Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Отечественная история регулирующей деятельности: от Киевской и Московской Руси до СССР и СНГ (геополитэкономический обзор основных воззрений)

Промышленное развитие в конце XIX — начале XX веков

М.Я. Лойберг [см. 77, парагр. 4.5], говоря о промышленной революции (переходе от мануфактуры к фабрично-заводскому производству, основанному на машинной технике), отмечает, что этот процесс в России происходил очень неравномерно в отраслевом и территориальном разрезе и растянулся поэтому на целых полстолетия — начался в 30-х годах (хлопчатобумажная промышленность), а завершился в 80-х годах (металлургия). В 1820 г. в Москве работали только две паровые машины, а в 1860 г. в Московской губернии— 191, в Санкт- Петербургской губернии — 247 (по его данным). Накануне освобождения крестьян (указывает он) уже более половины продукции обрабатывающей промышленности (она составляла свыше 60 % всей индустрии России) производилось вольнонаёмным трудом на фабриках и заводах. В это время в стране насчитывалось (по его сведениям) примерно 2 млн механических веретён (в Англии — 30 млн). За 1850-е гг. было построено до сотни машиностроительных заводов, но (подмечает он) в металлургии продолжал господствовать крепостной труд. Преодоление технологической отсталости (на его взгляд) упиралось в отсталость социальную. Начало перестройки крепостного хозяйства требовало (считает он) сильного толчка; и таким “толчком” стало поражение в Крымской войне.

Тот же автор [см. 77, парагр. 5.8] утверждает, что Россия, завершившая после реформы промышленный переворот, показала довольно высокие темпы индустриального развития: за 1860—1913 гг. производство промышленной продукции выросло в 12,5 раза (в Германии — в 7, во Франции — в 3 раза). Но, принимая во внимание размеры страны, этот подъём (на его взгляд) не мог иметь решающее значение для преодоления отставания (150-миллионная Россия производила в абсолютном (не говоря уже о душевом) измерении меньше стали, угля, электроэнергии, чем 40-миллионная Франция). Первая в мире по территории и третья по населению страна занимала лишь пятое место в мире по промышленному развитию (заключает он).

А.Г. Фонотов [см. 91, парагр. 3.3] констатирует, что за 10 лет (1886— 1896 гг.) выплавка чугуна в стране утроилась (США добились такого прироста за 23 года, Англия — за 22, Франция — за 28 и Германия — за 12 лет); за 30 лет (1867—1897 гг.) добыча угля увеличилась в 25 раз, а нефти за 25 лет (1870— 1895 гг.) — в 226 раз. По темпам развития тяжёлой промышленности Россия (подытоживает он) занимала первое место в мире.

О скорости, какая была характерна для движения поезда индустриализма, свидетельствуют красноречивые данные табл. 5.1—5.3. За 90-е годы XIX в. промышленное производство в России удвоилось. При этом выпуск продукции тяжёлой промышленности увеличился в 2,8 раза, а лёгкой в 1,6 раза. Приблизительно вдвое возросло тогда производство строительных материалов. По производству стали и чугуна Россия превзошла Францию и вышла на 4-е место в мире. В 1900 г. в Баку было добыто 601,2 млн пудов нефти, или 50,6 % мировой добычи, по которой Россия опережала все страны. При этом, удельный вес промышленного производства России в мировом хозяйстве за 90-е годы XIX в. удвоился.

По темпам роста промышленного производства и производительности труда Россия в начале XX в. вышла на первое место в мире (промышленный потенциал наращивался на 9 % в среднем за год в первое десятилетие XX в., в результате чего продукция индустрии выросла в России в 7 раз, в то время как во Франции в 2,5 раза, а в Великобритании — вдвое). К 1913 г. Россия занимала по добыче угля и выплавке чугуна 5-е место, по производству стали — 4-е, по потреблению хлопка — 3-е, по добыче нефти — 2-е, а марганца — 1-е место в мире. Её обрабатывающая промышленность утвердилась на 5-м месте [см. 115, с. 11]. В России в 1912 г. было чуть больше 100 городов с населением свыше 50 тыс. в каждом.

Не менее разительными были темпы промышленного развития в предвоенный период, прежде всего в пятилетие, предшествовавшее Первой мировой войне. Характеризуя их, А.Г. Донгаров отмечает: “Главным образом на эти годы приходится удвоение суммы промышленного производства, достигнутое

Таблица 5.1. Динамика производства некоторых отраслей промышленности [см. 118, с. 30]

Показатель

1877 г.

1890 г.

1897 г.

1899 г.

1899 к 1877, в %

Каменный уголь, млн пудов

110

379

684

853

775

Чугун, млн пудов

23

45

134

165

717

Сталь, млн пудов

3

16

74

116

387

Нефть, млн пудов

13

507

550

423

Машины и оборудование, млн руб.

50

56

142

209

402

Таблица 5.2. Темпы роста ряда производств в некоторых странах за 1891— 1900 гг., % [см. 91, параграф 5.1]

Показатель

Англия

Германия

США

Россия

Выплавка чугуна

18

72

50

190

Производство железа

8

78

63

116

Добыча каменного угля

22

52

61

131

Рост числа веретён

3,8

33

25

76

Таблица 5.3. Рост производства в ряде отраслей промышленности [119, с. 1]

Показатель

1895 г.

1914 г.

1914 к 1895, в %

Каменный уголь, млн пудов

466

1983

425

Нефть, млн пудов

338

560

166

Чугун, млн пудов

73

254

348

Медь, тыс. пудов

395

1878*

475

Марганец, млн пудов

12

55

458

Торговый флот, тыс. тонн

492

778

158

Золото, пудов

2576

3701

144

* 1915 г.

в стране за период 1900—1914 годов (первая половина этого периода оказалась практически упущенной для индустриального развития из-за депрессии и затем революции 1905—1907 гг.). В эти годы произошло 122-процентное увеличение выплавки стали... и появление новых, передовых отраслей, в частности энергетики, электротехники, химии” [см. 118, с. 30—31]. В результате скачка в 90-х годах XIX в. доля продукции тяжёлой промышленности поднялась до 1/3 общего объёма промышленного производства, а к 1914 г. — до 40 %.

Если ещё в 1877 г. Россия ввозила обыкновенные мешки, то в 1913 г. она за счёт собственного производства на 4/5 покрывала внутренний спрос в мануфактурных изделиях и на 56 % в станках и оборудовании. Причём, российская промышленность отнюдь не играла тогда роль сырьевого придатка западной индустрии. Об этом пишет А.Г. Донгаров: “...Россия больше ввозила промышленного сырья и полуфабрикатов, чем вывозила. Соответствующие цифры стоимости сырьевого импорта и экспорта за 1913 год будут следующими: 668 млн и 153 млн руб” [см. 118, с. 36]. Между прочим, в России свободная добыча и реализация золота с уплатой соответствующих податей была разрешена с 1812 г. Однако реально продавать золото в обход государства было невозможно. Только в 1901 г. разрешили свободное обращение шлихтового золота, что сразу же привлекло к золотодобыче иностранцев. В 1913 г. Россия добывала уже 61,8 т золота в год и занимала первое место в мире по его производству и экспорту. Золотой запас России вырос за 1900—1915 гг. с 626 до 1338 т.

Значительно возросла и эффективность индустриального производства. За 1890—1913 гг. производительность труда в российской промышленности увеличилась в 4 раза. Особую роль в повышении эффективности играла в тот период южнороссийская индустрия, которая создавалась, так сказать, на пустом месте и на современной технической основе. В частности, говоря о металлургии, А.Г. Донгаров констатирует: “Играя первостепенную роль в выплавке стали и чугуна, южнорусский комплекс вместе с тем включал в себя только 22 металлургических завода, тогда как всего в России в то время их насчитывалось 167. Южнорусские заводы выплавляли чугуна в среднем в 14 раз больше, чем уральские, при этом производительность труда на первых была в 5 раз выше” [см. 118, с. 22].

В начале XX ст. в России действовало 23 000 промышленных предприятий. В 1909 г. начался новый промышленный подъём, продолжавшийся вплоть до Первой мировой войны. За этот период промышленное производство увеличилось почти в полтора раза. Ускорению нового экономического подъёма способствовали следующие факторы: повышение покупательной способности населения в ходе революции 1905—1907 гг. (рабочие добились повышения зарплаты на 15 %, которая в среднем составляла 238 рублей в год); развитие внутреннего рынка (торговый оборот за этот период увеличился в полтора раза); возрастание товарности сельхозпродукции, позволившее России резко повысить вывоз зерна на внешний рынок, где цены на хлеб выросли на 35 %; рост городского населения, составившего 23,3 млн человек (на 8,5 млн с 1900 по 1914 гг.). За 1900—1913 гг. прирост производства средств производства составил 85,6 %, а предметов потребления — 40,6 %; причём, сохранялась неравномерность развития не только отраслей промышленности, но и индустриальных районов страны (в шести промышленных регионах было сосредоточено 75 % индустриального выпуска и 79 % всех промышленных рабочих). При том, крупные индустриальные предприятия (где работало 500 и более человек), составлявшие в 1904 г. только 4,1 % их общего числа, обеспечивали занятость 48,7% всех промышленных рабочих, что свидетельствует о высокой степени концентрации капитала и производства в России как базы монополизации. Синдикаты в начале XX в. уже господствовали на внутреннем рынке: на 01.01.1909 г. в 45 отраслях промышленности насчитывалось 140 монополистических союзов [см. 74, с. 604—610].

М.Я. Лойберг [см. 77, гл. 5], говоря о внедрении результатов научно-технического прогресса конца XIX и начала XX вв., констатирует: военное производство включило в себя достижения металлургии, моторостроения, электротехники, точного приборостроения, химической технологии и пр. Фабрично- заводская индустрия прежде всего заменила (на его взгляд) гладкоствольное ружьё на нарезную, снабжённую затвором и магазином винтовку, деревянные парусные суда на металлические пароходы, а вскоре и на бронированные турбоходы, построила скорострельные пушки, стреляющие более чем на 10 км, создала и применила бездымный порох и т. д. и т. п. В конце XIX в. (указывает он) началась постепенная автоматизация стрелкового оружия — появился пулемёт (1883 г., США): если скорострельность винтовки (5 прицельных выстрелов в минуту) по крайней мере впятеро превышала возможности ружья, заряжаемого с дульной стороны, то скорострельность пулемёта превысила его в тысячи раз; понятно, что пулемёт быстро завоевал господство на поле боя; наступление пехоты стало невозможно без предварительного огневого, химического или морального подавления пулемётных точек противника. Поражения России в Крымской (1853—1855), а затем в Японской (1904—1905) и Первой мировой (1914—1918) войнах в самой серьёзной степени было связано (по его убеждению): в первом случае — с отсутствием нарезного оружия и парового флота, во втором — недостатком пулемётов, в третьем — артиллерии больших калибров.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы