Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Социология культуры

Социология культуры и теория культуры: специфика взаимосвязи

Остановимся теперь на раскрытии взаимосвязи теории культуры и социологии культуры. Сразу необходимо сказать, что это непростая задача. Дело в том, что теория культуры как отрасль научного знания пока находится в стадии становления. Сегодня на страницах научных журналов идут бурные дискуссии о том, чем она отличается от философии культуры, каково ее «проблемное поле», в чем специфика метода, какова система ее базовых понятий и т.д. На этот счет высказываются различные, порой взаимоисключающие, мнения. Тем не менее это вовсе не означает, что задача определения «пограничной линии», которая отделяет социологию культуры от теории культуры, относится к числу нерешаемых. Аналогичное суждение можно высказать и относительно принципиальной возможности раскрытия того общего, что их объединяет.

Термин «теория культуры» вошел в научный оборот относительно недавно благодаря американскому культурантропологу Л. Уайту, обосновавшему в своих работах необходимость создания новой науки, которая могла бы взять на себя миссию осмысления того огромного массива эмпирических фактов, что был накоплен культурными и социальными антропологами за десятилетия их деятельности. Эта идея была высказана им в его знаменитой книге «Наука о культуре: изучение человека и цивилизации», которая принадлежит к числу научных бестселлеров XX в. С точки зрения Уайта, необходимость создания теории культуры как отдельной отрасли знания связана прежде всего с тем, что ни одна из существующих ныне наук не изучает культуру как особый объект, обладающий рядом отличительных характеристик. Так, например, социология, по мнению Уайта, рассматривает культуру лишь как аспект, или побочный продукт, социальных взаимосвязей (социального взаимодействия). Говоря другими словами, культура как таковая не входит в круг профессиональных интересов социологов. Психология, акцентируя свое внимание на рассмотрении реакций организма на внешние стимулы, вообще, по его мнению, не схватывает специфику культуры, рассматривая последнюю как один из множества факторов, воздействующих на человека.

В теории же культуры (Л. Уайт назвал ее культурологией) культура рассматривается как особый феномен, существующий объективно. Главной задачей теории культуры Уайт считал создание концепции, в рамках которой было бы возможно описывать состояние и прогнозировать развитие различных культур, в том числе культур патриархальных, индустриальных и постиндустриальных обществ. Главной же проблемой, на решение которой должны быть сосредоточены усилия теоретиков культуры, по мнению Л. Уайта, является проблема символа. Эта связано с тем, что мир людей, или мир культуры, — это символическая вселенная.

Основные положения программного труда Л. Уайта были подвергнуты жесткой и достаточно аргументированной критике. Его точка зрения на предмет теории культуры не была принята научным сообществом, которое в то время пришло к выводу, что в постановке вопроса о необходимости создания науки о культуре, которая могла бы осмысливать данный феномен на достаточно высоком теоретическом уровне, есть рациональное зерно.

Несколько позже, на рубеже 50—60-х годов появились работы А. Крёбера, который предложил свое видение предмета теории культуры. Согласно его представлениям, теория культуры — часть антропологической науки, аккумулирующей в себе знания более высокого порядка, чем полученные эмпирическими методами. С точки зрения американского культурантрополога, теоретики культуры должны работать не над тем, чтобы раскрыть «тайну культуры», а искать закономерности ее генезиса. По мнению Крёбера, культура представляет феномен, развивающийся под влиянием данного ему изначально импульса. Постижение законов самодвижения культуры, утверждал он, является главной задачей теории культуры. К числу других задач, стоящих перед теоретиками культуры, он относил поиск ответов на вопросы:

  • 1. Когда наступают пики расцвета культуры?
  • 2. Какова длительность периода расцвета культуры и от чего этот расцвет зависит?
  • 3. Происходит ли расцвет культуры в целом или только ее отдельных частей?
  • 4. Может ли культура, пройдя весь цикл своего развития, вновь повторить его или это будет уже другая культура?
  • 5. Вызываются ли циклы и «взрывы» внешними причинами или они являются следствием внутреннего развития культуры?
  • 6. Как связаны материальная и духовная культуры?
  • 7. Почему сплошь и рядом в истории мы наблюдаем ситуации, когда взлет культуры наступает при экономическом спаде?

В дальнейшем свою лепту в осмысление предмета теории культуры внес Д. Фейблман, который свою точку зрения по этому вопросу изложил в книге «Теория человеческой культуры», вышедшей в свет в 1968 году. Полемизируя с теми, кто настаивает на принципиальной невозможности создании теоретической науки о культуре, американский исследователь приводит ряд аргументов в обоснование другой — прямо противоположной — позиции. По его мнению, пока существуют такие науки, как физика, химия, биология, психология и т.д., занимающиеся исследованием различных феноменов природы, параллельно существует и наука о культуре, целью которой является изучение феноменов мира, созданных в результате целенаправленной деятельности человека как родового существа. Он подчеркивает, что практически все те, кто когда-либо размышлял о культуре, не сомневались в том, что есть область научного знания, где концентрируются все сведения о том, что такое культура, как она возникает и развивается.

С точки зрения Фейблмана, теория культуры не относится ни к гуманитарным, ни к общественным наукам. Она представляет элемент естественнонаучной системы знания и в силу этого пользуется теми же методами и исследовательскими приемами, что и другие естественные науки[1]. О «проблемном поле» теории культуры в трактовке Фейблмана можно судить по структуре его основного труда, где рассматриваются проблемы типологии культуры, ее генезиса, кризиса культуры и т.д.

В отечественной культурологической литературе вопрос о предмете теории культуры решается по-иному. В работах В.М. Межуева, начавшим первым разрабатывать данную проблему в конце 70-х годов, теория культуры определяется как отрасль философского знания, где исследуются природа, функции и исторические формы духовного производства. В трудах Э.С. Маркаряна теория культуры интерпретируется как наука, в рамках которой:

  • • исследуются проблемы возникновения, генезиса культуры;
  • • раскрывается связь между культурой и деятельностью, культурой и природой, культурой и обществом, культурой и личностью;
  • • описываются особенности формационных и локальных исторических типов культуры;
  • • проводится анализ противоречий практики культурного строительства в условиях социализма;
  • • разрабатываются прогнозы развития культуры на ближнюю и дальнюю историческую перспективу.

В книге В. В. Сильвестрова «Философское обоснование теории и истории культуры» теория культуры определяется как наука, главной задачей которой является

не описание факта целенаправленной деятельности человека, как индивидуальной, так и общественной, а в раскрытии

тайн происхождения идеалов, ценностей, на которые ориентируется деятельный человек[2].

Философской основой теории культуры, по его представлению, выступает диалектика целеполагания. Предметом теории культуры

1990. - С. 10.

является «символическая представленность пространства и времени в конкретном процессе общения»1.

В публикациях последнего времени теория культуры интерпретируется как наука, исследующая феномен культуры на достаточно высоком уровне абстракции и ищущая ответы на вопросы: Что есть культура? Почему и для чего возник такой неизвестный природе способ существования людей? Каково строение культуры? Какие функции она выполняет? Что собой представляют законы развития культуры? Как связан между собой мир природы и мир культуры? Как сказываются изменения в культуре на жизни общества? К каким метаморфозам массового сознания приводят изменения базовых структур культуры?

Ни одна из частных наук о культуре не способна найти ответы на эти вопросы, ибо их масштаб таков, что они не могут быть осмыслены в рамках, предположим, семиотики, искусствознания или этнологии. Для того чтобы ответить на них, необходимо выйти за пределы компетенции частных наук, подняться на более высокий уровень обобщения, чем тот, на котором работают филологи и литературоведы, лингвисты и антропологи, социологи и историки.

В круг задач, которые должны решаться теми, кто специализируется в области теории культуры, по мнению авторов, придерживающихся вышеизложенной трактовки, входит также прояснение смысла таких понятий, как: «цивилизация»; «культурный прогресс»; «кризис культуры»; «диалог культур»; «тип культуры»; «взаимодействие культур»; «культурный образец»; «мировая культура»; «традиционная культура»; «массовая культура»; «элитарная культура»; «поп- культура»; «народная культура»; «городская культура»; «региональная культура»; «национальная культура»; «молодежная культура»; «уровень культуры»; «целостность культуры»; «динамика культуры»; «культурный смысл истории»; «культурный лаг»; «культурная диффузия»; «культурное наследие»; «преемственность культуры»; «культурный регресс»; «культурная дифференциация»; «культурная политика» и ряда других, широко используемых культурологами для описания тех процессов, которые происходят как в культуре отдельной нации, так и в мировой культуре в целом. Для того чтобы наполнить эти и другие понятия конкретным содержанием, также необходимо подняться на тот уровень обобщения, который не свойственен ни одной науке, изучающей различные культурные формы, но не культуру как некую целостность, развивающуюся и функционирующую по особым законам.

Раскрытие содержания базовых понятий далеко не последняя задача, которую призваны решать теоретики культуры. Осмысление проблем, выдвинутых социальной практикой, поиск ответов на те кардинальные вопросы, что тревожат сегодня массовое сознание, являются не менее важными. Можно ли рассматривать кризис культуры как свидетельство исчерпанности творческого потенциала западной цивилизации или он явление преходящее, временное? Какая взаимосвязь существует между такими феноменами, как культура и природа, культура и язык, культура и история? Каковы структура, функции, принципы типологии культуры?

Много вопросов поставила перед культурологами-теоретиками и практика социальных преобразований в России. К их числу относятся следующие:

  • 1. Является ли Россия особым типом цивилизации или нет?
  • 2. Возможно ли перенесение на российскую почву той модели развития, что была выработана в лоне западной цивилизации, характерными чертами которой являются рыночная организация экономики, представительская демократия, правовое государство, развитые структуры гражданского общества, приоритет прав личности или Россия в силу специфики своего «культурного кода» и особенностей исторического развития обречена на поиск особого пути, не имеющего аналогов в мировой истории?
  • 3. Совместимы ли в принципе базовые ценности евразийской и других цивилизаций, а если нет, то к каким социальным последствиям может привести механическое заимствование чужого опыта социального и культурного развития и игнорирование своего?
  • 4. Есть ли основание утверждать, что за годы существования социализма в СССР, как считают многие отечественные авторы, была создана особая (социалистическая) цивилизация, исчезновение которой может сказаться (и уже сказывается) самым негативным образом на судьбах других цивилизаций и культурных миров?
  • 5. Можно ли говорить о существовании единой мировой культуры, и если да, то каковы исторические инварианты устройства и функционирования социокультурных систем, присущих Древнему Египту и, например, абсолютистской Франции, республиканскому Риму и Киевской Руси, советскому государству и современной Японии?
  • 6. Действительно ли XXI век будет веком «столкновения цивилизаций», как об этом пишет С. Хантингтон, чреватым всеобщим

Апокалипсисом или в обозримой исторической перспективе сохранится относительно мирное сосуществование цивилизационных миров?

  • 7. Есть ли основания утверждать, что сегодня происходит замена, как писал П. Сорокин в своей известной работе «Социальная и культурная динамика», сенсативного типа культуры культурой идеациональной или уже в ближайшее время мы столкнемся с всевластием масскульта, где чувственное начало явно доминирует?
  • 8. Является ли кризис, переживаемый русской культурой, следствием ее надлома, исчерпанности творческого потенциала русской нации или он существует только в сознании рафинированной интеллигенции и политиков, находящихся в оппозиции к существующему режиму и болезненно воспринимающих те перемены, которые происходят в стране?
  • 9. Каковы характерные черты русской культуры, чем она отличается о других национальных культур?
  • 10. Правы или нет те, кто считает, что ее специфика определяется антиномичностью, проистекающей из соединения в ней различных начал, и которая обусловливает постоянно возникающие разломы в «живом теле» русской культуры?
  • 11. Какая судьба ожидает русскую культуру в условиях все нарастающей вестернизации российского общества и смены векторов исторического развития?

Поставленные вопросы явно требуют теоретического осмысления, которое может быть осуществлено только в рамках теории культуры. Она же может быть определена как наука о природе, функциях, законах развития культуры как общих, действующих на протяжении всей человеческой истории, так и частных, описывающих становление и функционирование культуры в условиях той или иной цивилизации. Сверхзадачей, стоящей перед теми, кто занимается теоретической культурологией (если использовать выражение великого реформатора театра К.С. Станиславского), является создание общей теории культуры, по отношению к которой все разработанные концепции культуры выступают в качестве частных случаев.

Так видится сегодня «проблемное поле» теории культуры. Если исходить из ранее изложенного понимания теории культуры, то становится ясным, что теория культуры и социология культуры — это разные науки. Если те, кто работает в области теории культуры, ставят и решают задачи общего плана, большинство из которых в недавнем прошлом ставилось и решалось философами культуры, то социологи культуры концентрируют свои усилия на решении частных задач, связанных с прояснением становления и развития культуры конкретного общества. В то же время социологи, занимающиеся культурологической проблематикой, широко используют выводы и положения, содержащиеся в трудах их коллег-теоретиков, не только на стадии осмысления полученного эмпирического материала, но и на этапе подготовки социологического исследования, когда возникает замысел, определяется основное противоречие и формулируется комплекс гипотез.

  • [1] См.: Фейблман Д. Концепция науки о культуре // Антология исследованийкультуры. В 2 т. Т. 1. - М., 1997. - С. 156-159.
  • [2] Сильвестров В. В. Философское обоснование теории и истории культуры. — М.,
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы