Лесопромышленный комплекс России как потенциальный участник международного углеродного рынка

Лесные ресурсы Российской Федерации не только обеспечивают ЛПК страны древесным и иным сырьем, но и выполняют важнейшую кли- маторегулирующую функцию. Изменение климата планеты вследствие концентрации парниковых газов в атмосфере является на сегодняшний день одной из основных глобальных экологических проблем. Хотя существуют расхождения в оценках точной величины концентрации газов, их степени влияния на состояние атмосферы и определении доли эмиссии от разных источников, специалисты пришли к консенсусу, что основной причиной потепления климата является накопление в атмосфере парниковых газов.

Углекислый газ оказывает наибольшее влияние на изменение климата. Примерно 80% парникового эффекта приходится на углекислый газ, около 15% — на метан, остальные газы составляют менее 5%. В настоящее время уровень углерода выше на 30%, чем был 250 лет назад, и при этом увеличение произошло в основном во второй половине XX в. Общая ежегодная эмиссия углерода от антропогенной деятельности оценивается в 7,5 млрд т [19].

Таблица 3.11 иллюстрирует упрощенную схему углеродного бюджета планеты, из которой видно, что лесные экосистемы и связанная с ними деятельность занимают важное место в формировании баланса углерода. Следовательно, лесной сектор может оказать двоякое влияние на изменение климата. С одной стороны, лесопользование и изменение структуры землепользования в сторону уменьшения покрытых лесом земель являются источником эмиссии углекислого газа в атмосферу и оказывают отрицательное влияние на формирование углеродного баланса. С другой стороны, лесные экосистемы «связывают» углерод, и тем самым способствуют снижению концентрации углерода в атмосфере [28].

Таблица 3.11

Упрощенный углеродный бюджет планеты

Источники эмиссии углерода

Эмиссия углерода, млрд т в год

«Резервуары»

углерода

Поглощение углерода, млрд т в год

Накопление углерода в атмосфере, млрд т в год

Сжигание и использование ископаемых видов топлива

4,8-5,7

Океаны

Лесные экосистемы

U-2,5 0,5-0,8

Лесопользование и лесные пожары

0,6-2,4

Другие наземные эко-

0,6-1,5

ИТОГО

5,4-8,1

2,2-4,8

3,2-3,3

Уменьшение количества углерода в лесных экосистемах происходит в ходе промышленных лесозаготовок, рубок ухода, при лесных пожарах, вследствие перевода лесных земель в иные категории (сельскохозяйственные и др.). При проведении рубок и в случае возникновения лесных пожаров имеет место эмиссия углекислого газа с временной потерей лесных «углеродных резервуаров», так как после промышленной заготовки древесины и лесных пожаров следует лесовосстановление (естественное или искусственное).

При вырубке древостоев с целью дальнейшего использования высвобожденных площадей для целей сельского хозяйства теряются леса для будущего стока углерода, сельскохозяйственные и другие категории землей (нелесные) поглощают углерода значительно меньше, чем лесные экосистемы.

Потеря углерода при лесозаготовках, лесных пожарах и трансформации лесных земель в другие категории как источник эмиссии углерода занимает второе место в общем объеме выбросов углерода в атмосферу. На указанные источники эмиссии углерода ежегодно приходится 1,5-1,8 млрд т выбросов. Наибольший выброс углерода (около 75% всей эмиссии) дает сжигание минеральных видов сырья (угля, нефти, газа) в виде топлива в промышленности, на транспорте, в коммунальном хозяйстве.

Необходимо отметить, что часть углерода, изъятого при лесозаготовках, частично остается в продуктах деревообработки и деревопе- реработки, частично — в отходах. При этом часть углерода в виде углекислого газа поступает в атмосферу в результате биологического разложения или сжигания древесных продуктов и отходов. Депонирование углерода в продукции, изготовленной из древесного сырья, и отходах зависит от их вида.

При рассмотрении положительной роли лесных экосистем в формировании углеродного баланса планеты, первоочередное внимание, как правило, уделяется лесам как источнику экологически чистого топлива [50]. Использование древесного биотоплива как заменителя минеральных видов топлива, снижает выбросы углерода в атмосферу. Интерес к древесному топливу в настоящее время достаточно велик. В мире в целом более чем 55% заготовленной древесины используется как топливо в виде дров и древесного угля. В развивающихся странах преобладает использование древесины как топлива. В этих странах древесины в качестве топлива для производства энергии используется в четыре раза больше, чем для промышленного производства различной продукции.

Использование древесины в качестве топлива дает меньшую эмиссию парниковых газов по сравнению с минеральными видами топлива. Кроме того, древесное топливо может быть «углеродно нейтральным» в случае, если эмиссия углерода при сжигании древесины будет компенсироваться поглощением эквивалентного количества углерода восстановленными лесами на месте вырубки древесины для топливных целей. Например, если лесная плантации будет вырублена для удовлетворения топливных нужд, затем повторно создана, никакой чистой эмиссии углерода не будет, потому что углерод будет поглощен при фотосинтезе на новой плантации. Если будет осуществляться замена ископаемых видов топлива на древесное, будет иметь место чистое сокращение выбросов углерода.

Положительная роль лесного сектора в формировании углеродного баланса планеты не ограничивается лишь обеспечением энергетического сектора экологически чистым, углеродно нейтральным топливом.

Лесохозяйственная деятельность и лесопользование могут способствовать снижению концентрации углерода в атмосфере через:

  • • сохранение и расширение покрытой лесом площади,
  • • совершенствование управления лесными ресурсами.

Наглядно сказанное показано на рис. 3.3.

Сохранение и расширение площади покрытых лесом земель возможно за счет своевременного лесовосстановления и лесоразведения путем создания «углеродных лесов». В настоящее время существуют технологии по созданию быстро растущих плантаций. В условиях тропиков ежегодный прирост около 30 м считается нормальным явлением для промышленных плантаций по выращиванию древесины для производства целлюлозы.

В настоящее время быстро растущие плантации создаются для промышленных коммерческих целей, в будущем они могут закладываться и для выращивания лесов как «углеродных резервуаров». Выбор приоритета цели плантационного лесоразведения будет зависеть от величины экономического эффекта, который могут дать промышленная заготовка древесины и поглощение углерода. В первом случае— это будет прибыль от продажи круглых лесоматериалов, во втором — экономия издержек при выполнении обязательств по сокращению эмиссии углерода.

Направления «углеродной» деятельности, обеспечивающие чистый сток углерода в лесные экосистемы

Рис. 3.3. Направления «углеродной» деятельности, обеспечивающие чистый сток углерода в лесные экосистемы

Второе из названных направлений (совершенствование управления созданными лесными ресурсами) редко принимается в расчет при рассмотрении увеличения углеродного потенциала лесов. Совершенствование управления существующими лесными ресурсами как «углеродными резервуарами», с нашей точки зрения, включает в себя реализацию таких принципов лесного менеджмента и лесной политики по организации лесопользования, которые позволят увеличить способность лесов к поглощению и хранению углерода, а также снизят эмиссию парниковых газов из лесных экосистем.

Этого можно достичь через осуществление мероприятий, которые предотвращают сокращение лесных земель, повышают продуктивность лесов, минимизируют повреждение напочвенного покрова и обеспечивают сохранение жизнеспособного подроста во время проведения лесозаготовок, что способствует быстрому и эффективному лесовосстановлению. Кроме того, положительно на сток и запас углерода влияет деятельность, направленная на охрану лесов от пожаров и защиту от болезней и вредителей.

Мероприятия, которые позволят обеспечить дополнительный сток в лесные экосистемы, можно объединить в две группы:

  • • проведение лесохозяйственных работ, направленных на повышение продуктивности древостоев и обеспечения их сохранности на участках лесного фонда,
  • • изменение организации рубок главного пользования путем перехода от сплошных к постепенным и выборочным рубкам, а также увеличения возраста рубки.

Фактически, реализация перечисленных выше мероприятий означает выполнение принципа устойчивости в управлении и развитии лесного хозяйства.

Все сказанное выше верно как в отношении глобального лесного сектора и лесов планеты, так и в отношении лесной отрасли и лесов России. Нетто-сток углерода в леса России положительно влияет на концентрацию углерода в атмосфере, уменьшая ее. При этом, лесной сектор страны обладает потенциалом снижения эмиссии парниковых газов и увеличения их стока. В течение 2020-2010 гг. реальный средний прирост углерода (чистая экосистемная продукция) составлял 520-611 млн т и в перспективе к 2030 г. в зависимости от сценария развития может составить 655-673 млн т [43] (см. приложение 5).

Экологическим функциям леса всегда придавалось важное значение, однако традиционно считалось, что эти полезности не могут быть объектом рыночного оборота, т.е. не могут приносить дохода собственникам лесных ресурсов и лесопользователям. Восприятие экологических функций лесов как потребительского блага имеет короткую историю, которая начинается с процесса подготовки и подписания Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК). РКИК [ 1 ] была принята 9 мая 1992 г. на международной конференции ООН по окружающей среде и вступила в силу 21 марта 1994 г. Конвенция призвана объединить усилия стран-участниц по предотвращению опасных изменений климата и добиться стабилизации концентрации парниковых газов на относительно безопасном уровне, позволяющем экосистемам естественным образом приспосабливаться к изменению климата, обеспечивая устойчивое экономическое развитие. Но РКИК не предусматривает количественных обязательств ее сторон и периода достижения поставленных целей. Для обсуждения путей реализации положений Конвенции предусмотрены регулярные Конференции сторон.

Киотский протокол [2] был принят в г. Киото (Япония) на Третьей конференции Сторон РКИК в декабре 1997 г. Протокол закрепил количественные обязательства развитых стран и стран с переходной экономикой, включая Россию, по ограничению и снижению поступлений парниковых газов в атмосферу. Согласно Киотскому протоколу, развитые страны и страны с переходной экономикой в течение первого зачетного периода 2008-2012 гг. обязуются в целом сократить выбросы парниковых газов как минимум на 5,2% по сравнению с базовым годом, в качестве которого выбран 1990 г. Российская Федерация в указанный период должна была ограничить выбросы парниковых газов на уровне 1990 г. Данное обязательство было полностью выполнено.

Международными климатическими соглашениями было признано положительное влияние лесных экосистем на формирование углеродного баланса планеты. Обязательства стран по ограничению и сокращению выбросов парниковых газов могут быть выполнены как за счет прямых технологических мероприятий по снижению выбросов в атмосферу, так и за счет увеличения стока углерода в наземные экосистемы, который является «прямым результатом деятельности человека в области изменений в землепользовании и в лесном хозяйстве ... измеряемым как поддающиеся изменения в накоплениях в каждый период действия обязательств» (ст. 3, п. 3) [1].

Обязательства стран по сокращению выбросов парниковых газов в 2008-2012 гг. могли быть выполнены не только за счет реализации внутренних мер и мобилизации внутренних ресурсов по сокращению выбросов в атмосферу, но и путем международного сотрудничества с использованием рыночного подхода для обеспечения наиболее эффективного и менее дорогостоящего варианта достижения установленного уровня квот. Киотский протокол позволил сформировать международный углеродный рынок, где предметом торга выступали экологические услуги по сокращению выбросов парниковых газов и увеличению абсорбции углерода.

Протоколом предусмотрены следующие экономические механизмы международной кооперации:

  • • механизм совместного осуществления;
  • • механизм чистого развития;
  • • механизм торговли квотами.

«Механизм совместного осуществления» предполагает сотрудничество развитых стран и стран, осуществляющих переход к рыночной экономике, по реализации совместных проектов по снижению выбросов углекислого и других парниковых газов в атмосферу на территории одной из стран с последующим делением полученного эффекта от снижения выбросов или увеличения стока углерода. Аналогичный механизм, предполагающий реализацию проектов на территории развивающихся стран, носит название «механизм чистого развития». Третьим экономическим механизмом международной кооперации, направленной на сокращение выбросов парниковых газов, является торговля квотами (разрешениями) на выбросы. Если страна не расходует свою квоту полностью, то она может продать часть квоты другой стране.

До недавнего времени Россия как принимающая сторона участвовала в реализации проектов совместного осуществления в рамках Киотского протокола. В 2011-2012 гг. Сбербанком России, на который были возложены полномочия оператора углеродных единиц, было принято 117 заявок по проектам совместного осуществления с общим объемом сокращения выбросов 290 млн т СОг-эквивалента. Иностранным партнерам-инвесторам в этот период было передано 208 млн единиц сокращения выбросов .

Активными участниками международного углеродного рынка с российской стороны выступали такие крупнейшие лесопромышленные компании как ОАО «Группа Илим», ОАО «Соломбальский ЦБК», ЗАО «Интернешнл Пейпер», ЗАО «Лесозавод 25», ОАО «Архангельский ЦБК» и другие. Общий объем сокращений выбросов для реализации на углеродном рынке по проектам, которые были заявлены представителями лесного сектора России, составил более 41 млн т С02-эквивалента. При минимальной цене на углеродном рынке, равной 0,6 евро за тонну С02-эквнвалента совокупный объем потенциальных инвестиций в отрасль превысил 24,6 млн евро.

На 7-м Совещании Сторон Киотского протокола (ЮАР, г. Дурбан) в декабре 2011 г. Российская Федерация не взяла на себя количественных обязательств на второй период его действия с 2013 по 2020 г. Данное решение имеет негативные последствия для российских участников проектов совместного осуществления. На текущем этапе Россия не сможет быть участником данного сектора международного углеродного рынка и лишится экологических инвестиций со стороны иностранных партнеров. Это не означает, что у российских хозяйствующих субъектов, представителей лесного и других секторов экономики, нет дальнейших перспектив по реализации экологических услуг по сокращению выбросов парниковых газов и поглощению углерода на международном рынке.

22 апреля 2016 г. в штаб-квартире ООН (США, г. Нью-Йорк) состоялось подписание Парижского соглашения об изменении климата всеми 196 сторонами РКИК. Согласно данному соглашению все страны-участницы обязуются принять меры к тому, чтобы повышение общемировой температуры составило значительно менее 2 градусов Цельсия, а с учетом серьезности существующих рисков — стремиться ограничить рост температуры уровнем 1,5 градуса [3]. В качестве мер, направленных на предотвращение изменения климата, Сторонам соглашения следует предпринимать «действия по охране и повышению качества ... поглотителей и накопителей парниковых газов, ... включая леса» [3, ст. 5]. Данным положением Парижского климатического соглашения подтверждается возможность выполнения национальных обязательств стран за счет увеличения поглощения углерода лесами.

Согласно ст. 6 Парижского соглашения для содействия сокращению выбросов парниковых газов и поддержки устойчивого развития предусматривается механизм, цель которого является:

«а) содействие сокращению выбросов парниковых газов при поощрении устойчивого развития;

b) стимулирование и поощрение участия государственных и частных субъектов, уполномоченных Стороной, в сокращении выбросов парниковых газов;

c) содействие сокращению уровней выбросов в принимающей Стороне, которая будет получать выгоды от деятельности по предотвращению изменения климата, результатом которой являются сокращения выбросов, которые могут также использоваться другой Стороной для выполнения своего определяемого на национальном уровне вклада;

d) обеспечение общего сокращения глобальных выбросов» [3, ст. 6, п. 4].

При этом, сокращение выбросов, которое являющееся результатом применения выше указанного механизма, не может быть использовано для выполнения национальных обязательств принимающей страной, если оно будет использовано другой страной для демонстрации достижения ее определяемого на национальном уровне вклада. Таким образом, механизм Парижского климатического соглашения, изложенный в п. 4 ст. 6, стимулирует дальнейшее развитие международного углеродного рынка.

Таким образом, частные субъекты стран-участниц Парижского соглашения, могут выступать с инициативными проектами по сокращению выбросов парниковых газов (увеличению их поглощения). Данное положение может использовано российскими хозяйствующими субъектами, в том числе и представителями ЛПК страны.

В настоящее время Российской Федерацией приняты на себя следующие обязательства по предотвращению глобального изменения климата — ограничить выбросы парниковых газов на уровне 70-75% от уровня 1990 г. к 2030 г. при условии максимально возможного учета поглощающей способности лесов .

Оценим реальность выполнения национальных обязательств России с учетом принимаемых на сегодняшний день мер, направленных на сокращение выбросов парниковых газов и увеличения их поглощения экосистемами. Для анализа использованы прогнозные данные Шестого национального сообщения Российской Федерации, представленного в соответствии со ст. 4 и 12 РКИК и ст. 7 Киотского протокола (табл. 3.12).

Таблица 3.12

Прогноз совокупных выбросов парниковых газов в Российской Федерации, млрд т С02-эквивалеита [58]

Показатели

Факт 2010

2015

2020

2030

Без мер

Прогнозное значение

2,22

2,54

2,86

3,50

% к 1990 г.

66,1

75,7

85,2

104,3

С мерами

Прогнозное значение

2,22

2,31

2,41

2,59

% к 1990 г.

66,1

69,0

71,8

77,4

С дополнительными мерами

Прогнозное значение

2,22

2,23

2,24

2,26

% к 1990 г.

66,1

66,5

66,9

67,4

Прогнозные данные представлены по трем сценариям [58]:

  • • «без мер»: динамика таких важнейших показателей, как энергоемкость ВВП и углеродоемкость, будет изменяться инерционно, темпами, которые наблюдались в ретроспективе, при отсутствии каких-либо мер политики по их ускорению, кроме тех, которые уже были приняты до момента определения прогнозных значений.
  • • «с мерами»: предполагается реализация планируемых и осуществляемых мер по ограничению и сокращению выбросов парниковых газов, тесно увязанных с политикой и мерами по модернизации российской экономики, повышению энергоэффективности, сокращению выбросов загрязняющих веществ, развитию атомной и возобновляемой энергетики и других, принятых в последние годы.
  • • «с дополнительными мерами»: предполагается реализация специальных мер политики по ограничению выбросов парниковых газов, таких как введение налогов на выбросы парниковых газов или системы торговли квотами на их выбросы, технологий утилизации шахтного метана, технологий улавливания и захоронения углерода, ускоренной трансформации топливного баланса электроэнергетики и автомобильного транспорта в связи с введением жестких квот на выбросы и др.

Необходимо отметить, что прогнозные данные приведены без учета землепользования, изменения землепользования и лесного хозяйства. Величина поглощения углерода лесами Российской Федерации указана в приложении 5.

Данные табл. 3.12 свидетельствуют, что заявленные Российской Федерацией обязательства по ограничению выбросов парниковых газов к 2030 г. могут быть выполнены только с использованием дополнительных, специальных мер, в том числе торговли квотами на выброс парниковых газов на внутреннем рынке России. В этом случае, как и международном уровне, предметом торга будут экологические услуги по сокращению выбросов парниковых газов и увеличению поглощения углерода наземными экосистемами (далее — экологические углеродные услуги). Как уже было сказано, предприятия ЛПК России, имеют определенный опыт участия на международном углеродном рынке, который смогут успешно использовать и внутри страны.

В качестве потенциальных продавцов углеродных экологических услуг, как на международном, так и на российском углеродном рынке, со стороны лесной отрасли России могут стать следующие категории хозяйствующих субъектов:

  • • лесопромышленные компании, имеющие лесосырьевую базу и осуществляющие заготовку древесины и лесовосстановление;
  • • деревообрабатывающие и целлюлозно-бумажные предприятия, имеющие свое энергетическое хозяйство.

В первом случае дополнительный сток углерода в лесные экосистемы может быть обеспечен посредством реализации проектов, которые включают в себя следующие мероприятия:

  • • создания новых участков, покрытых лесом земель, если на участках лесного фонда, переданных компаниям в пользование, первоначально имелся резерв для лесоразведения (непокрытые лесом земли и нелесные земли),
  • • проведения дополнительных лесохозяйственных мероприятий, направленных на увеличение продуктивности лесов,
  • • изменения политики организации рубок главного пользования путем перехода от сплошных рубок к постепенным и выборочным и путем увеличение возраста рубки.

Во втором случае сокращение выбросов парниковых газов в атмосферу будет происходить, в оптимальном варианте, в результате реализации проектов перевода котельных деревоперерабатывающих и целлюлозно-бумажных предприятий с минерального топлива на биотопливо (дровяную древесину, отходы лесозаготовок и деревоперерабатывающих производств и т.д.). Также можно добиться улучшения экологических показателей энергетического хозяйства лесопромышленных предприятий при переводе угольных и мазутных котельных на природный газ.

Потенциальными покупателями российских экологических углеродных услуг являются государственные и частные субъекты стран, в отношении которых действуют следующие факторы:

  • • страны являются участницами Парижского климатического соглашения и взяли на себя жесткие количественные обязательства по сокращению и ограничению выбросов парниковых газов;
  • • внутри этих стран действует механизм квотирования выбросов парниковых газов, а также используются рыночные механизмы регулирования качества окружающей среды;
  • • внутренние рынки этих стран отличаются высокой экологической чувствительностью;
  • • представители стран уже имеют опыт взаимодействия с российскими хозяйствующими субъектами.

В первую очередь, перечисленным выше условиям отвечают страны Евросоюза (ЕС), Швейцария и Япония. ЕС находится на третьем месте в мире по выбросам парниковых газов после Китая и США. На долю стран ЕС приходится 9,8% мирового объема эмиссии парниковых газов. В настоящее время в период до 2020 г. для стран ЕС действует цель по сокращению выбросов парниковых газов на 20% от уровня 1990 г. (обязательства на второй период действия Киотского протокола). На сегодняшний день уже достигнуто сокращение выбросов парниковых газов порядка 19% и с большой вероятностью цель в 20% будет странами ЕС выполнена. Следует отметить, что внутри ЕС существуют разногласия относительно жесткости принимаемых обязательств в рамках Парижского соглашения, прежде всего, между западноевропейскими развитыми странами, которые настаивают на потенциально максимальном сокращении выбросов, и странами Центрально-Восточной Европы, многие из которых находятся на фазе индустриального развития и имеют меньше возможностей по сокращению выбросов парниковых газов. Для выполнения Парижского климатического соглашения страны ЕС взяли на себя обязательство сократить выбросы парниковых газов на 40% к 2030 г. по сравнению с базовым 1990 г. [27].

На долю Швейцарии приходится всего 0,1% мировых выбросов парниковых газов, но страна является активной участницей международных климатических соглашений и мирового углеродного рынка. В рамках Парижского соглашения об изменении климата Швейцария планирует сократить выбросы парниковых газов на 50% к 2030 г. относительно уровня выбросов 1990 г., а в отчетный период 2021— 2030 гг. среднее сокращение выбросов составит 35% [27].

Целью Японии, доля которой в мировых выбросах парниковых газов составляет 3%, является сокращение выбросов парниковых газов к 2030 г. на 26% относительно уровня 2013 г. [27]. Япония, также как и ЕС, использует рыночный подход для регулирования выбросов парниковых газов, но за рамками углеродного рынка Киотского протокола, так как страна не взяла на себя международных климатических обязательств на 2013-2020 гг. В настоящее время Япония использует новую схему углеродного сотрудничества в рамках так называемого «механизма совместных действий», основанного на двусторонних межправительственных соглашениях в основном с развивающимися странами по поводу совместной реализации углеродных проектов. Механизм совместных действий представляет собой попытку скомпилировать, объединить и переложить на двустороннюю основу преимущества механизмов чистого развития и совместного осуществления Киотского протокола. В целом уполномоченными органами Японии отобрано более 130 перспективных проектов по сокращению выбросов парниковых газов для реализации механизма совместных действий в различных странах, включая Монголию, Индию, Бразилию, Мексику, Индонезию, Малайзию, Вьетнам, Лаос, Турцию, Россию и т.д. [61].

Перечисленные выше страны уже имеют опыт реализации совместных углеродных проектов на территории России. Наиболее активными иностранными участниками проектов совместного осуществления (инвесторами) в первый период Киотского протокола были следующие страны — Нидерланды, Швейцария и Великобритания. На их долю приходится более 80% всех утвержденных российских проектов совместного осуществления. Япония также принимала участие в реализации инвестиционных углеродных проектов на территории России, например Проект совместного осуществления на Еты-Пуровском месторождении, в котором иностранным уполномоченным лицом выступила кампания Mitsubishi Corporation .

В настоящее время реализация мер, направленных на сокращение и ограничение выбросов парниковых газов в Российской Федерации, осуществляется в рамках ключевых нормативно-правовых документов:

  • • Климатическая доктрина Российской Федерации (утверждена распоряжением Президента РФ от 17 декабря 2009 г. № 861-рп);
  • • Комплексный план реализации Климатической доктрины Российской Федерации на период до 2020 г. (утвержден распоряжением Правительства РФ от 25 апреля 2011 г. № 730-р);
  • • Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 г. (утверждены Президентом РФ от 30 апреля 2012 г.);
  • • Государственная программа Российской Федерации «Охрана окружающей среды» на 2012-2020 гг. (утверждена Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 326). Указанные документы не предусматривают рыночных механизмов охраны окружающей среды в целом, в том числе и по предотвращению изменения климата. Необходима разработка нормативноправовой базы, регулирующей участие российских хозяйствующих субъектов на углеродном рынке, как на национальном, так и на международном уровне. Именно отсутствие проработанного со стороны государства механизма участия представителей России на международном углеродном рынке не позволило им своевременно (в 2008- 2010 гг.) реализовать проекты в рамках Киотского протокола.

Как было сказано, ряд предприятий российского ЛПК имеют определенный опыт участия в международной кооперации по реализации рыночного механизма регулирования парниковых газов в атмосфере в рамках Киотского протокола. Следует отметить, что есть прецеденты участия российских лесопромышленных предприятий на инициативном углеродном рынке, действовавшем до начала Киотского протокола. ЗАО «Лесозавод-25» и ОАО «Архангельский ЦБК» были реализованы проекты по утилизации древесных отходов для выработки энергии на собственные нужды. Обе компании продали на добровольном углеродном рынке ранние сокращения выбросов парниковых газов, полученные в результате осуществления указанных проектов еще до начала действия первого периода Киотского протокола [61].

Однако число участников международного углеродного рынка с российской стороны в период действия первого этапа Киотского протокола и до его начала было незначительным. Российским хозяйствующим субъектам, в том числе представителям ЛПК, необходимо приобрести навыки функционирования на углеродном рынке, где предметом рыночного оборота являются экологические углеродные услуги. Приминая во внимание данное обстоятельство, является целесообразной апробация участия хозяйствующих субъектов на углеродном рынке на национальном уровне до начала действия Парижского климатического соглашения (2021 г.). Для реализации схемы внутренней торговли экологическими углеродными услугами необходимы следующие предварительные шаги:

  • 1) проведение процедуры квотирования выбросов парниковых газов и создание федерального фонда углеродных единиц;
  • 2) назначение Правительством РФ специально уполномоченного органа, ответственного за функционирование внутреннего углеродного рынка;
  • 3) внесение в действующие нормативно-правовые документы изменений, предусматривающих использование рыночного механизма охраны окружающей среды, в том числе регулирования величины парниковых газов в атмосфере.

Сама схема внутренней торговли экологическими углеродными услугами должна включать в себя следующие этапы:

  • • хозяйствующий субъект, продавец экологической углеродной услуги, информирует специально уполномоченный орган о потенциальном предложении в виде сокращения выброса парниковых газов или увеличения их поглощения;
  • • одновременно с этим потенциальный покупатель экологической углеродной услуги обращается к специально уполномоченному органу с намерением приобрести эту услугу;
  • • до заключения договора между продавцом и покупателем проект, в результате которого будет обеспечено сокращение выбросов парниковых газов (увеличение их поглощения), должен пройти процедуру верификации (независимой экспертизы);
  • • после получения положительного экспертного заключения продавец и покупатель экологической услуги заключают договор, на основании которого продавец передает покупателю углеродные единицы, полученные в результате реализации углеродного проекта, а покупатель оплачивает их приобретение путем прямого инвестирования проекта;
  • • продавец предоставляет информацию о количестве переданных углеродных единиц в специально уполномоченный орган, который в случае необходимости проверяет полученные данные;
  • • покупатель учитывает количество приобретенных углеродных единиц как часть выполнения своих обязательств по сокращению выбросов парниковых газов (увеличению их поглощения) и готовит соответствующую отчетность в специально уполномоченный орган.

При организации национального углеродного рынка России будет целесообразным использование опыта Китая по формированию внутреннего углеродного рынка на добровольной основе. Существенным отличием от европейской системы торговли выбросами парниковых газов, которая в настоящее время является наиболее продвинутой и проверенной практикой, является включение в китайский торговый оборот на углеродном рынке единиц абсорбции , не используемых в Европе. В Китае успешно идет реализация проектов по обеспечению бамбуковых углеродных стоков под названиями «Панда стандарт» и «Китайский зеленый углеродный фонд». В Китае углеродные единицы, полученные в результате абсорбции, называются Китайскими сертифицированными сокращениями выбросов (CGCF).

Примерами таких сделок являются приобретение государственной компанией Sinochem Group 16 800 кредитов CGCF «Panda Standard» по 9,14 долл. США за 1 т ССЬ-эквивалента и продажа 148 000 креди- [1]

тов CGCF консорциуму из 10 компаний (сумма сделки не раскрывается) [54].

В случае если российский внутренний углеродный рынок будет отсутствовать, возможна апробация механизма торговли экологическими углеродными услугами на отраслевом уровне, т.е. между предприятиями ЛПК. В этом случае инициатором заключения договора может выступить как потенциальный покупатель, так и потенциальный продавец экологических углеродных услуг. Если в инициативном отраслевом рынке будет принимать участие значительное количества лесопромышленных компаний, то целесообразно наличие в качестве участника рынка организации-посредника, одной из функций которой будет организация экспертизы проекта по сокращению выбросов парниковых газов (увеличению их поглощения).

Учитывая выше сказанное, можно сделать вывод, что в перспективе ЛПК России может занять достойное место не только на мировом товарном рынке лесопромышленной продукции, но и на международном углеродном рынке в качестве продавца экологических услуг по сокращению выбросов парниковых газов и увеличения поглощения углерода лесными экосистемами.

  • [1] Единицы абсорбции получаются в результате поглощения углекислогогаза наземными экосистемами, в том числе и лесными.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >