административного правонарушения в случаях, если:

  • • экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах, или
  • • на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях и о местах производства, а также об обладателях авторских и смежных прав.

Из приведенных положений статьи видно, что она направлена не только на защиту прав авторов, но и на защиту прав потребителей, так как административное правонарушение образует не только действия, нарушающие авторские или смежные права, но и действия, направленные на введение потребителей в заблуждение относительно происхождения материальных носителей произведений и фонограмм или правообладателей.

Субъектами ответственности по ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ выступают физические лица, которые занимаются коммерческой деятельностью по использованию произведений или фонограмм, независимо от того, были ли они зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей, руководители организаций, занимающихся такой деятельностью, а также сами юридические лица, осуществляющие такую деятельность.

В качестве санкции применяется штраф в размере от 15 до 20 минимальных размеров оплаты труда (в отношении граждан) или от 30 до 40 МРОТ (в отношении должностных лиц, к которым в соответствии со ст. 2.4 КоАП РФ приравниваются и индивидуальные предприниматели) или от 300 до 400 минимальных размеров оплаты труда (в отношении юридических лиц) с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения (в отношении всех вышеперечисленных субъектов). Конфискованные экземпляры произведений или фонограмм подлежат уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских или смежных прав по его просьбе.

Важная роль в борьбе с компьютерным пиратством принадлежит таможенному законодательству. Согласно Таможенному кодексу РФ одной из функций таможенных органов является пресечение незаконного ввоза в Российскую Федерацию объектов интеллектуальной собственности (ст. 10). Указанные товары подлежат немедленному вывозу за пределы территории России, «если не предусмотрена конфискация этих товаров» (ст. 20 Таможенного кодекса РФ). Таможенные органы также вправе, руководствуясь п. 2 ст. 50 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», принять меры к аресту экземпляров произведений, в отношении которых имеются основания полагать, что они являются контрафактными, включая в необходимых случаях их изъятие и передачу на ответственное хранение.

Борьба с нарушениями авторских прав на программы для ЭВМ и базы данных ведется и методами уголовного права. Уголовная ответственность за преступное нарушение авторских прав, в том числе прав на программные продукты, а также смежных прав предусмотрена ст. 146 Уголовного кодекса РФ. Правовые основания для появления этой уголовно-правовой нормы были созданы ст. 29 Закона РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных», в соответствии с которой «выпуск под своим именем чужой программы для ЭВМ или базы данных либо незаконное воспроизведение или распространение таких произведений влечет уголовную ответственность в соответствии с законом». Норма аналогичного содержания имеется и в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах» (ч. 1 ст. 48).

Дела о преступном нарушении авторских и смежных прав относятся к делам так называемого частно-публичного обвинения, т.е. возбуждаются не иначе, как по жалобе потерпевшего, однако прекращению в случае примирения потерпевшего и обвиняемого не подлежат (эти положения относятся только к основному составу, дела по преступлениям, предусмотренным ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ, возбуждаются в общем порядке). В исключительных случаях, если дело о нарушении авторских или смежных прав имеет особое общественное значение или если потерпевший в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам, не в состоянии защищать свои права и законные интересы, прокурор вправе возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевшего (ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Производство по делам о нарушении авторских или смежных прав ведется в общем порядке, т.е. с проведением предварительного следствия, которое производится органами прокуратуры.

Объектом преступного посягательства, ответственность за которое предусмотрено ст. 146 УК РФ, являются общественные отношения, возникающие в связи с созданием и использованием объектов авторского права, в том числе программ для ЭВМ и баз данных, а также отношения, связанные с созданием и использованием объектов смежных прав. Касаясь вопроса о наличии предмета преступления в случаях преступного нарушения авторских прав на программы или базы данных, следует отметить, что под предметом преступления в российском уголовном праве традиционно понимается материальная вещь, в связи или по поводу которой совершается преступление. Вместе с тем программы и базы данных не являются предметами материального мира, материальными объектами являются лишь носители, на которых они зафиксированы. Программный продукт охраняется нормами авторского права, а материальный объект-носитель — нормами права собственности. На основании этого в литературе справедливо сделан вывод, что программы для ЭВМ и базы данных не могут являться предметом преступного нарушения авторских прав[1].

Объективная сторона преступного нарушения авторских прав на программы или базы данных может состоять из одного или нескольких действий, предусмотренных ст. 146 УК РФ, а именно заключаться:

  • 1) в присвоении авторства на программу или базу данных, т.е. в плагиате, который может совершаться, например, путем выпуска чужого программного продукта под своим именем или издания под своим именем программного продукта, созданного в соавторстве с другими лицами, без указания их фамилий, если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю;
  • 2) в незаконном использовании программы для ЭВМ или базы данных любым способом (незаконное воспроизведение, распространение и т.д.), а равно в приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров программ или баз данных, совершенных в крупном размере.

Деяния, предусмотренные ст. 146 УК РФ, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений либо стоимость прав на использование программ или баз данных превышают сто минимальных размеров оплаты труда.

Анализ ст. 146 УК РФ позволяет сделать вывод, что уголовноправовая защита предоставлена всем имущественным правам авторов программ и баз данных, а среди личных неимущественных авторских прав такая защита предоставлена лишь праву авторства и праву на имя.

Субъективная сторона преступного нарушения авторских прав на программы для ЭВМ или базы данных характеризуется умышленной виной. Виновный сознает, что он использует программный продукт без законных оснований, либо присваивает не принадлежащее ему авторство, предвидит возможность причинения своими действиями крупного ущерба или совершения этих действий в крупном размере, желает наступления этих последствий (прямой умысел), или сознательно допускает наступление таких последствий, либо относится к ним безразлично (косвенный умысел). Мотив и цель не являются обязательными признаками объективной стороны данного преступления.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, является вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В то же время в научной литературе обсуждается вопрос о возможности признания юридического лица субъектом преступления, что на настоящий момент приобретает все большую актуальность в связи рыночными реформами и ростом числа юридических лиц. В обоих предварительных проектах Уголовного кодекса РФ, положенных в основу УК РФ 1996 г., данный вопрос был решен положительно, однако при обсуждении и голосовании проекта в первом чтении в Государственной Думе данное предложение не прошло, и новый УК РФ в этом отношении остался на прежних позициях[2]. Думается, что такая ситуация вполне отвечает традициям отечественного уголовного права, в котором отсутствует институт уголовной ответственности юридических лиц. При этом юридические лица могут нести неблагоприятные последствия своей деятельности, связанной с нарушением авторских прав, посредством подачи органами прокуратуры в соответствии со ст. 61 Гражданского кодекса РФ исков о ликвидации таких юридических лиц, как осуществляющих деятельность с неоднократными или грубыми нарушениями закона.

Преступное присвоение авторства наказывается штрафом в размере от двухсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

Незаконное использование объектов авторских прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров программ или баз данных, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере от двухсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Те же действия, совершенные неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо в особо крупном размере (превышающем 500 МРОТ), либо лицом с использованием своего служебного положения, наказываются лишением свободы на срок от двух до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

Практика применения ст. 146 УК РФ выявила некоторую ее неэффективность в борьбе с нарушителями авторских прав на программы и базы данных. В настоящее время отсутствие необходимого опыта у сотрудников правоохранительных органов приводит к невысоким результатам расследования дел данной категории. Так, в 1997 г. сведения о приговорах в отношении нарушителей авторских прав на программы для ЭВМ или базы данных поступили только по 2 уголовным делам, в 1998 г. — по 12[3]. В Волгоградской области по сообщениям печати первое уголовное дело, связанное с нарушением авторских прав на программный продукт, было возбуждено только в 2001 г. по факту незаконного использования бухгалтерской программы «1С-предприятие 7.7»[4]. Такое положение дел обусловливает необходимость создания специальных подразделений в правоохранительных органах по борьбе с компьютерным пиратством. Отсутствие целенаправленной работы со стороны правоохранительных органов по пресечению преступных нарушений авторских прав на программы для ЭВМ и базы данных приводит к тому, что хотя компьютерное «пиратство» пока уступает по своей доходности традиционным для преступности сферам интересов (торговля наркотиками и оружием, рэкет и т.п.), зато является малорискованным занятием, из-за этого вызывающим устойчивый интерес к нему со стороны организованных преступных групп.

  • [1] См.: Федосов С.Л. Уголовно-правовые и криминологические аспекты защитыавторских прав создателей и пользователей программ для ЭВМ и баз данных:Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 12—13.
  • [2] См.: Иващенко И. Уголовно-правовая характеристика преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность // Законодательство и экономика, 1999.№ 7. С. 45.
  • [3] См.: Федосов С.А. Указ. соч. С. 19.
  • [4] «Версия Волгоград». № 21. 2001. С. 5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >