ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ЛЕСОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА НА УСЛОВИЯХ ЧЛЕНСТВА РОССИИ В ВТО

Анализ проблем лесопромышленного комплекса России

Лесные ресурсы России представляют собой огромный возобновляемый, в отличие от нефти и газа, резерв экономического роста страны. На долю России приходится более 20% всех лесных ресурсов планеты, в том числе более половины мировых запасов наиболее ценных хвойных пород. Расчетная лесосека, т.е. разрешенный к изъятию объем древесины, с 2010 г. имеет тенденцию к увеличению и к 2020 г. ее величина составит 700 млн м , к 2030 г. — 710 млн м , о чем говорится в прогнозе Минэкономразвития долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 г. [38]. Согласно прогнозу Минэкономразвития ежегодный прирост составляет 872 млн м , а потенциальный объем лесопользования может достигать 550 млн м3 в год, что позволяет России без ущерба для природы не только обеспечивать себя лесопромышленными товарами, но и вывозить значительную часть этих товаров из страны. К тому же потребность мирового рынка в продукции ЛПК стабильно растет и позволяет заложить перспективу роста лесной промышленности страны в несколько раз.

Однако при существующей в России правовой и экономической базе использование лесов является неэффективным и нерациональным. Для примера, в небольшой по площади Финляндии доход от лесного сектора в 18 раз больше, чем в России, а прирост древесины выше в 3 раза. Сумма инвестиций в лесную отрасль равняется 30 млрд долл. США при расчетной лесосеке в 50 млн м .

На сегодняшний день можно выделить следующие конкурентные преимущества национального ЛПК России:

  • 1. Огромный природно-ресурсный потенциал российских лесов: страна находится на втором месте в мире по запасам древесины, которая имеет достаточно высокие потребительские. При этом следует заметить, что качество производимых в стране пиломатериалов отстает от качества продукции других стран. Цены на пиломатериалы, выпускаемые предприятиями Финляндии, на 20% выше, чем на подобную продукцию отечественного производства . [1]
  • 2. Территориальная близость реального, постоянно расширяющегося рынка сбыта лесопромышленной продукции Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия в перспективный период будет являться наиболее предпочтительным поставщиком на эти зарубежные региональные рынки лесной и целлюлозно-бумажной продукции. Основным перспективным экспортным направлением для Российской Федерации является Китай, так как с 1 января 2000 г. там установлены нулевые пошлины на импорт леса [49]. Однако в последнее время снижающиеся показатели экспорта из России в Китай были обусловлены введением нашей страной тарифных квот на вывоз круглого леса в связи с вступлением России в ВТО. На азиатских региональных рынках, помимо делового круглого леса, растет спрос на российские хвойные пиломатериалы (лесоматериалы обработанные). В настоящее время совокупная доля потребления Китаем и странами Центральной Азии, Ближнего Востока и Северной Африки составляет около 80% объема рынка пиломатериалов хвойных пород [36].
  • 3. Рост эффективности производства в рамках вертикально-интегрированных структур, возникающий за счет возможности более комплексной переработки сырья. Это подтверждается успешной деятельностью крупнейшего в России холдинга, производящего целлюлозно-бумажную продукцию и объединяющего в себе ведущие предприятия в лесной отрасли, лесопромышленной группы «Илим Палп Энтерпрайз» (Ilim Pulp Enterprise (IPE)) [33]. Предприятия холдинга производят почти 40% всей отечественной целлюлозы и картона, численность занятых составляет около 36,5 тыс. человек. Лидер отечественного ЛПК «Илим Палп Энтерпрайз» с объемом продаж более 1 млрд долл. США в год входит в двадцатку крупнейших мировых производителей целлюлозы. Такие структуры способны аккумулировать финансовые средства для пропорционального развития всех внутренних производств. Лесопромышленные предприятия с высокой степенью кооперации производства (от лесозаготовок до выхода готовой целлюлозно-бумажной продукции) выступают оптимальной структурой вертикальной интеграции. Крупные лесопромышленные компании являются, таким образом, «точками роста» всего лесного комплекса [37].
  • 4. В Российской Федерации по-прежнему сравнительно дешёвые сырьевые и энергетические ресурсы, стоимость рабочей силы, что отражается на совокупной величине затрат на производство лесопромышленной продукции. Например, несомненным конкурентным преимуществом российских лесопромышленных предприятий является низкая стоимость пиловочного сырья. По данным крупной финской консалтинговой компании Indufor, стоимость 1 м3 пиловочника в России составляет порядка 42 долл. США при условии собственной лесозаготовки, что в несколько раз ниже, чем в

Китае, где 1 м3 пиловочника обходится почти в 140 долл. США, и ниже, чем в США (56 долл. США) и Канаде (44 долл. США)1.

При этом нерешенных проблем и ограничений у ЛПК России гораздо больше, чем имеющихся конкурентных преимуществ. К ним относятся:

1. Низкий уровень внутреннего потребления лесопромышленной продукции. Развитие российского внутреннего рынка могло бы стать мощным стимулом для роста лесной промышленности страны, однако, согласно данным Росстата, потребление продукции ЛПК (включая целлюлозно-бумажную продукцию) в нашей стране крайне низко и объясняется низкой платежеспособностью российских покупателей лесопромышленной продукции и низким уровнем оплаты труда при быстро растущих ценах на потребительские товары[2] [3]. По мнению аналитиков компании Indufor, в России сложилась парадоксальная ситуация, когда из произведенных 20- 22 млн м3 хвойных пиломатериалов внутри страны используется всего около 3 млн м3 в год. В России, которая является крупнейшим поставщиком пиломатериалов на мировой рынок лесопромышленной продукции наряду с Канадой и Швецией, собственный же рынок пиломатериалов практически не развивается.

Относительно отечественного рынка целлюлозно-бумажной продукции можно сказать, что он обладает значительным потенциалом, его ежегодный прирост составляет порядка 5%. При этом, если в США потребление бумаги и картона на душу населения составляет 230 кг, в Финляндии более 340 кг, то Россия потребляет всего около 50 кг бумаги и картона на душу населения. Ожидается, что к 2030 г. внутреннее потребление бумаги и картона возрастет до 25,6 млн т, что позволит увеличить потребление данного вида продукции на душу населения до уровня развитых европейских стран (180 кг на душу населения) к 2030 г. [42].

2. Техническая и технологическая отсталость отраслей ЛПК и изношенность его основных фондов, которая негативно сказывается на конкурентоспособности его продукции. Уровень ресурсоемкости и трудоемкости единицы лесопромышленной продукции в России значительно превышает аналогичные показатели в развитых лесопромышленных стран мира (США, Финляндия, Швеция, Канада).

В лесопильном производстве на многих предприятиях используются лесопильные рамы, являющиеся энергоемким и низкопроизводительным оборудованием. Отсутствуют современные прогрессивные технологии на базе круглопильного, фрезерно-брусующего, ленточно-пильного и другого оборудования [15]. В производстве ДСП и ДВП более половины оборудования превысило нормативные сроки эксплуатации. В плитном производстве низка доля продукции, полученной по прогрессивной технологии непрерывного прессования.

На целлюлозно-бумажных предприятиях около 80% варочных установок непрерывного действия находятся в эксплуатации свыше 25 лет, половина варочных котлов периодического действия требует замены [15]. Износ активной части основных фондов целлюлозно-бумажной промышленности составляет порядка 70%, а износ основного технологического оборудования на ряде предприятий достигает 80%.

  • 3. Имеют место низкие производственные возможности и отсутствие мощностей для глубокой переработки древесного сырья. Недостаточное развитие высокотехнологичных производств по глубокой механической, химической и энергетической переработке древесины поставили экономику страны в зависимость от импорта высококачественной лесобумажной продукции, так как в России недостаточно для удовлетворения внутреннего спроса мощностей по производству этих видов продукции.
  • 4. Несовершенная структура производства лесопромышленной продукции, во многом определившая сырьевую направленность экспорта из России на мировой рынок. В более развитых лесопромышленных странах в лесном экспорте превалирует продукция высокой степени переработки — качественные пиломатериалы, целлюлоза, бумага, мебель и др. Российские товары не обладают высокой конкурентоспособностью на мировом рынке продукции ЛПК и уступают аналогичным товарам по качеству, потребительским свойствам, упаковке, экологичности и другим показателям вследствие слабого развития сертификации качества, экологической направленности управления бизнесом и сертификации лесопользования. Лишь отдельные крупные корпорации начинают внедрять у себя международные стандарты заготовки, транспортировки и предпродажной обработки экспортной продукции.
  • 5. Лесная промышленность России имеет невысокую инвестиционную привлекательность. Основной причиной низкой производительности труда в ЛПК, его технической деградации является недостаточные объёмы инвестиций для модернизации производства и строительства новых предприятий из-за неблагоприятного инвестиционного климата. За 10 лет финансирование лесной промышленности сократилось почти в 15 раз [15]. Лесная отрасль мало привлекательна для инвестиций также в силу большого числа некоммерческих рисков, связанных с политической нестабильностью России, несовершенством лесного законодательства, которое только за последние 15 лет менялось трижды, и отсутствием четкой государственной политики в отношении ЛПК. Проблема осложняется неустойчивостью показателей финансово-экономической деятельности предприятий лесной промышленности.

Отрасль не отличается высокой рентабельностью (табл. 3.1). В период 2010-2014 гг. рентабельность проданных товаров (продукции, работ и услуг) лесозаготовительного производства была стабильно отрицательной, что означает убыточность лесозаготовительных предприятий. Показатели рентабельности продаж лесозаготовок колебались в анализируемый период от -0,6% в 2011 г. до -3,6 в 2013 г.

Таблица 3.1

Показатели рентабельности финансово-хозяйственной деятельности предприятий ЛПК, %'

п/п

Показатели

2010

2011

2012

2013

2014

1

Рентабельность проданных товаров (продукции, работ и услуг) лесозаготовительного

-0,9

-0,6

-2,8

-3,6

-0,8

2

Рентабельность проданных товаров (продукции, работ и услуг) обработки древесины и производства изделий из дерева

3,0

3,7

0,7

8,0

12,2

3

Рентабельность проданных товаров (продукции, работ и услуг) целлюлозно-бумажного производства, издательской и полиграфической деятельности

11,3

11,5

10,1

8,5

10,2

4

Рентабельность активов в сфере обработки древесины и производства изделий из дерева

0,8

-2,1

-1,1

0,8

-5,5

5

Рентабельность активов целлюлозно-бумажного производства, издательской и полиграфической деятельности

8,0

7,2

6,8

3,5

-0,1

Рентабельность проданных товаров (продукции, работ и услуг) как в деревообработке, так и в целлюлозно-бумажной промышленности, была положительной. При этом рентабельность продаж целлюлозно- бумажного производства, издательской и полиграфической деятельности находилась на уровне этого показателя по обрабатывающей промышленности в целом, а рентабельность продаж продукции деревообработки существенно повысилась только в 2013-2014 гг.

Негативным моментом в деятельности предприятий деревообработки и целлюлозно-бумажной промышленности является низкая и [4]

при этом убывающая отдача используемых активов. Рентабельность активов в сфере обработки древесины и производства изделий из дерева сократилась с 0,8% в 2010 г. до отрицательного значения -5,5% в 2014 г. Рентабельность активов целлюлозно-бумажного производства, издательской и полиграфической деятельности упала еще больше — с 8,0% в 2010 г. до отрицательного значения -0,1% в 2014 г.

6. Истощение ресурсной базы в регионах лесозаготовительных производств и вблизи действующих лесозаготовительных предприятий (в особенности хвойного пиловочника) на фоне регулярного недоиспользования расчетной лесосеки и исторически сформировавшегося разрыва между предприятиями по переработке древесины и лесосырьевой базой. Имеет место необходимость перевозок заготовленной древесины по железной дороге на значительные расстояния. При этом эффективная экономика ЛИК предполагает плечо доставки сырья не более, чем на 200 км.

Согласно данным экспертов Департамента имущественных отношений Минэкономразвития РФ, до 50% лесных ресурсов России недоступны из-за отсутствия лесовозных дорог, а объем ущерба отрасли по естественным потерям «перестойных (потерявших качество) лесов» сравним с объемами экспорта леса . Протяженность лесных дорог в Российской Федерации составляет 1,46 км на 1000 тыс. га лесных земель, а в странах Западной Европы и Северной Америки соответственно 10-45 км (рис. 3.1). Решение вопроса транспортировки заготовленной древесины является важной составляющей решения проблемы эффективного использования лесных ресурсов страны.

Следует отметить, что в лесах Российской Федерации в целом по данным прогноза развития лесного сектора Российской Федерации до 2030 г., подготовленного ФАО [43], наблюдается сокращение площади лесов, где возможная промышленная заготовка древесины и запасов древостоев на этих землях: с 704 млн га в 2000 г. до 677 млн га в 2010 г. и с 70 млрд м3 га в 2000 г. до 68 млрд м3 в 2000 г. соответственно. При этом расчетная лесосека в указанный период выросла с 552 млн до 633 млн м3 на фоне увеличения прироста древостоев с 842 млн до 853 млн м3. Это еще раз подтверждает возможность наращивания объемов лесозаготовок при условии транспортной доступности лесных ресурсов.

7. Широкое распространение нелегальных рубок и оборота неучтённой древесины, что способствует продвижению на рынок так называемой «серой» продукции.

В течение 2009-2012 гг. ежегодный объем рубок леса в России по данным Федерального агентства лесного хозяйства составлял около

180 млн м' в год, при этом объем незаконных рубок — порядка 720- 730 тыс. mj ежегодно . Поставки нелегально заготовленного круглого леса на мировой рынок подрывают конкурентные позиции компаний, которые работают с соблюдением действующей нормативно-правовой базы.

Транспортная инфраструктура лесного комплекса Российской Федерации и ряда зарубежных стран [15]

Рис. 3.1. Транспортная инфраструктура лесного комплекса Российской Федерации и ряда зарубежных стран [15]

Выяснение причин, влияющих на объемы незаконно заготовленной древесины, необходимо осуществлять с дифференциацией их по субъектам и объектам [29]. Субъектами незаконной заготовки древесины являются физические и юридические лица, объектами — участки лесного фонда.

Основными причинами незаконной заготовки древесины, осуществляемой физическими лицами, являются:

  • • низкий жизненный уровень населения в лесных и сельских районах;
  • • наличие постоянного спроса на дешевую древесину, заготовленную нелегальным путем; [5]
  • • отсутствие понятных и простых процедур получения права заготовки древесины для местного населения;
  • • слабость государственной лесной охраны, контроля и надзора за тем, что происходит в лесу.

Фактически незаконная заготовка древесины гражданами является фактически кражей леса на корню. Однако в силу причин социально- экономического характера и ментальности местного населения незаконная заготовка не воспринимается как кража, поскольку лесные ресурсы воспринимаются населением как дар природы, как общенародное достояние.

Запутанность и противоречивость лесного законодательства, сложность устройства государственных органов управления лесами и их «недружественность» по отношению к населению ведут к тому, что граждане прибегают к незаконным рубкам даже тогда, когда официальная стоимость древесины ничтожно мала и не влияет на решение населения о законной или незаконной процедуре получения древесины.

Для того чтобы получить разрешение на заготовку древесины для собственных нужд (купить право на ее заготовку), необходимо потратить значительное время, а иногда и значительные средства на поездку в ближайшее лесничество или другой административный орган. В итоге незаконно срубить оказывается во много раз проще, чем законно купить. Именно это служит основной причиной самовольной, т.е. незаконной заготовки древесины гражданами для собственных нужд.

Нищета и безработица в лесных деревнях и поселках, безысходность (невозможность нахождения законных средств к существованию или переселения в более благополучные условия) вынуждают граждан заниматься незаконными заготовками древесины, даже если он приносит им весьма невысокие доходы и связан с риском поимки и наказания. За время, истекшее после распада СССР, потеря занятости в лесной отрасли составила около 1,1 млн чел. Большая часть этого сокращения пришлась именно на лесные деревни и поселки, где альтернативные варианты занятости обычно отсутствуют. В настоящее время продолжается сокращение занятости в лесном секторе примерно на 10% в год в связи с неизбежным техническим перевооружением отрасли. Реформа лесной отрасли, основанная на новом лесном законодательстве, ускорила этот процесс. Значительная часть сокращенных сотрудников вынуждена искать себе новые источники доходов, включая незаконные рубки.

Объемы незаконной заготовки древесины местным населением не столь существенны и по разным оценкам составляют до 3 млн м (не более 2% от объема всей заготовленной древесины).

Более сложным является вопрос нелегальной заготовки юридическими лицами. Основными причинами незаконной заготовки древесины юридическими лицами являются:

  • • сложные административные процедуры получения права заготовки древесины на конкретном лесном участке в случае его аренды;
  • • экономическая необоснованность лесоводственных норм и требований по технологии проведения лесозаготовительных работ, объему допустимой заготовки древесины и последующих работ по лесовосстановлению и уходу за лесом на лесных участках, пройденных лесозаготовкой;
  • • налоговые последствия и все фискальные платежи, связанные с декларацией выполненных объемов работ по заготовке древесины.

Объектами незаконной заготовки древесины являются, как правило, лесные участки, находящиеся в транспортной доступности и высокой товарности. Учитывая сильную истощенность лесного фонда в зоне эксплуатационных лесов, объектами незаконной рубки выступают лесные участки, отнесенные к различным категориям защитных лесов.

Таким образом, решению проблемы нелегальных рубок будет способствовать:

  • • совершенствование правовой базы, направленное на снижение уровня бюрократичности процедур получения прав на пользование лесными участками как для юридических, так и для физических лиц;
  • • внедрение различных систем добровольной лесной сертификации;
  • • организация единой базы учета и контроля заготовки и перемещения лесных ресурсов, включая маркировку леса;
  • • снижение налогового бремени на лесозаготовителей, осуществляющих восстановление лесных ресурсов;
  • • создание электронной биржи с обязательной фиксацией всех сделок купли-продажи заготовленной древесины;
  • • повышение уровня жизни населения, проживающего в сельской местности.

Это позволит снизить уровень нелегально заготовленной древесины и продукции из нее, реализуемой на национальном и международном рынке. Россия является активным участником международного процесса по вопросам противодействие нелегальным рубкам. Это важное условие укрепления конкурентных позиций российского лесного бизнеса на мировом рынке в целом, но, прежде всего, на европейском лесопромышленном рынке. Это связано с тем, что в настоящее время действует Регламент № 995/2010 Европейского парламента и совета от 20 октября 2010 г. об обязанностях операторов, размещающих лесоматериалы и продукцию из древесины на рынке, который запрещает торговлю незаконно заготовленными лесоматериалами и изделиями из древесины [59]. Это касается как компаний, поставляющих лесоматериалы и изделия из древесины на европейский рынок, так и их поставщиков в тех странах, где заготавливается древесина, в том числе в России. Новое европейское законодательство требует от участников ВЭД внедрения системы должной добросовестности, соответствующей установленным требованиям.

При выполнении общих требований Еврорегламента наибольшие сложности у российских поставщиков вызовет учет легальности в цепочке поставок вне зависимости от количества посредников и предприятий, через которые проходит продукция. При этом, согласно Регламенту, проверкам подлежат только те организации, которые имеют юридический адрес в Евросоюзе, то есть выводящие лесную продукцию на европейский рынок. Другими словами, требования к российским производителям смогут предъявить только их западные бизнес- партнеры, которых, в свою очередь, будут проверять контрольные органы стран ЕС. Никаких прямых проверок со стороны органов Евросоюза в России не будет.

В целом, эффективность государственного управления лесными ресурсами определяется уровнем лесного дохода, поступающего в государственный бюджет. В настоящее время платежи за использование лесных ресурсов, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 22 мая 2007 г. № 310, не только не обеспечивают поступление существенных доходов в бюджеты всех уровней, но и не покрывает затраты на воспроизводство, охрану и защиту лесов [12].

По данным Федерального казначейства РФ, совокупные расходы консолидированного бюджета Российской Федерации (федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ) на лесное хозяйство составили в 2013 г. 43,6 млрд руб., а поступление платы за использование лесов в консолидированный бюджет — 21,8 млрд руб., что составляет практически ровно 50% от расходов1. В 2015 г. поступление платы за использование лесов сократилось до 17,7 млрд руб. Динамика расходов консолидированного бюджета Российской Федерации на ведение лесного хозяйства и доходов от использования лесов представлена на рис. 3.2, из которого видно, что расходы на лесное хозяйство существенно превышают поступающие доходы в виде платы за лесопользование.

Одной из причин резкого роста расходов консолидированного бюджета на лесное хозяйство стало введение в 2007 г. нового Лесного кодекса РФ, практически полностью разрушившего экономические основы существования лесного хозяйства. Новый Лесной кодекс превратил лесное хозяйство из почти самодостаточной отрасли экономики в отрасль, практически полностью зависящую от бюджетного финансирования.

Динамика доходов от использования лесов и расходов на лесное хозяйство консолидированного бюджета Российской Федерации с 2005-2013 гг

Рис. 3.2. Динамика доходов от использования лесов и расходов на лесное хозяйство консолидированного бюджета Российской Федерации с 2005-2013 гг.1

Вышеуказанные проблемы являются системными и требующими тщательной подготовки для их решения, и реализацией некоторых из них государство занимается не первый год.

  • [1] Согласно оценкам ученых НИИ леса Финляндии, проводивших исследования по качеству и свойствам елового и березового сырья для производствастроительных, столярных и отделочных материалов из России и Финляндии,лучшим оказался пиловочник из Восточной Финляндии (Россию и Финляндию сравнили по качеству древесины). URL: http://www.woodbusiness.ru (датаобращения: 13.06.2016).
  • [2] Материалы с официального сайта крупнейшей консалтинговой компании Indufor. URL: http://www.indufor.fi (дата обращения: 14.06.2016).
  • [3] Материалы с официального сайта Федеральной службы государственнойстатистики. URL: http://www.gks.ru
  • [4] Составлено на основе данных Росстата [47].
  • [5] Материалы с официального сайта Федерального агентства лесного хозяйства. URL: http://www.rosleshoz.gov.ru
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >