ПРОБЛЕМА ИНТЕРНАЛИЗАЦИИ ВНЕШНИХ ЭФФЕКТОВ И ТЕОРЕМА КОУЗА

В конце прошлого века статья Рональда Коуза «Проблема социальных издержек» [1] (русский перевод в [2, с. 92—149]) была лидером по индексу цитируемости среди всех экономических публикаций [3] и до сих пор удерживает высокое место по этому показателю. Имплицитно содержащийся в этой статье тезис, впоследствии сотни раз сформулированный и переформулированный, а также тысячи раз прокомментированный и названный «теоремой Коуза», является одним из основополагающих утверждений неоинституционализма — самого модного направления в экономической науке конца XX — начала XXI в. Однако теорема Коуза, не имеющая ни строгой общепринятой формулировки, ни тем более строгого доказательства, порождает множество сомнений в своей справедливости. Цель настоящей работы — попытаться понять, чем объясняется популярность и статьи [1], и собственно теоремы Коуза, на какой «заказ» экономической теории и каким экономическим интересам отвечает «коузианство» и способствует ли сам этот заказ развитию экономической науки в наши дни. [1]

следствия являются позитивными (например, дизайн, упаковка и прочие атрибуты товаров массового потребления, вопреки обычной рыночной практике, способствуют не снижению, а повышению культурного уровня населения), но экономический агент, чья деятельность обусловливает такую экстерналию, получает неадекватно малое вознаграждение и может, вопреки заинтересованности общества, прекратить эту деятельность из-за ее экономической, рыночной неэффективности.

Лигу интересовали прежде всего негативные экстерналии: еще в начале прошлого века он обратил внимание на их широкое распространение в сфере, которую теперь называют охраной окружающей среды. Эти нежелательные явления Пигу объяснял тем, что экстерналия проявляется вне сферы действия рынка, и предлагал меры, которые заставят рынок «обратить на нее внимание», оценить ее последствия, сопоставить благодаря такой оценке сопутствующие факторы — позитивные и негативные, т.е. вовлечь их в сферу рыночных отношений, интернализировать. В рассматривавшихся им случаях позитивные факторы — это производимые товары, определяющие доход производителя постольку, поскольку они удовлетворяют спрос, так что рыночные цены на них известны. Негативные факторы — это экономические последствия загрязнения и иных видов воздействия на окружающую среду, рыночных оценок которых либо вообще не существует, либо такие оценки заведомо занижены и неадекватны. Основная мера, обеспечивающая интернализацию, заключается во введении корректирующего («пигувианского») налога для экономических агентов, деятельность которых вызывает экстерналии, т.е. субъектов экстерналий. Помимо налога Пигу предлагал также альтернативную меру: выплачивать тем, кто терпит ущерб, — объектам экстерналии — корректирующие субсидии. Пигувианский налог представляет собой плату, которую общество должно использовать для покрытия издержек, обусловленных негативной экстерналией, т.е. для ликвидации, а еще лучше — предотвращения провалов рынка.

С точки зрения Коуза, этот подход не учитывает симметричности отношений между субъектом экстерналии и ее объектами. Такая симметричность, по Коузу, состоит в том, что, уплачивая пигувианский налог, субъект экстерналии, в свою очередь, несет экономический ущерб, равный сумме налога. Ущерб при этом несет не только экономический агент, но и общество — в том случае, если следствием станет сокращение деятельности, в результатах которой оно заинтересовано. Следовательно, возникает вопрос: надо ли взыскивать ущерб? «Ответ, конечно, не ясен, — пишет Коуз, — если мы не знаем ценности того, что приобрели, и ценности того, чем пожертвовали» [2, с. 93]. Приводя в качестве одной из иллюстраций загрязнение реки сбросом неочищенных сточных вод, в результате чего гибнет рыба, он поясняет: «Если для нас вредный результат загрязнения в том, что оно убивает рыбу, следует решить, насколько ценность утраченной рыбы больше или меньше ценности продукта, который можно получить за счет загрязнения реки» [2, с. 93]. Если по настоянию объекта экстерналии ее субъект сократит объем своей деятельности (так, что условия для обитания рыбы нормализуются), то субъект вправе ставить вопрос о том, чтобы уже его собственные потери были компенсированы (например, рыболовами). Таким образом, заключает Коуз, надо сопоставлять потери обеих сторон и ни в коем случае не принуждать субъекта экстерналии к компенсации ущерба ее объекту (объектам), если это приведет к сокращению деятельности первого в объеме, превышающем (по экономической оценке) этот ущерб.

Отметим аккуратность Коуза при формулировке предположений, в полной мере проявляющуюся в приведенной цитате: «Если вред от загрязнения состоит в том, что оно убивает рыбу...» Вместе с тем он почти никогда не задается вопросом об адекватности и полноте своих предположений относительно полученных негативных выводов или подводящих к ним рассуждений. А если на самом деле вред от загрязнения состоит не только в том, что оно убивает рыбу? Конечно, при таком сильно упрощающем проблему предположении, с которого начинает Коуз, все дальнейшее рассуждение идет у него как по маслу, но где он нашел загрязнение, результат действия которого сводится только к гибели рыбы? У факта загрязнения водного объекта в действительности значительно больше последствий. Растут затраты на водоподготовку (если данный водный объект используется как источник питьевого водоснабжения) либо, если вода недостаточно очищается, она негативно воздействует на здоровье людей. Похожие проблемы возникают и при потреблении воды в промышленности, а если вода была нужна для орошения, то ее качество может настолько ухудшиться, что это повлечет снижение плодородия почвы и урожайности либо гидромелиорация станет без водоочистки вообще невозможной. Уменьшается и привлекательность местности около водного объекта для ее рекреационного использования, угнетается (в экстремальных случаях — уничтожается) экосистема водного объекта и прибрежной территории. Важно отметить два обстоятельства: во-первых, указанные явления, как правило, происходят одновременно; во-вторых, оценка эффектов, обусловливаемых этими явлениями, даже в натуральных измерителях, не говоря уже о стоимостных, несопоставима по сложности с процедурой оценки потерь рыболовов из-за гибели рыбы.

В статье Коуза никакой математики нет, автор даже не пользуется математической символикой. Тем не менее, с математической точки зрения, он рассуждает о том, что алгебраическое выражениеp{v{ —p2v2

в зависимости от значений четырех входящих в него величин (скаляров или векторов, в последнем случае произведения предполагаются скалярными) может быть положительным либо отрицательным (и обращаться в 0). Более 60 % объема статьи посвящено изложению и анализу различных примеров — сугубо условных, упрощенных до примитива, либо взятых из британской или, реже, американской судебной практики. Во всех примерах эти величины имеют сходный экономический смысл, чаще всего v, — объем продукции, которую производит субъект экстерналии, рх — цена единицы продукции, v2 — объем потерь (в физических единицах, например, вес утраченной рыбы или общая продолжительность интервалов времени, когда объект экстерналии испытывал негативные воздействия), р2 — денежная оценка (цена) единицы этих потерь.

Решение проблемы экстерналий (или, как предпочитает говорить Коуз, вредных последствий) состоит в том, чтобы минимизировать общие потери или, что равносильно, максимизировать общественный результат. Что такое общественный результат? Комментаторы и последователи, стоящие на позициях неоклассической и других экономических школ либерального толка, отождествляют общественный результат деятельности (акта, события и т.п.) с обусловливаемым ею изменением социального оптимума, максимального значения функции всеобщего благосостояния и т.п. Другими словами, для определения общественного результата эти теоретики обращаются к идеальным конструкциям, относительно которых имеются весьма серьезные сомнения не только в их достижимости или даже исчислимости, но и в возможности сформировать о них достаточно строгие представления, не говоря уже о корректных дефинициях. Избегая трудноопределимых понятий, сам Коуз оперирует терминами «частные издержки» и «общественные (социальные) издержки»: первые несут субъекты и объекты экстерналий, вторые — общество (экономика) в целом. В рассматриваемых примерах всегда задействованы два участника или, самое большее, две стороны (один из участников — объект экстерналии — может быть коллективным, например, лес вдоль железной дороги, способный возгораться от искр при движении электровозов, принадлежит нескольким владельцам). Для подобных случаев Коуз полагает общественный результат («ценность производства») равным сумме результатов обеих сторон с учетом их потерь, что как раз и выражается формулой — p2vr Если частные и общественные издержки совпадают, значит, ресурсы распределены наиболее эффективно и достигнуто экономическое (рыночное) равновесие в полном соответствии с неоклассической экономической теорией.

Лучший способ максимизировать общественный результат, т.е. выяснить, когда потери больше — в случае компенсации ущерба от экстерналии или в случае отказа от нее, — по Коузу, состоит в том, чтобы доверить решение этой задачи рынку. «Ситуация, которую экономисты склонны рассматривать как взывающую к корректирующему правительственному вмешательству, зачастую и возникает именно в результате правительственного действия. Такое действие не обязательно является неразумным. Но есть реальная опасность, что чрезмерное правительственное вмешательство в хозяйство может привести к тому, что защита от тех, кто порождает вредные для других последствия, зайдет слишком далеко» [2, с. 127]. Заметим, что «чрезмерное вмешательство» кого бы то ни было во что бы то ни было всегда сопряжено с риском «зайти слишком далеко», - всегда и во всем важно знать меру. Последнее справедливо по отношению как к государству, так и к рынку. Кроме того, при всей своей любви к примерам Коуз не приводит ни одной реальной (не воображаемой) ситуации, которая демонстрировала бы негативный эффект, вызванный вмешательством государства в дела рыночной (разумеется, не централизованно планируемой) экономики. Конечно, к моменту публикации статьи «Проблема социальных издержек» (1960) практического опыта применения пигувианского подхода еще не было, но такой опыт уже имелся в 1988 г., когда был издан английский оригинал книги [2]. Так что критика Коузом пигуви- анской концепции интернализации внешних эффектов остается чисто умозрительной [1, с. 112, 147].

  • [1] Рональд Коуз против Артура Пигу Цель, которую преследовал Коуз в статье «Проблема социальныхиздержек», определена им совершенно ясно: показать несостоятельность, в которой он был уверен, подхода А. Пигу к проблеме экстерналий (внешних эффектов). Согласно Пигу [4], экстерналии возникают тогда, когда косвенные результаты деятельности не учитываютсярынком или учитываются в недостаточной степени. Если эти результаты для тех, кто испытывает их последствия, являются негативными(например, загрязнение окружающей среды) и при этом чрезмерными(население не только испытывает некоторый дискомфорт, но начинает терять здоровье), то может возникнуть ситуация «проваларынка».Она состоит в том, что экономически эффективная (в рыночных оценках) деятельность с общественной точки зрения оказывается нецелесообразной или ее объем не соответствует общественным интересами требует корректировки. Возможна и обратная ситуация, когда по-
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >